13.08.2021

«Дело Ципиновой» год спустя

«Дело Ципиновой» год спустя «Дело Ципиновой» год спустя

«Улица» напоминает о ситуации с кабардино-балкарскими адвокатами

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Конфликт адвокатов с полицейскими в КБР

На прошлой неделе ФПА направила председателю СКР Александру Бастрыкину обращение об «участившихся случаях применения насилия к адвокатам». Речь идёт о недавних нападениях на адвоката АП Хакасии Олега Лыткина (избит неизвестными в масках) и адвоката АП Еврейской автономной области Александра Печерицу (сотрудники ДПС применили к нему силу и не допустили к задержанному доверителю). «Улица» решила напомнить сообществу о другой истории, когда ФПА обращалась к Александру Бастрыкину, – прошлогоднем нападении на адвокатов из Кабардино-Балкарии. Редакция составила подробную хронологию «дела Ципиновой». Поначалу оно тоже сопровождалось поддержкой сообщества и громкими заявлениями органов адвокатского самоуправления – но постепенно коллеги потеряли к нему интерес.

2020 год

20 мая – адвокат АП Кабардино-Балкарии Ратмир Жилоков по просьбе доверительницы приехал на осмотр её помещения полицейскими. Он утверждает, что указал силовикам на отсутствие ряда необходимых документов – и столкнулся с агрессивной реакцией. «Ко мне подошёл неизвестный мужчина в чёрной одежде с “лычками” майора. Он упёрся мне в лоб своим лбом и стал угрожать. В ответ на это я рекомендовал ему соблюдать физическую дистанцию. После этого он начал заламывать мне руки. После того как он накричал на своих подчинённых, они набросились на меня, заломили мне руки, надели наручники и доставили в отдел МВД», – рассказывал он «Адвокатской газете».

Следственный комитет предлагает другую версию: якобы Жилоков «начал в грубой форме разговаривать с сотрудниками полиции, провоцировал конфликт, предлагая одному из них снять форму и подраться». Полицейские утверждают, что это адвокат первым «лбом нанёс удар в голову и толкнул» их коллегу.

Жилокова доставили в отдел МВД «Урванский».

Ночь с 20 на 21 мая – по просьбе жены Жилокова в отдел приехали адвокаты Диана Ципинова, Людмила Кочесокова и Наталья Магова. У них были удостоверения и ордера на защиту коллеги, но всем трём отказали в допуске к подзащитному: «сразу сообщили, что мы не попадём в здание». Адвокаты звонили дежурному прокурору, по телефонам горячей линии республиканского УМВД по КБР, обратились с заявлением в региональную дежурную часть.

Когда один сотрудник вышел из отдела, адвокаты смогли пройти в открытую дверь. Полицейские заявили, что защитники не имеют права находиться в здании; Диана Ципинова включила телефон, чтобы «заснять как неправомерные действия сотрудников, так и законные действия адвокатов». Судя по видеозаписи, на проходную вышел начальник отдела, после чего женщин начали силой выталкивать из помещения. При этом из рук Ципиновой выбили телефон.

Завязалась потасовка. «Фактически на меня нападают пятеро мужчин во главе с начальником. Я два раза падаю. Люда [Кочесокова] просто летит на бетонный пол. Наташа [Магова] ударяется о металлические двери», – рассказывала «Улице» Диана Ципинова. В итоге полицейские забрали её в отдел, оставив двух коллег у входа. По словам Ципиновой, её затащили в помещение, которое находилось вне зоны видимости видеокамер. Там женщину приковали наручниками к батарее, а также угрожали сексуальным насилием.

Кочесокова и Магова «обзвонили все дежурные части, все горячие линии». Сотрудники УСБ приехали только через несколько часов, после этого Ципинову и Жилокова отпустили из «Урванского».

25 мая – Ципинова и Жилоков обратились в Следственный комитет и прокуратуру с жалобой на превышение полномочий со стороны полицейских (ч. 3 ст. 286 УК). Кроме того, Ципинова, Магова, Кочесокова и Жилоков официально обратились за помощью в АП КБР. Тогда же стало известно, что сотрудники «Урванского» написали заявление о причинении насилия адвокатами.

26 мая – Совет АП КБР принял решение обратиться в прокуратуру, МВД, Минюст и Общественную палату республики – «в целях защиты прав адвокатов». Президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко обратился к министру внутренних дел Владимиру Колокольцеву. Он назвал произошедшее «грубейшим нарушением профессиональных прав адвокатов и требований закона», а действия сотрудников полиции – «не только недопустимыми, но и требующими принципиальной оценки руководства МВД».

27 мая – Президент АП КБР Юрий Гегиев обратился в республиканское МВД и потребовал привлечь полицейских к ответственности.

28 мая – Палата КБР получила письмо от министра республиканского МВД Василия Павлова. В нём сообщалось, что Ратмир Жилоков был доставлен в отдел «за угрозы физического насилия и нецензурную брань в отношении сотрудников полиции, препятствование их деятельности, а также нарушение общественного порядка». Также в письме утверждалось, что адвокаты «не предъявляли ордеров на представление интересов Жилокова».

МВД Кабардино-Балкарии

Несмотря на разъяснения требований действующего законодательства и неоднократные просьбы сотрудников полиции о соблюдении вышеуказанных норм закона, адвокаты Диана Ципинова, Людмила Кочесокова и Наталья Магова искусственно начали провоцировать конфликтную ситуацию, настаивая на свободном входе в административное здание отдела.

По версии ведомства, адвокаты пытались незаконно проникнуть в здание отдела, «применяя физическую силу в отношении полицейских, сопровождая всё это грубой нецензурной бранью, оскорблениями, порчей имущества отдела полиции и угрозами в адрес сотрудников правоохранительного органа». А Диана Ципинова «руками и ногами наносила неоднократные удары по сотрудникам полиции, причинив им различные телесные повреждения, в связи с чем на неё были надеты наручники». Министр попросил палату привлечь всех четырёх адвокатов к дисциплинарной ответственности.

28 мая – Популярный в республике инстаграм-аккаунт «Nalchikslife» (на тот момент 46,6 тысячи подписчиков) опубликовал запись анонимного автора в поддержку полицейских. Он прислал смонтированное видео потасовки в отделе. И подчеркнул, что пытается таким образом «изменить общественное мнение». Ципинова уверена, что за публикацией стоят полицейские.

Ночь с 28 на 29 мая – стало известно о задержании Дианы Ципиновой и Ратмира Жилокова. На сайте СК сообщалось, что их подозревают в применении неопасного насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК). Адвокатов этапировали в ИВС.

Ночью у здания республиканского СК собралось около 25 местных адвокатов; они обсудили ситуацию и решили вступить в защиту коллег.

Утро 29 мая – вице-президент Федеральной палаты адвокатов Михаил Толчеев назвал ситуацию «отвратительной». Председатель комиссии совета ФПА по защите прав адвокатов Генри Резник объявил этот случай «вопиющим» и заявил, что ФПА берёт это дело на особый контроль. В свою очередь, председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин сообщил, что также поставил ситуацию на особый контроль.

День 29 мая – задержание адвокатов возмутило всю корпорацию. В соцсетях распространяется петиция в поддержку коллег; адвокаты под лозунгом «Я/Мы Диана Ципинова» готовятся к массовой защите и обсуждают возможность пикетов у здания СК. Региональные палаты выражают поддержку кабардинским коллегам; адвокаты со всей России сообщают, что готовы вступить в защиту. А в ФПА заявили, что «понимают» призывы к забастовке адвокатов.

Утро 30 мая – председатель Общественного совета при МВД России Анатолий Кучерена сообщил СМИ, что совет взял ситуацию в Кабардино-Балкарии на контроль. По его словам, служба собственной безопасности МВД начала расследование этого инцидента.

Вечер 30 мая – Нальчикский городской суд проводит заседание по мере пресечения для Жилокова и Ципиновой. Следствие требует ареста. Сотрудники правоохранительных органов «перекрыли весь квартал», где расположено здание суда. Поддержать коллег пришли 40–50 адвокатов, в том числе советник ФПА Нвер Гаспарян. Глава ФПА Юрий Пилипенко направил суду письмо о готовности предоставить 250 тысяч рублей из личных средств в качестве залога.

Первым рассматривали дело Жилокова. Сославшись на коронавирусные требования, суд провёл заседание без зрителей. В зал допустили лишь троих защитников, при этом в помещении находились шесть полицейских и восемь приставов. В перерыве защита собрала на крыльце суда около 40 адвокатских поручительств за Жилокова и Ципинову. В итоге суд избрал Ратмиру Жилокову меру пресечения в виде запрета определённых действий. Через несколько часов, формально уже 31 мая, суд вынес аналогичное решение в отношении Дианы Ципиновой. Обоим адвокатам было запрещено выходить из дома в ночное время, пользоваться средствами связи и общаться с кем-либо кроме родственников и адвокатов.

31 мая – День адвокатуры. По призыву адвоката Даниила Бермана несколько московских защитников и юристов встали у здания СК с пикетами в поддержку кабардинских коллег. Пикетчиков почти сразу задержали, а потом несколько часов не допускали к ним защитников в ОВД. В итоге на задержанных составили протокол о нарушении ими режима самоизоляции – и обязали явиться для составления протокола о нарушении закона о митингах. Акция вызвала как положительные, так и отрицательные мнения.

Федеральный союз адвокатов России на совещании обсудил идею о митинге в поддержку коллег из КБР.

3 июня – Международная комиссия юристов опубликовала заявление, в котором выразила обеспокоенность в связи с уголовным преследованием Ципиновой и Жилокова.

4 июня – сотрудники ОВД по Басманному району выдали протоколы об административном правонарушении участникам «пикета солидарности». Им вменили ч. 5 ст. 20.2 КоАП (нарушение правил проведения мероприятия). Полицейские посчитали, что одиночные пикеты представляли собой «скрытую форму коллективного массового мероприятия».

5 июня – международная НКО Lawyers for Lawyers (L4L) обратилась в Комитет по правам человека ООН, сообщив о проблемах российских адвокатов. Организация упомянула и ситуацию в КБР.

10 июня – зампред комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина обратилась к Генпрокурору Игорю Краснову. Она попросила проверить законность возбуждения уголовного дела против Дианы Ципиновой – а также изучить сообщения о применении сотрудниками полиции силы к задержанной и её коллегам. Депутат заявила, что ситуация «вскрыла факты дремучего, воинствующего беззакония».

Депутат Оксана Пушкина

…Беззакония циничного, сопряжённого с насилием, угрозами, фальсификацией доказательств к неоправданному лишению свободы и, что самое прискорбное, беззакония, вершимого в упоении собственной властью и искренней убеждённости исполнителей и проводников насилия и бесчинств в абсолютной своей безнаказанности.

19 июня – Верховный суд КБР отказался изменить меру пресечения для Ципиновой и Жилокова. Защита настаивала, что запрет общаться с любыми лицами мешает адвокатам вести их профессиональную деятельность.

9 июля – защита Ципиновой рассказала о подозрительном случае. Сотрудники ДПС остановили её машину и настойчиво пытались заговорить с ней – несмотря на объяснения коллег, что ей нельзя общаться из-за меры пресечения. Происходящее снимали на видео неизвестные мужчины из окна стоявшего рядом автомобиля. По мнению защиты, таким образом Ципинову пытались спровоцировать на нарушение меры пресечения.

14 июля – прокуратура КБР отказалась признать незаконным возбуждение уголовного дела в отношении Жилокова.

17 июля – Урванский районный суд КБР заочно привлёк Диану Ципинову к административной ответственности за нарушение противоэпидемиологических мер (ст. 20.6.1 ч.1 КоАП, невыполнение правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе её возникновения). Суд пришёл к выводу, что 20 мая – в момент событий в «Урванском» – она находилась более чем в 700 метрах от своего дома без маски и перчаток. Ей вынесли предупреждение.

Защита Ципиновой подала жалобу в Верховный суд КБР. В ней указывается, что суд первой инстанции рассмотрел дело в отсутствие самой Ципиновой, никак не уведомив её. Адвокаты настаивали на отсутствии самого события правонарушения – ведь Ципинова находилась у отдела по служебной необходимости.

4 августа – Басманный районный суд Москвы оштрафовал участников «адвокатского пикета» на суммы в 10–12 тысяч рублей.

Нальчикский городской суд удовлетворил жалобу адвокатов Ратмира Жилокова на бездействие следствия. В решении было признано, что следователь СУ СК по Кабардино-Балкарии Мурат Адамоков «уклонился» от рассмотрения сообщений о незаконных действиях полицейских, задержавших защитника 20 мая.

5 августа – дела Дианы Ципиновой и Ратмира Жилокова изъяты из производства следователей СУ СК по Кабардино-Балкарской Республике и переданы в ГСУ СК России по Северо-Кавказскому федеральному округу.

14 августа – Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики отменил запрет определённых действий в отношении Дианы Ципиновой. При этом Ратмиру Жилокову меру пресечения менять не стали.

15 августа – адвокат Ципинова впервые смогла публично прокомментировать своё уголовное дело. Она поблагодарила всех коллег, которые прониклись её ситуацией – и подчеркнула, что «это дело всей адвокатуры».

4 сентября – Ессентукский городской суд признал, что следователи нарушили закон, отказавшись регистрировать заявления Дианы Ципиновой о преступлении, которые она подала в мае сразу после конфликта с сотрудниками «Урванского».

В тот же день следователь ГСУ СК РФ по СКФО отказал в удовлетворении ходатайства защиты Ципиновой о представлении копии протокола её допроса и видеозаписей с камер «Урванского».

22 сентября – стало известно, что руководство МВД КБР не обнаружило нарушений в действиях сотрудников ДПС, которые 9 июля остановили автомобиль с Ципиновой.

23 сентября – отменено решение о «предупреждении» Ципиновой за нарушение противоковидных ограничений. Но основанием для этого стали ошибки в протоколе, а не адвокатский статус Ципиновой.

Эта новость стала последним на данный момент текстом «АУ» о ситуации с Ципиновой и Жилоковым. К тому моменту защита и другие собеседники «АУ» по этому делу либо перестали общаться с редакцией, либо просили чересчур длительное время на согласование с подзащитной условий их общения со СМИ. При этом вся информация о движении дела Ципиновой сразу же появлялась на сайте «Адвокатской газеты» с комментариями защитников. Ципинова проигнорировала неоднократные просьбы об интервью, а её защитники ответили отказами. В итоге редакция «АУ» приняла непростое для нас решение приостановить публикацию новостей об этом деле. Дальнейший ход дела представлен ссылками на материалы «Адвокатской газеты» и официального сайта ФПА. Отметим, что в них практически не упоминается Жилоков, поэтому в нашей хронологии могут быть упущены новости по его делу.

21 октября – стало известно, что управление Минюста по КБР требовало возбудить дисциплинарное производство в отношении Дианы Ципиновой, Натальи Маговой, Людмилы Кочесоковой и Ратмира Жилокова. Представление было направлено в палату ещё 17 августа. Квалификационная комиссия республиканской палаты не увидела в действиях адвокатов нарушений закона и КПЭА. Дисциплинарное производство было прекращено.

26 октябряпрекращено второе производство по административному делу в отношении Ципиновой. Она обвинялась в неповиновении законному требованию сотрудника полиции. Начальник «Урванского» мотивировал решение истечением срока давности привлечения к административной ответственности. Сама Ципинова не согласна с таким обоснованием – она настаивает на невиновности.

27 ноября – Ставропольский краевой суд отменил решение Ессентукского городского суда, который отказал защите Ципиновой в праве получить копии видеоматериалов и протоколов допроса.

8 декабря – Ессентукский городской суд удовлетворил жалобу защиты Дианы Ципиновой на отказ следствия прекратить уголовное преследование адвоката. Суд указал, что доводы защиты были исследованы не в полном объёме, а выводы следствия носят формальный характер (забегая вперёд, отметим, что 19 февраля 2021 года Ставропольский краевой суд отменил это решение).

9 декабря – Диане Ципиновой предъявили обвинение в новой редакции. В документе утверждается, что Ципинова хватала полицейских руками и отталкивала их, не реагируя на предупреждения начальника отдела.

14 декабря – Следователь отказал защите Ципиновой в прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления. Адвокаты направили жалобу прокурору, а затем обратились в суд.

16 декабря – судья Урванского районного суда КБР Владислав Гутов удовлетворил заявленный ему защитой Дианы Ципиновой отвод (определение цитирует «АГ»). Судья должен был рассматривать жалобы на решение начальника «Урванского» прекратить административное дело о неповиновении законным требованиям сотрудника полиции. Напомним, Ципинова была не согласна с прекращением производства из-за истечением срока давности – и настаивала на невиновности.

21 декабря – Ессентукский городской суд Ставропольского края удовлетворил жалобу защиты Ципиновой на прокурора, который не увидел нарушения в бездействии следователя. Суд посчитал, что «прокурор фактически самоустранился от рассмотрения по существу жалобы… направив поданную жалобу для рассмотрения должностному лицу, решение, действие (бездействие) которого обжалуются».

23 декабря – следователь ГСУ по Северо-Кавказскому федеральному округу СКР Андрей Нестеров отказался возбуждать уголовное дело в отношении полицейских, участвовавших в конфликте с Ципиновой, Маговой и Кочесоковой.

2021 год

11 января – защита Ципиновой подала жалобу в управление ГУ Генпрокуратуры по Северо-Кавказскому и Южному федеральным округам. Адвокаты оспаривали декабрьское решение следователя об отказе в прекращении дела. Позже замначальника управления Сергей Анапольский вынес постановление в пользу следователя.

18 января – Урванский районный суд Кабардино-Балкарии вынес постановление о прекращении дела в отношении Дианы Ципиновой по ч. 1 ст. 19.3 КоАП – за отсутствием состава правонарушения.

9 февраля – Ессентукский городской суд рассмотрел жалобу защиты Ципиновой на бездействие следователя. Адвокаты указывали, что он два с половиной месяца не проводил проверку по заявлению Ципиновой о превышении полицейскими полномочий. При этом суд ещё 4 сентября признал незаконным отказ в регистрации сообщения о преступлении.

В итоге судья указала, что копия сентябрьского решения не поступила в ГСУ СК по СКФО – а следовательно, у сотрудников управления не возникла обязанность по исполнению решения суда с той же даты.

22 апреля – стало известно, что защита Ципиновой планирует направить четыре жалобы в Конституционный Суд. В первой адвокаты оспорили конституционность положений ч. 4 ст. 7 (законность при производстве по уголовному делу), ст. 123 (право обжалования) и ст. 125 УПК (судебный порядок рассмотрения жалоб) – поскольку эти нормы позволяют судам не рассматривать жалобы на немотивированный отказ в прекращении уголовного дела.

Вторая жалоба также касается ст. 125 УПК: по мнению защиты, она позволяет судам не рассматривать жалобы на отказ следователя допросить свидетеля, чьи показания оправдывают обвиняемого.

В третьей жалобе защита указала, что ч. 1 ст. 125 и ч. 1 и 2 ст. 192 УПК (очная ставка) позволяют следователям в ходе очной ставки отводить вопросы, имеющие значение для дела. Кроме того, суд может не рассматривать жалобы на отказ в продолжении очной ставки.

Адвокаты пояснили, что в декабре 2020 года следователь проводил очную ставку между Ципиновой и потерпевшим по её делу, полицейским Тимуром Нагоевым. В ходе очной ставки следователь отвёл 66 вопросов защиты. Адвокаты ходатайствовали о продолжении следственного действия, но получили отказ. А суд не нашёл оснований для вмешательства.

Наконец, в четвёртой жалобе адвокаты Ципиновой оспаривали конституционность п. 55 ст. 5, ч. 1 и 2 ст. 37, а также ст. 123 и 125 УПК – поскольку они позволяют судам не рассматривать жалобы на действия и бездействия прокуроров.

8 июня – Генпрокуратура утвердила обвинительное заключение по делу Ратмира Жилокова. Материалы были направлены в Урванский районный суд КБР.

25 июня – Конституционный Суд опубликовал отказное определение по жалобам защиты Ципиновой. По мнению судей, оспариваемые нормы УПК не нарушают её прав и свобод.

В документе подчёркивается, что защита оспорила не устраивающие её решения следствия только в суде первой и второй инстанций – а закон предусматривает обращение в КС лишь в случае полного исчерпания всех возможных средств судебной защиты. Как отмечается в материале «Адвокатской газеты», решение было вынесено по двум жалобам адвокатов Ципиновой, две других к концу июня ещё не были направлены в КС.

30 июня – советник ФПА Нвер Гаспарян составил список казусов правоприменительной практики в деле Ципиновой. Он заявил, что эти прецеденты могут быть полезны всему адвокатскому сообществу.

1 июля – в печатной версии «Адвокатской газеты» вышло интервью главы ФПА Юрия Пилипенко, в котором он упомянул дело Ципиновой. Президент палаты заявил, что «российская адвокатура на современном этапе переживает лучшие годы своего существования – по многим или даже большинству измерений». Вместе с тем он признал, что «есть адвокаты, которые оказались в сложном положении, выполняя свои профессиональные обязанности» – и напомнил, что дело Ципиновой длится уже более года, «хотя, на наш взгляд, состав преступления в её вынужденных действиях отсутствует». «Корпорация в силу имеющихся возможностей стремится к восстановлению попранных прав коллег», – добавил Пилипенко.

19 августа: на днях стало известно, что дело Ратмира Жилокова начали рассматривать по существу. Как сообщает «Адвокатская газета», защитник обвиняемого Борис Золотухин требует вернуть дело в прокуратуру. Он заявляет, что обвинительное заключение было составлено с серьёзными нарушениями. Также в статье отмечается, что Жилокову и защите «непонятно» обвинение. Суд уже четыре раза переносил заседания; два из них – по причине неявки потерпевших.

Обновление от 20 августа 2021 года: добавлена информация о деле Жилокова.

Авторы: Кирилл Капитонов, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.