31.05.2020

«Мы не хуже журналистов и своих не сдадим»

Александр Мелешко
Александр Мелешко
Адвокат, глава Комиссии по правам человека Совета АП Санкт-Петербурга

Адвокаты имеют право на самооборону и на протест

Процесс
Конфликт адвокатов с полицейскими в КБР

Комиссия по правам человека Совета АП Санкт-Петербурга выпустила официальное заявление о солидарности с адвокатами Дианой Ципиновой, Натальей Маговой и Людмилой Кочесоковой. Авторы документа констатируют, что коллеги из КБР «подверглись противоправному насилию и унижающему человеческое достоинство обращению» со стороны полиции. Ранее глава Комиссии Александр Мелешко в Facebook напомнил, как в эти же дни «журналисты всех мастей и политических взглядов» вступились за арестованного коллегу Илью Азара. «Мы не хуже и своих не сдадим!» – пообещал Мелешко. «Адвокатская улица» спросила адвоката, как рассуждала Комиссия при подготовке своего заявления – а заодно попросила развить мысль, высказанную им в соцсети.

Что произошло на самом деле?

Давайте для начала разберёмся в ситуации как юристы – спокойно и взвешенно. Изучим слова наших коллег и версию следствия, посмотрим видеозаписи – и с камер наружного наблюдения, и те, что были сняты внутри здания. Что же мы увидим?

Девушки пришли в отдел, сказали, что они адвокаты и должны встретиться с задержанным Жилоковым. Многие коллеги спрашивают: «Почему они не предъявили ордер на его защиту?». Но не будем забывать, что ордер предъявляется не дежурному на проходной, а лицу, в производстве которого находится материал. Их к этому сотруднику не допустили – даже в здание отказались пропускать.

Тогда адвокаты абсолютно адекватно, не повышая голос, потребовали встречи с задержанным. И они имеют на это полное право. Я видел комментарии: «Вот, они нарушили масочный режим». А их попросили надеть эти маски? Нет, не просили. Более того, согласно 417-му постановлению премьера Мишустина, государственные органы обязаны предоставлять посетителям средства защиты. Этого сделано не было. Поэтому упрёки, что коллеги нарушили какой-то масочный режим, и вот за это их вытолкали из отдела – ну это просто разговоры в пользу бедных. Не в масках дело, давайте это признаем.

Адвокат Александр Мелешко

Некоторые говорят, что девушки не должны были снимать происходящее в отделе на мобильный телефон. Что ж, во времена Плевако айфонов действительно не было. Но в современной России адвокат, который столкнулся с нарушением, вправе зафиксировать его на мобильный телефон. Это естественное и правильное стремление. Я думаю, что в такой ситуации поступил бы точно так же.

Что произошло дальше? Вышел какой-то мужчина, представился начальником этого околотка и начал в совершенно хамской форме требовать, чтобы адвокаты убрались. Я искренне считаю, что мужчины – тем более на Кавказе – не должны так разговаривать с женщинами. Тем более что его требование было абсолютно незаконным. Наши коллеги пришли защищать доверителя – и никто не имел права им в этом воспрепятствовать.

После этого камера показывает, как несколько сильных мужчин просто выталкивают девушек за дверь. Заодно обрушив рамку металлоискателя, которая уже стала символом сложной работы адвокатов.

Кто-то говорит: «А почему они дрались?» Очень странный, на мой взгляд, вопрос. Знаете, ещё на втором курсе юрфака студентам объясняют: драка – обоюдный обмен ударами. Я никакого обмена ударами в этой части видео не видел. Девушек, как котят, вытолкали в узкий проход.

Что мы видим на второй части записи? Какой-то субъект в штатском – извините, язык не поворачивается назвать его мужчиной – хватает одну из наших коллег сзади. Он гораздо крупнее её, но всё равно применяет к ней специальные приёмы, заламывает девушке руки и начинает её куда-то тащить. Очевидно, что она чувствует сильную физическую боль – и поэтому вырывается, чтобы не допустить совершенно незаконного насилия. Я думаю, ни один нормальный человек не будет терпеть того, что ему ломают руки. Обратите внимание: когда девушка отстраняется, этот субъект продолжает цепляться за её одежду. А зачем? Ведь никаких ударов с её стороны не было, это чётко видно на записи. Напротив, отчётливо видно движение корпуса назад.

Адвокат Александр Мелешко

Каждый юрист знает: чтобы оборона была законной, посягательство должно быть наличным и действительным. Оба этих критерия в данном случае соблюдены. Мы видим, что он не прекратил посягательство ни до, ни после попытки её отстранения. И это посягательство действительно, оно было снято камерами, объективными средствами контроля.

Давайте подведём итог разбору ситуации:

  • коллеги имели право зайти в отдел;
  • коллеги не могли предъявить ордер, потому что их не пропустили к лицу, которое ведёт производство по делу;
  • масками их не обеспечили – да и требования их надеть не было;
  • запись на смартфон велась совершенно законно, в целях фиксации нарушения;
  • драки не было, потому что не было обмена ударами – только отстранение.

Вот почему вся наша комиссия единогласно выразила поддержку адвокатам из Кабарино-Балкарии – и назвала действия полиции незаконными и противоправными. Очевидно, что наши коллеги являются потерпевшими от злоупотребления должностными полномочиями – а то и от превышения должностных полномочий, что утяжеляет ситуацию. Адвокат, как любой гражданин, имеет право на самооборону. В данном случае – на самооборону от незаконных действий сотрудников правоохранительных органов. И это право не может быть умалено лишь потому, что гражданин обладает статусом адвоката.

«Что нам, адвокатам, теперь делать»

Перехожу ко второму вопросу: что означал мой пост в Facebook, и шире – что нам, адвокатам, теперь делать. Я достаточно ответственный человек, чтобы не призывать к неправомерным действиям. 

Адвокат Александр Мелешко

Но я искренне считаю – и прошу это подчеркнуть – что если адвокат не может проявить гражданскую позицию там, где это необходимо, он профессионально непригоден.

Такой коллега может обосновывать свою позицию тем, что «действует только в рамках закона». Но закон нужно понимать правильно. Адвокатура – институт гражданского общества, поэтому адвокаты не могут быть лишены гражданственности. Профессия адвоката ни в коем случае не лишает тебя права проявить своё гражданское отношение к происходящим событиям. Если защитник не хочет этого делать и чего-то боится, значит, он профессионально непригоден. Это моё субъективное суждение.

Мне кажется, что адвокаты Кабардино-Балкарской Республики могли бы провести индивидуальную забастовку в отношении этого конкретного отдела полиции. Или, может быть, органа, под юрисдикцией которого находится отдел полиции. Или следственного органа, который возбудил дела по коллегам. Если этого будет недостаточно, тогда, возможно, стоит расширить географию акций.

Адвокат Александр Мелешко

Адвокаты должны продемонстрировать, что не намерены терпеть такого отношения. Наши коллеги действительно пришли выполнять свой профессиональный долг, в этом не может быть никаких сомнений. Они являются потерпевшими, а стали подозреваемыми и задержанными.

Отдельный вопрос – роль Следственного комитета во всей этой истории. Наши коллеги, законопослушные граждане, обратились в СК за защитой – и что они получили? Вместо того чтобы расследовать злоупотребления или превышения должностных полномочий, следователи занялись самими пострадавшими. Почему Следственный комитет дал свою правовую оценку действиям адвокатов – и до сих пор молчит по поводу действий сотрудников полиции? Как так? Почему такая диспропорция?

Более того, почему Диана Ципинова и Ратмир Жилоков были задержаны, почему следствие требует ареста? Какая необходимость ограничивать их в свободе? Почему бы не вызвать их на следственные действия повестками? Очень много вопросов, которые требуют немедленного ответа. Поэтому я считаю, что Следственный комитет тоже должен стать объектом воздействия адвокатского сообщества. Ведь получается, что СК закрыл глаза на действия сотрудников  полиции – и, напротив, инициировал репрессивные меры по отношению к адвокатам. И можно только приветствовать активную гражданскую позицию тех московских коллег, которые намерены 31 мая, в День адвокатуры, выйти с пикетом к зданию Следственного комитета для защиты своих преследуемых собратьев по профессии.

«Это не только адвокатская проблема»

Многие коллеги говорят: «Какие ещё протесты, какие бойкоты? Тогда у нас появится государственная адвокатура». Но она у нас в части, финансируемой по 51-й, de facto и так государственная – потому что финансируется из бюджета. Государству не набрать новых адвокатов, а значит, ничего не поменяется. Будут работать те же самые наши коллеги – кто-то добросовестно, кто-то как обычно. Поэтому не надо бояться мифической «государственной адвокатуры». Переживать надо о том, что прямо сейчас происходит с нашими коллегами.

И ведь это не первый случай – права адвокатов нарушают сплошь и рядом. То к доверителю не пустят, то задержат, то вообще побьют. И мы все понимаем, почему так происходит. Сотрудники полиции знают, что суд поверит их слову. Российский суд просто не слышит защиту, а доказательства оценивает так, как ему удобно. Это главное и фундаментальное нарушение, с которым нужно бороться. 

Адвокат Александр Мелешко

Если бы судьи честно, добросовестно, принципиально, по внутренним убеждениям, беспристрастно оценивали доказательства, то у нас не было бы никаких проблем. Потому что любые нарушения прав и адвокатов, и вообще граждан РФ мы могли бы доказать в суде. Пара таких случаев – и всё бы прекратилось. Но поскольку в суде мы доказать ничего не можем, то все эти нарушения будут повторяться.

Это не только адвокатская проблема. Отсутствие независимости судов – эта беда всей России. Сейчас мы защищаем коллег из Кабардино-Балкарии, но нам надо постоянно бороться за независимость судебной системы. Надо не бояться проявлять свою гражданскую позицию, надо предъявлять общественности дела, где суд на «чёрное» говорит «белое». Чтобы россияне понимали, что творится в судебной системе – и реагировали на происходящее. Только такие меры – и политическая воля – могут изменить ситуацию.

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

При участии Екатерины Горбуновой и Елизаветы Герелесовой

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.