20.08.2020

Адвокат Ципинова впервые публично прокомментировала своё уголовное дело

Она рассказала о «понимании» со стороны нового руководства СК республики

Адвокат Диана Ципинова приняла участие в стриме на Facebook, организованном её защитником Мадиной Воруковой. Эфир состоялся 15 августа – на следующий день после отмены Верховным судом Кабардино-Балкарии меры пресечения в виде запрета определённых действий. Из-за этих ограничений раньше она не могла общаться ни с кем, кроме родных. Во время эфира Ципинова и её защита рассказали последние процессуальные новости, а также отметили изменения общественных настроений вокруг дела – в том числе со стороны силовиков. Чтобы читателям было проще понять суть рассуждений адвокатов, «Улица» напоминает предысторию.

Уголовное преследование Дианы Ципиновой и её коллеги Ратмира Жилокова началось после конфликта между адвокатами и сотрудниками ОМВД «Урванский» в Кабардино-Балкарии. 20 мая Жилоков был задержан в ходе обыска помещения его доверительницы. Полиция утверждает, что адвокат напал на них; сам Жилоков это категорически отрицает – по его версии, силовикам не понравилось его законное требование предъявить документы. Мужчину доставили в «Урванский», туда выехали адвокаты Диана Ципинова, Людмила Кочесокова и Наталья Магова. Попасть к доверителю им не удалось: судя по записям с камер видеонаблюдения, их с применением силы грубо вытолкали на улицу. Сопротивлявшуюся Ципинову задержали и увели в здание отдела. Позднее она рассказала «Улице», что на неё «надели наручники, после чего несколько человек стали угрожать применением группового насилия сексуального характера». И Ципиновой, и Жилокову удалось покинуть отдел только после прибытия представителей управления собственной безопасности МВД. По итогам случившегося адвокаты обратились в СК с заявлением о превышении полицейскими своих служебных полномочий. Однако уголовные дела по ч. 1 ст. 318 УК были возбуждены в отношении самих адвокатов. Эта ситуация возмутила всю адвокатскую корпорацию России. Тогда же председатель СКР Александр Бастрыкин поставил на контроль центрального аппарата ситуацию с адвокатами в Кабардино-Балкарской Республике. В отношении Ципиновой и Жилокова была избрана мера пресечения в виде запрета определённых действий, хотя защита ходатайствовала о прекращении дел. Однако позже Нальчикский городской суд удовлетворил жалобу адвокатов Жилокова на бездействие следствия – суд признал, что следователь СУ СК по Кабардино-Балкарии Мурат Адамоков «уклонялся» от рассмотрения сообщения о незаконных действиях полицейских, задержавших адвоката. В начале августа их дела изъяли из производства следователя СУ СК по КБР и передали в ГСУ СК России по СКФО.

14 августа ВС Кабардино-Балкарии рассмотрел апелляционные жалобы защиты как Ципиновой, так и Жилокова на решения о продлении меры пресечения. В итоге суд отменил меру пресечения в отношении Дианы Ципиновой, оставив под ограничениями Ратмира Жилокова. Редакция «Улицы» обратилась к самой Ципиновой и её защите с просьбой об интервью – однако они пока решили воздержаться от разговоров с прессой. Между тем 15 августа адвокат Мадина Ворукова организовала совместный с Дианой Ципиновой стрим в Facebook, в ходе которого прокомментировала последние события.

Адвокат, как и её защитник, связывают последние позитивные движения по делу со сменой главы СУ СК по Кабардино Балкарии. Раньше и. о. руководителя управления был генерал-майор юстиции Тугай Тугаев, который и возбудил уголовные дела в отношении адвокатов. Теперь исполняющим обязанности стал полковник юстиции Рустам Бекулов.

«[Бекулов] был одним из первых, кто готов был принять, готов был выслушать, который услышал и начал принимать меры», – заявила Мадина Ворукова. С ней согласилась Ципинова: «Это, наверное, единственное должностное лицо правоохранительной системы КБР, которое было в жёстком адеквате. Он чётко понимал, где закон, где порядок, где идут нарушения со стороны сотрудников. Пока он и. о., очень надеюсь, что его всё-таки утвердят на этой должности. По крайней мере, человек, который знает закон и его уважает». Адвокаты отметили, что у них возникли проблемы с допуском к Бекулову – и тогда он сам пришёл на помощь. «[В здание СУ СК по КБР] пускали абсолютно всех, но не пускали Диану и не пускали адвокатов Дианы, с сумками и телефонами… Они специально для нас поставили такие ящики, чтобы мы там оставляли свои сумки. Это вообще абсурд! <…> Я звонила на прямую линию непосредственно в СК России, чтобы зафиксировать этот весь беспредел. Мы просили, чтобы нас пустили к Бекулову на приём, – рассказала Ворукова. – И встал вопрос: “Почему такой ор стоит, почему они требуют их ко мне [Бекулову] пропустить, и вы мне не докладываете”». Уже на приёме адвокаты объяснили, что в законе нет запрета на пронос телефонов, что им нужно иметь их при себе по служебной необходимости – «зайти в “Консультант Плюс”, что-то ещё посмотреть в законах». По словам Воруковой, Бекулов внимательно выслушал адвокатов и согласился с ними.

Вторым человеком, «услышавшим» защиту Ципиновой, стала судья Верховного суда КБР Фатимат Чеченова. Именно она отменила запрет определённых действий, который был наложен на Ципинову нижестоящим судом. Ципинова считает, что решение судьи ВС республики стало результатом «справедливого, законного, обоснованного рассмотрения». «[Судья] приостановила этот театр абсурда, в котором мы участвовали в течение трёх месяцев, – заявила адвокат. – Вчера (14 августа – «Улица») был кульминационный момент, когда судебная система в лице Фатимат Сраждиновны просто сказала, что этот абсурд, который пишется в постановлении суда первой инстанции, не может просто иметь законной силы».

Ципинова пояснила, что в отменённом решении суда о продлении меры пресечения прямо говорилось, что основанием для этого послужил общественный резонанс. «В этой части судья не солгал. Он не слукавил. Он не соврал и не слицемерил. Он написал ровно так, как он считал. Вот это был момент истины во всём постановлении суда: что выносимое судом решение не беспристрастное, как оно должно быть, не объективное, не всестороннее, не мотивированное законом – а оно основано на страхе перед тем, какой будет у уголовного дела общественный резонанс», – подчеркнула адвокат.

Адвокат Диана Ципинова

Вы поняли, ребят, почему мне фактически зашили рот запретными мерами? Чтобы, не дай бог, этот резонанс не имел какие-то последствия, чтобы люди не знали о том, что творится в этой республике. О том, что творят… с молчаливого согласия большинства судей.

При этом Ципинова оговорилась, что не хочет «равнять всех судей республики под одну гребёнку» – в том числе из-за таких представителей судебной системы, как Фатимат Чеченова, и других, чьи имена она «не может обозначить».

Говоря об общественном резонансе и подвижках в деле, Ворукова подтвердила осведомлённость СК России о ходе расследования. Она рассказала, что пару недель назад дозвонилась до приёмной Александра Бастрыкина, чтобы записаться на личную беседу, – и дальнейший разговор её удивил: «Говорю просто: “Здравствуйте, адвокат Ворукова”. На что мне по телефону говорят: “Вы, наверное, по вопросу Кабардино-Балкарии?” То есть понимаете, это уже говорит о том, что вопрос Дианы Ципиновой, вопрос адвокатов Кабардино-Балкарской Республики, Ратмира Жилокова, он под контролем».

Адвокаты также ответили на вопросы зрителей стрима о том, по какой причине не возбуждены дела в отношении полицейских, участвовавших в майском конфликте, – и почему они до сих пор не отстранены от работы. Сначала адвокаты рассказали о систематическом игнорировании всех заявлений и жалоб, касающихся действий полицейских, со стороны МВД и прокуратуры. По словам Ципиновой, её защитник Магомед Абубакаров, отправляя жалобы в республиканскую прокуратуру, прикладывал к ним диски с видео конфликта – но они возвращались нераспечатанными вместе с отписками.

При этом адвокаты напомнили, что недавно Нальчикский городской суд удовлетворил жалобу защиты Ратмира Жилокова на бездействие следствия. Суд признал, что сотрудник СК «уклонялся» от рассмотрения сообщения о незаконных действиях полицейских, задержавших адвоката, и обязал устранить нарушения. По словам Воруковой, аналогичная жалоба была подана и защитой Ципиновой. «Но проблема в том, что она попала в такой момент, когда дело передавали из региона в СКФО. И, соответственно, сейчас поменялась полностью подследственность, подсудность, всё передается. То есть дело уже находится в СКФО, а жалобы, которые должны были рассматриваться в суде в Нальчике, теперь передают в Ессентуки, – объяснила адвокат. – Коллеги, прошу вас не думать, что мы сидим и бездействуем, что нас устраивает, что эти сотрудники даже не отстранены. Их отстранение – это вообще первое, о чём мы говорили».

Мадина Ворукова подчеркнула, что жалобы на сотрудников отправлялись в правоохранительные органы не только защитой Ципиновой, но и адвокатами со всей России. Несмотря на то, что в ответ пришли отписки, защитники благодарны коллегам и считают их процессуальную поддержку очень важной для дела. «[Они] имеют значение, потому что они все подшиты к материалам уголовного дела. Абсолютно все, – сообщила она. – Поэтому мы сейчас как раз таки обжалуем этот момент о неотстранении сотрудников Урванского ОМВД».

Адвокаты также рассказали о моральных сложностях, с которыми им пришлось столкнуться в самом начале процесса. «Когда мы только ринулись её защищать, на нас сперва такая обрушилась лавина грязи, лавина негатива – что мы защищаем неэтичных адвокатов. Причём так говорили даже наши коллеги, какая-то часть коллег. И просто жители КБР, [по понятиям которых] сотрудники ОВД сделали правильно. Нас обзывали, нас оскорбляли в сети», – сказала Ворукова. Но через какое-то время, по утверждению адвоката, ситуация кардинально изменилась: «Проходит какое-то время, идёт процесс этого разбирательства, и мы понимаем, что эта грязь как-то рассеивается, людей, которые льют негатив, становится меньше. То есть сейчас на самом деле остались только пара хейтеров, которые все сидят с левых страниц, – возможно, это сами сотрудники Урванского ОМВД».

Кроме того, защитники рассказали, что в социальных сетях им стали приходить личные сообщения других сотрудников правоохранительных органов КБР, «которые сами устали работать в беззаконии». «Парадоксальный момент – то есть нужна была одна Диана Ципинова для этого. Которая не побоится системы, которая не побоится того, что там все друг другу родственники, все друг друга знают, и всё, возможно, коррумпировано. То есть нужна была одна Диана Ципинова, которая не побоится, попрёт против абсолютно всех, чтобы потом люди из этих же систем просили о помощи», – заявила Ворукова. Более того, она сообщила, что к адвокатам Ципиновой поступают просьбы о помощи от сотрудников силовых структур КБР.

Адвокат Мадина Ворукова

Вы понимаете: у нас сейчас уже есть ряд обращений, которые не касаются дела Дианы, которые совершенно вообще о другом, но это сотрудники либо действующие, либо бывшие, и даже сотрудники этого [Урванского] ОМВД, которые просят помощи. Это просто парадокс.

Во время стрима Ципинова горячо благодарила всех адвокатов, которые прониклись её ситуацией – и помогают ей добиться справедливости. А Ворукова в ответ поясняла, что «это дело всей адвокатуры»: «И то, как мы защищаем тебя – по сути, мы защищаем каждого адвоката, потому что мы хотим, чтобы нас уважали, чтобы уважали наших подзащитных, обычных граждан».

Процесс
Конфликт адвокатов с полицейскими в КБР

Авторы: Екатерина Горбунова, Анна Горшкова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.