30.12.2021

Ивану Павлову* грозит пятая «дисциплинарка»

Руководство палаты требует наказать его за публикацию документов по четвёртой

Один из вице-президентов АП Санкт-Петербурга внёс в палату представление о привлечении адвоката Ивана Павлова (внесён в реестр иноагентов) к дисциплинарной ответственности. По его мнению, Павлов нарушил тайну дисциплинарного разбирательства и нормы КПЭА, когда опубликовал предыдущее представление Минюста в свой адрес. Сам адвокат считает обращение юридически некорректным. Опрошенные «Улицей» эксперты не видят в поступке Павлова нарушения какой-либо тайны.

Адвокат Иван Павлов опубликовал в соцсетях документ, составленный одним из вице-президентов АП Санкт-Петербурга. Он убрал имя автора, оставив только должность. Вице-президент просит президента палаты Евгения Семеняко возбудить в отношении Павлова дисциплинарное производство. Поводом стала предыдущая «дисциплинарная» публикация адвоката.

Напомним, 21 декабря Павлов выложил в соцсети четвёртое представление Минюста. Как сообщала «Улица», ведомство обвинило его в связях с «нежелательными организациями», финансировании политической деятельности и неявке на следственные действия. Кроме того, Минюст заявил, что статус иноагента вредит репутации Павлова и ставит под угрозу интересы его подзащитных. Все эти действия якобы подрывают доверие к адвокатуре. Документ был процитирован многими российскими СМИ.

Теперь Павлову ставят в вину публикацию этого представления. Автор обращения полагает, что участники дисциплинарного производства не вправе обнародовать подобные материалы. Он ссылается на п. 4 ст. 19 КПЭА, согласно которому в ходе разбирательства необходимо охранять коммерческую, адвокатскую, личную и иные тайны. В соответствии с п. 1 ст. 23 КПЭА, всех членов квалификационной комиссии предупреждают о недопустимости разглашения подобных сведений. «Указанная процедура подчёркивает закрытый характер разбирательства в комиссии и направлена на расширение возможностей как заявителя, так и адвоката», – отмечает автор.

Далее вице-президент палаты относит к адвокатской тайне всю «совокупность конфиденциальной информации, которая может быть задействована в ходе дисциплинарного производства».

Вице-президент АП Санкт-Петербурга

Понятие «адвокатская тайна» и «профессиональная тайна адвоката» включает в себя как отношения между адвокатом и доверителем, так и данных субъектов с третьими лицами, прежде всего с правоохранительными, судебными и государственными органами.

Автор уточняет, что сообщённые ими сведения составляют «иную тайну» и «профессиональную тайну адвоката». Таким образом, опубликовав представление ведомства, Павлов нарушил требования п. 1 («доверия к адвокату не может быть без уверенности в сохранении профессиональной тайны») и 2 («соблюдение профессиональной тайны является безусловным приоритетом в деятельности адвоката») ст. 6 КПЭА. Поэтому вице-президент просит возбудить дисциплинарное производство и объединить его с предыдущим.

Сам Павлов считает претензии «юридически некорректными». «Со стороны адвокатской палаты такое представление не может быть заявлено, потому что здесь не затрагиваются интересы адвокатуры, – отметил он. – Здесь речь идёт о защите интересов заявителя, коим является не адвокат, не доверитель, а Минюст». Павлов добавил: у ведомства есть право самостоятельно обратиться в палату, если оно посчитает, что его права затронуты публикацией представления.

Адвокат Иван Павлов

Я не являюсь адвокатом Минюста. Эта информация (представление) создана публичным органом. Никаких реквизитов, грифов, свидетельствующих о том, что это конфиденциальная информация, на этом документе не было.

Павлов признал, что не ожидал такого «подвоха» от коллег по Петербургской палате. «Ну зачем они это делают? – задаётся вопросом адвокат. – Разве это не портит имидж адвокатуры, о котором они так громко и много говорят с высоких трибун?» Он уточнил, что знает автора обращения и даже лично знаком с ним. «Называть не стану. Всё понимаю. К совести призывать не буду», – пишет Павлов. Напомним, в АП Санкт-Петербурга пять вице-президентов: Вячеслав Тенишев, Максим Семеняко, Юрий Новолодский, Татьяна Тимофеева и Вера Панова.

Адвокат Владимир Романов в комментарии «Улице» отметил, что ранее не встречал подобных претензий в отношении коллег. Он уверен, что запрет на разглашение материалов дисциплинарного производства распространяется только на членов квалификационной комиссии и совета палаты. А сам адвокат такими ограничениями не связан. «В данном случае никакой доверитель не предъявляет претензий о разглашении тайны, – подчёркивает Романов. – А в представлении, которое опубликовал Павлов, фактически изложено обвинение, от которого адвокат защищается всеми законными способами».

Адвокат Андрей Сучков считает, что если предметом разглашения видится адвокатская тайна, то дисциплинарное производство может быть возбуждено только по заявлению доверителя. Такие случаи, по его словам, действительно происходили.

Адвокат Андрей Сучков

Адвокатская тайна не всеобъемлюща. Это обязанность адвоката хранить информацию, полученную от доверителя. И хозяином этой информации является именно он. Подзащитный может создать режим абсолютной тайны, а может разрешить адвокату рассказывать о его деле направо и налево.

Сучков полагает, что в представлении Минюста ни одна из охраняемых тайн не была нарушена.

Ранее президент Петербургской палаты Евгений Семеняко в разговоре с «Коммерсантом» заявил: «Я связан требованиями конфиденциальности так же, как члены квалификационной комиссии. На самого Павлова эти требования не распространяются, поэтому он может комментировать ситуацию». Впрочем, тогда же президент палаты посетовал, что Павлов «несколько игнорирует принцип корпоративности». По его мнению, адвокату стоило обсудить вопросы, касающиеся претензий Минюста, внутри сообщества.

Отметим, что недавно АП Москвы оценивала аналогичные претензии в отношении адвоката Евгения Ступина. «Улица» подробно рассказывала об этой истории: Минюст посчитал, что адвокат не имел права публиковать представление ведомства в свой адрес. Тогда палата не усмотрела в действиях Ступина нарушений. В палате пришли к выводу, что материалы представления касаются самого адвоката и относятся к «документам публичных органов исполнительной власти, выпущенными в процессе исполнения ими своих публичных полномочий». В палате также отмечали, что представление не было получено в ходе дисциплинарного разбирательства – а само стало его поводом. По мнению палаты, адвокат вправе использовать апелляцию к общественному мнению как способ защиты от обвинений Минюста.

Напомним, первый раз Минюст потребовал привлечь Павлова к дисциплинарной ответственности в августе 2020 года. Ведомство заявило, что он отказался дать подписку о неразглашении материалов предварительного следствия по делу журналиста Ивана Сафронова, обвинённого в госизмене. Сам Павлов настаивал, что в тот момент у него даже не требовали такой документ. Палата согласилась с ним и отказалась возбуждать производство.

После этого следователь ФСБ попытался отобрать у Павлова подписку – и получил отказ. Тогда Минюст второй раз внёс представление. Но весной 2021 года совет палаты ответил, что в УПК не говорится про обязанность адвоката дать такую подписку.

В апреле в отношении Павлова было возбуждено уголовное дело о разглашении тайны следствия (ст. 310 УК). Суд избрал ему меру пресечения в виде ограничения определённых действий, запретив пользоваться телефоном и интернетом. Также Павлову нельзя было общаться со свидетелями по собственному делу – в том числе и с доверителем Иваном Сафроновым. Комиссия по защите прав адвокатов АП Санкт-Петербурга признала, что Павлова преследуют за профессиональную деятельность. В сентябре адвокат вынужденно покинул Россию, заявив, что не может больше полноценно защищать доверителей. Позже МВД объявило его в розыск.

Тем временем Минюст подал иск к Петербургской палате, намереваясь оспорить решение о прекращении дисциплинарных производств. Но в конце сентября ведомство само отозвало иск. А 30 сентября стало известно про третье представление в отношении Павлова. На этот раз Минюст заявил про «систематическую неявку» адвоката на следственные действия и «одностороннюю подачу сведений в СМИ». Также ведомство обвинило Павлова в связи с «нежелательными организациями». Адвокат якобы получал зарубежные средства для проектов, «дискредитирующих руководство страны и проводимую им политику».

9 декабря квалификационная комиссия заявила, что нашла нарушения в действиях Павлова. Через несколько дней адвокат опубликовал заключение. Как оказалось, члены комиссии посчитали, что Павлов «не исполнил обязанности заблаговременно известить следователя о неявке».

Не дожидаясь решения совета палаты, Минюст внёс в палату уже четвёртое представление – сам Павлов опубликовал его 21 декабря. Его вновь обвинили в связях с «нежелательными организациями», финансировании политической деятельности и неявке на следственные действия. Кроме того, ведомство заявило, что статус иноагента ставит под угрозу интересы подзащитных Павлова.

Отметим, в декабре Минюст опубликовал проект поправок в Закон об адвокатуре. Часть из них затрагивают механизм дисциплинарного производства. Так, ведомство намерено обязать президентов палат возбуждать «дисциплинарки» по всем представлениям Минюста и его региональных управлений. Кроме того, министерство хочет получить право обжаловать решения палат в суде. Иван Павлов заявил «Коммерсанту», что видит прямую связь между поправками Минюста и попыткой ведомства лишить его статуса.

* Иван Павлов внесён в реестр СМИ-иноагентов.


Процесс
Дело адвоката Ивана Павлова

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.