15.10.2021

В третий раз закинул Минюст невод

В третий раз закинул Минюст невод В третий раз закинул Минюст невод

Ведомство обвинило Ивана Павлова в «подрыве доверия к адвокатуре»

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Дело адвоката Ивана Павлова

Министерство юстиции уже в третий раз потребовало от Петербургской палаты наказать адвоката Ивана Павлова. Причём теперь ведомство настаивает на самой строгой мере – лишении статуса. В новом представлении министерства содержатся не только «процессуальные» претензии: Павлову ставят в вину связи с «нежелательными» организациями и публикацию критических к власти статей. Минюст утверждает, что Павлов использует статус адвоката «для легализации» иностранных денег, которые тратились на ведение «политической деятельности». И это заявление совпадает по тональности с недавними выступлениями на конференции ФПА – о недопустимости политической деятельности под прикрытием статуса адвоката. «Улица» попросила Ивана Павлова и других адвокатов прокомментировать претензии Минюста.

В четверг СМИ сообщили, что квалифкомиссия АП Санкт-Петербурга уже 18 октября рассмотрит новое дисциплинарное производство в отношении адвоката Ивана Павлова. Позже его защитник Александр Мелешко сообщил «Улице», что заседание перенесено на неопределённый срок. Тем не менее Иван Павлов опубликовал представление Минюста – и свой ответ на претензии ведомства, направленный в палату.

Впервые Минюст потребовал привлечь Павлова к дисциплинарной ответственности в августе 2020 года. Тогда ведомство хотело наказать всех адвокатов по делу советника главы Роскосмоса, журналиста Ивана Сафронова, обвинённого в госизмене. Поводом стал их отказ дать подписку о неразглашении материалов предварительного следствия. Сам Павлов настаивал, что в тот момент следователь даже не запросил у него согласия на подписку. В итоге палата признала, что Минюст не предоставил доказательств нарушения – и отказалась возбуждать производство.

После этого Минюст повторно внёс представление в отношении Павлова – в этот раз приложив документы об отказе адвоката от подписки. Весной 2021 года совет палаты не усмотрел в действиях Павлова дисциплинарного проступка. Палата пояснила, что в УПК не прописана обязанность адвоката давать такую подписку. А документ, именуемый следователем «подпиской о неразглашении», сам по себе не является предупреждением.

В апреле в отношении Павлова было возбуждено уголовное дело – его обвинили в разглашении тайны следствия (ст. 310 УК). Следствие заявило, что адвокат передал СМИ постановление о привлечении Сафронова в качестве обвиняемого, а затем рассказал о появлении в деле секретного свидетеля. 30 апреля суд избрал ему меру пресечения в виде ограничения определённых действий, запретив пользоваться телефоном и интернетом. Также Павлову нельзя было общаться со свидетелями по собственному делу – в том числе и с доверителем Иваном Сафроновым. Комиссия по защите прав адвокатов АП Санкт-Петербурга признала, что Павлова преследуют за профессиональную деятельность. В сентябре адвокат вынужденно покинул Россию, заявив, что из-за судебных ограничений не может больше полноценно защищать доверителей.

Региональное управление Минюста подало иск к Петербургской палате, намереваясь оспорить решение о прекращении дисциплинарных производств. Но в конце сентября ведомство неожиданно отозвало иск. Тогда первый вице-президент палаты Вячеслав Тенишев пояснил «Улице», что ведомство направило АП новое представление с требованием привлечь Павлова к дисциплинарной ответственности. Его детали стали известны только вчера.

«Не мытьём, так катанием»

Первая группа претензий Минюста касается участия Павлова в защите менеджера «Интер РАО» Карины Цуркан, обвинённой в шпионаже. В представлении говорится, что Павлов «без уважительных причин» неоднократно пропускал следственные действия в ноябре 2019 года. Адвокат с этим утверждением не согласен.

В объяснениях он подробно рассказал палате о тех событиях. По словам Павлова, срок предельного содержания Цуркан под стражей истекал 13 декабря 2019 года – а значит, последним днём для предъявления ей материалов дела было 13 ноября. Защитник присутствовал на допросе Цуркан 11 ноября, а на следующий день заболел. Он предупредил следователя ФСБ Дмитрия Крекова, что не явится на вызовы из-за болезни, приложив медицинскую справку. Но Креков всё равно решил провести следственные действия 13 ноября, пригласив адвоката по назначению. Оценив ситуацию, защитница написала письменный отказ. По словам Павлова, отсутствие защиты у Цуркан не помешало следователю оформить протоколы проведения следственных действий.

В представлении Минюст утверждает, что прокуратура и 2КСОЮ «дали негативную оценку действиям Павлова» по делу Цуркан. Адвокат указывает, что прокуратура действительно заявила суду про «злоупотребление права на защиту». Однако 2КСОЮ не согласился с этим утверждением.

«Им важен только повод – хоть какой-то. Они пытаются не мытьём, так катанием придумать что-то, чтобы это зацепило деликтные сферы для адвоката, – прокомментировал Павлов претензии Минюста. – Неявка – один из способов, который часто используется в дисциплинарных производствах».

Адвокат Иван Павлов

Но я всё-таки 25 лет работаю – и работаю по таким делам, где каждая ошибка может стать последней. Поэтому, как говорится, здесь не на того напали. В плане неявок у меня есть уважительные причины, они все доказываются документально.

Ещё одна претензия Минюста по делу Цуркан касается общения Павлова с журналистами. Ведомство посчитало, что адвокат оказывал давление на следствие через «одностороннюю подачу сведений в СМИ». Конкретных примеров в представлении нет.

Защитник заявил палате, что всегда был честен при общении с журналистами. Также Павлов настаивает, что публичные высказывания адвокатов являются одним из законных способов реализации права на защиту. Более того, закон не ограничивает адвоката в праве отвечать на вопросы СМИ по просьбе доверителя.

Старые песни о главном

Дальше Минюст снова пожаловался на действия Павлова в деле Сафронова. Как и год назад, ведомство заявило, что адвокат трижды не явился на следственные действия без уважительной причины. Ранее Павлов уже объяснял квалифкомиссии, что в деле Сафронова работает группа адвокатов – и коллеги договариваются между собой, кто отправится на следственные действия. «Это не дело Минюста или ФСБ решать, что в этот день нужен именно адвокат Павлов», – подчеркнул защитник в разговоре с «Улицей».

Защитник не понимает, как эти эпизоды могли появиться в новом представлении – ведь год назад палата не нашла в них нарушений. В объяснении адвокат напомнил, что КПЭА исключает возможность нового дисциплинарного производства по старому основанию.

Впрочем, в представлении появилось и кое-что новенькое. Минюст обвинил Павлова в попытке «тайной фиксации» имён и должностей судебных экспертов при ознакомлении с результатами экспертизы по делу Сафронова. Как утверждает ведомство, эти данные содержали государственную тайну с грифом секретности.

Павлов возражает: «Уголовно-процессуальный закон не предусматривает возможности засекречивания фамилии и имени эксперта, привлечённого в установленном процессуальном порядке для производства экспертизы». Адвокат объясняет, что записал фамилии экспертов для проверки их компетенций – то есть ради реализации прав обвиняемого при назначении экспертизы (ст. 198, 207 УПК). Он полагает, что запрет на фиксацию этих сведений нарушает и ст. 53 УПК, где перечислены полномочия адвоката. Павлов подчёркивает, что во всех уголовных делах просил ознакомить его с актами, которыми регулируется отнесение сведений к гостайне, – и каждый раз получал отказ.

В представлении Минюста не говорится, каким образом следователь ФСБ Александр Чабан узнал о «тайной фиксации». Павлов рассказал «Улице», что записал имена ещё при назначении экспертизы. Эти данные хранились в его адвокатском досье. При ознакомлении с экспертным заключением Павлов решил свериться с записями – и только тогда Чабан забрал их.

Адвокат Иван Павлов

Во время следственного действия товарищ Чабан просто ловко выхватил бумаги, которые лежали на столе в его кабинете. В тот момент я сличал записи, сделанные по памяти, с заключением экспертизы.

Адвокат указал на это в протоколе как на нарушение. Следователь, в свою очередь, сделал примечание о «незаконных» записях защитника. «Сторона защиты расценивает это незаконное изъятие документов, входящих в адвокатское производство, как давление на защиту, нарушение прав обвиняемого и профессиональных прав адвоката», – подчеркнул Павлов в объяснении. В разговоре с «Улицей» он добавил, что ещё не обжаловал изъятие своих записей, но планирует сделать это в будущем.

Нежелательные адвокаты и их организации

Но большую часть представления Минюст обвиняет Павлова в связях с «нежелательными организациями», которые занимаются «политической деятельностью». Ведомство утверждает, что Павлов был почётным президентом чешской НПО «Общество свободы информации»*, которая в 2021 году была признана нежелательной на территории России. Павлов, в свою очередь, указывает, что президентом организации он был с 2015 по 2016 год – когда та не считалась нежелательной. «Согласно уставу организации, президент не участвует в принятии решений, его функционал имеет рекомендательный (консультативный) характер», – пояснил он.

С конца 2016 года до 2020 года между Павловым и «Обществом свободы информации» были заключены соглашения на оказание юридической помощи. Гонорар поступал на расчётный счёт МКА «Санкт-Петербург». Адвокат настаивает на том, что к концу 2020 года он перестал работать с иностранными организациями. Но ведомство утверждает, что деньги продолжали поступать и в 2021 году – после признания чешской НПО нежелательной. По версии Минюста, эти деньги были прикрытием для финансирования «политических» проектов. Например, учреждённого Павловым в 2008 году ООО «ИРСИ», которое занималось изучением информационной открытости органов власти, в том числе получая госконтракты. Или для неформального объединения адвокатов и журналистов «Команда 29»**.

Ведомство утверждает, что ООО «ИРСИ» и «Команда 29» занимались «политической деятельностью, направленной на дискредитацию руководства страны и проводимой им политики». Например, опубликовали «цикл статей о политических активистах, принимающих на постоянной основе участие в публичных мероприятиях, в том числе не согласованных органами государственной власти, в которых приводится обоснование их противоправным действиям».

Представление ГУ Минюста России по Санкт-Петербургу

Изложенные выше сведения свидетельствуют о том, что адвокат Павлов осуществляет политическую деятельность на территории России на средства иностранных фондов… В этих целях Павлов использует возможности по легализации иностранного финансирования на территории России через чешскую НПО и ООО «ИРСИ».

Павлов сказал, что прекратил отношения с чешской организацией ещё в 2020 году – но добавил, что продолжает считать цели «Общества свободы информации» законными и полезными. Адвокат рассказал, что в 2021 году среди его доверителей не было иностранных юридических или физических лиц. «Вместе с тем я не вижу законных препятствий для того, чтобы российские адвокаты оказывали юридическую помощь любым иностранным организациям», – отметил он в объяснении.

Павлов называет «Команду 29» неформальной инициативой, которая не является общественным объединением и не могла иметь финансирования. «Её деятельность обеспечивалась работой единомышленников, которые в личном качестве самостоятельно привлекали для себя ресурсы из различных источников на реализацию своих активностей», – подчеркнул адвокат. Также он заявил, что не является автором критических к власти статей, перечисленных в представлении Минюста. Впрочем, он не считает, что публикация подобных текстов «свидетельствует о политическом характере деятельности автора такого материала и тем более лица, на которое зарегистрировано доменное имя в интернете».

Адвокат не оправдал доверия

По итогам представления Минюст сообщил палате, что действия Ивана Павлова «подрывают доверие к нему и адвокатуре». По мнению ведомства, Павлов нарушил:

  • ст. 1 КПЭА («обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности, основанные на нравственных критериях и традициях адвокатуры, на международных стандартах и правилах адвокатской профессии»);
  • ст. 4 КПЭА (адвокат должен сохранять честь и достоинство, присущие профессии);
  • п. 2 ст .5 КПЭА (адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре);
  • ст. 9 КПЭА (адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне);
  • п. 1 ст. 14 КПЭА (адвокат должен заблаговременно уведомить суд и следствие о неявке по уважительной причине).

Ведомство потребовало от палаты лишить его статуса. А Павлов попросил коллег прекратить дисциплинарное производство в связи с отсутствием нарушений.

Напомним, что на прошлой неделе ФПА провела ежегодную конференцию «Адвокатура. Государство. Общество». Несколько выступающих заявили о негативном отношении к политической деятельности коллег. А вице-президент ПАСО Дмитрий Тараборин даже предложил Комиссии по этике и стандартам запретить использовать статус адвоката при осуществлении любой политической деятельности. «Улица» обратилась к Тараборину с просьбой прокомментировать «политическую» часть претензий Минюста к Ивану Павлову. Однако он отказался беседовать с «АУ» – и предложил использовать его комментарий на эту тему, опубликованный «Коммерсантом». Тараборин заявил изданию, что адвоката нельзя лишать статуса за критику органов власти. А обвинение Павлова в иностранном финансировании выглядит абсурдно, считает вице-президент ПАСО: «Если действия адвоката нарушают нормы этики, то никакого значения не имеет, кем они финансируются. А если не нарушают, то это вообще не входит в компетенцию органов адвокатского самоуправления».

Московский адвокат Константин Ривкин считает, что дисциплинарные органы Петербургской палаты «разберутся» в претензиях Минюста к Павлову. Лично у Ривкина больше всего «вызвали недоумение» два момента из представления. Первый – обвинение Павлова в попытках оказать давление на следствие и суд «путём односторонней подачи сведений в СМИ». «Но никто не запрещает адвокатам обращаться к прессе. А их позиция по делу, безусловно является односторонней, поскольку демонстрирует мнение только одной из сторон уголовно-правового спора – защиты, – считает Ривкин. – Непонимание причин и сущности такой односторонности вызывает большие сомнения в компетентности инициаторов представления».

Адвокат Константин Ривкин

И в ходатайствах по делу, и в жалобах, и в выступлениях в прениях излагается «односторонний» подход – с критикой обвинения. И именно он доводится до средств массовой информации, интересующихся судебными процессами.

Во-вторых, Ривкин напомнил, что адвокаты привлекаются к дисциплинарной ответственности за нарушения, допущенные в своей профессиональной деятельности. «Значительная часть того, что описано в представлении, к работе Павлова как адвоката отношения не имеет, – уверен Ривкин. – Не говоря уже о том, что законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре не содержит запретов на демонстрацию политических пристрастий членами корпорации. Тем более если речь идёт о высказывании критических мнений о явлениях правового характера». Ривкин добавил, что не слышал о претензиях органов юстиции из-за «проявления адвокатами своих политических воззрений в поддержку власти».

В разговоре с «Улицей» Иван Павлов заявил, что надеется на поддержку со стороны коллег и благодарен тем, кто уже высказался в защиту. На этой неделе была опубликована петиция в защиту Павлова.

Адвокат Иван Павлов

Доверие ко мне, слава богу, измеряется не Министерством юстиции, а коллегами и моими доверителями. И мы сами здесь являемся мерилом, потому что наша профессия основана на принципе независимости от власти. Я надеюсь, что этот принцип будет соблюдаться – и коллеги, принимающие решения, будут им руководствоваться.

* Деятельность «Общества свободы информации» признана нежелательной на территории России

** После того, как Генпрокуратура признала нежелательным «Общество свободы информации», Роскомнадзор заблокировал сайт «Команды 29». Участники проекта объявили о его закрытии

Автор: Юрий Слинько

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.