04.07.2022

«Непроцессуальное присутствие адвоката»

«Непроцессуальное присутствие адвоката» «Непроцессуальное присутствие адвоката»

«Улица» пересказывает основные доводы обвинения из прений по «делу “Аэрофлота”»

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Дело «Аэрофлота»

В преддверии приговора по громкому «делу “Аэрофлота”», где обвиняемыми проходят адвокаты Дина Кибец и Александр Сливко, «Улица» рассказывает про собранные следствием доказательства. В прениях прокурор поделился мнением о том, почему «Аэрофлот» на самом деле не нуждался в услугах внешних консультантов – и почему всю сумму выплаченных им гонораров можно признать хищением. Также обвинитель заявил, что присутствие адвоката на следственном действии может быть «непроцессуальным» – а потому ненужным.

Преступная группа юристов

В о второй половине июня в Гагаринском суде прошли прения по «делу “Аэрофлота”». В заседании 15 июня выступал гособвинитель. Репортаж подготовлен по аудиозаписи, представленной стороной защиты.

«Дело “Аэрофлота”» началось в 2019 году: тогда в октябре были арестованы замдиректора «Аэрофлота» по правовым и имущественным вопросам Владимир Александров, экс-руководитель юридического департамента компании Татьяна Давыдова, а также адвокаты КА «Консорс» Дина Кибец и Александр Сливко. Их обвиняют в особо крупном мошенничестве, совершённом организованной группой (ч. 4 ст. 159 УК).

По первоначальной версии следствия, они похитили у авиакомпании 250 миллионов рублей. Для этого топ-менеджеры заключили с Кибец и Сливко договоры о юридических услугах, исполнением которых якобы занимались штатные сотрудники «Аэрофлота». Но обвинительное заключение в итоге оказалось основано на выводах экспертов: те решили, что гонорары Сливко и Кибец были завышены и не соответствовали «рыночным» ставкам. Более того, эксперты заявили, что часть дел не представляли сложности, а работу по ним якобы вели инхаус-юристы. Защита настаивает, что внешние адвокаты эффективно отстаивали интересы авиакомпании в судах, сохранив для неё около 30 миллиардов рублей. По мнению обвиняемых, следствие считает хищением обычную адвокатскую деятельность.

27 мая 2021 года Гагаринский суд Москвы начал рассматривать дело по существу. Подробные репортажи с заседаний можно прочитать на сайте «Улицы» в разделе «Дело “Аэрофлота”».

Прокурор начал с изложения официальной версии обвинения. Он заявил, что «до января 2016 года» глава юридического департамента «Аэрофлота» Владимир Александров, его подчинённая Татьяна Давыдова, адвокаты Дина Кибец и Александр Сливко создали преступную группу. Их план состоял в том, чтобы заключить между адвокатами и авиакомпанией договор «без какой-либо практической необходимости по делам, не представляющим сложности». Прокурор сообщил, что гражданские споры велись с подконтрольными «Аэрофлоту» юридическими лицами. А значит, их позиция отвечала интересам компании – что «гарантировало положительный исход дел». По мнению прокурора, в такой ситуации оказывать помощь сотрудникам в ходе опросов и проверок вполне могли и штатные юристы.

Используя служебное положение, Александров обеспечил заключение договора. Адвокаты создавали видимость работы. А «прикрывала» всех Давыдова: ведь это она подписывала составленные адвокатами акты о выполненных работах с «заведомо ложными сведениями». Она же обеспечивала «фактическое выполнение» работы, порученной адвокатам, силами штатных юристов компании. С января 2016 года по январь 2018 года адвокатам выплатили в качестве гонорара 250,6 млн рублей – и всю эту сумму следствие посчитало хищением «под видом оказания юридических услуг».

В качестве доказательств прокурор ссылался на избранные фрагменты из показаний свидетелей. Среди них был предшественник Александрова на позиции главы юрдепартамента Дмитрий Ваторин. Следователь процитировал его показания о том, что до прихода Александрова «Аэрофлот» привлекал внешних консультантов в основном по вопросам международного права, а национального – крайне редко. А также – что именно Александров настоял на передаче большого количества дел адвокатам – несмотря на то, что раньше с подобными спорами справлялись и штатные юристы. Подробнее о том, что говорил в суде Ваторин и почему обвиняемые призывали не верить его словам, можно прочесть в этом репортаже.

Также обвинитель сослался на показания нынешнего руководителя юрдепартамента Владиславы Карельской-Зотовой. В его пересказе, при сокращении расходов в 2018 году она обнаружила, что значительная часть поручаемых адвокатам работ – «техническая» и не требует особой квалификации. После этого она потребовала передать часть дел штатным юристам и впредь внимательнее проверять отчёты адвокатов. Репортаж с заседания, где допрашивали Карельскую-Зотову, можно прочесть здесь.

Прокурор упомянул и показания работавшего с Кибец и Сливко юриста Олега Беляева. Тот рассказывал о разногласиях между адвокатами и Карельской-Зотовой – по поводу того, что можно включать в акты о выполненных работах. Глава юрдепартамента просила учитывать в актах лишь время, затраченное непосредственно на оказание юрпомощи – вычитая часы дороги или ожидания в суде.

Кроме того, обвинитель сослался на переписку с рабочей почты Александрова и Сливко. Один из руководителей юрдепартамента Грузинов информировал, что в актах Кибец содержатся недостоверные сведения, «связанные с завышением объёмов работ». А Сливко просил Кибец внимательней относиться к заполнению актов, поскольку её ошибки будут рассматриваться как «упущение» со стороны Александрова.

Аналитика не работа

Следующим доказательством стали заключения привлечённых следствием экспертов. Они посчитали, что «Аэрофлот» допустил нарушения закупочного законодательства при заключении соглашения с Кибец. И заявили, что гонорары адвокатов оказались завышенными относительно рынка и не соответствовали «масштабу их деятельности». Напомним, что адвокаты высказали свои претензии к экспертизе в заседании 25 мая. А 1 июня допросили одного из экспертов – и выслушали специалистов, указавших на серьёзные нарушения в экспертизе следствия.

Далее прокурор перечислил дела, которыми занимались адвокаты. Он показал, где, по мнению следствия, их привлечение было нецелесообразным – и где они завысили объём выполненных работ. В споре с ООО «ЭСП Электро», по словам прокурора, всю работу фактически выполняли штатные юристы – поскольку, согласно материалам дела, они знакомились с документами и присутствовали на заседаниях.

Прокурор Андрей Третьяков

Объективно подтверждено только участие [Кибец] в судебных заседаниях… Большая часть работ носила консультационный, аналитический и ознакомительный характер.

Обвинитель добавил, что победа в этом споре «Аэрофлоту» якобы никак не помогла – потому что «ЭСП Электро» признали банкротом и взыскать с него ничего не удалось.

В споре авиакомпании с УФАС по Татарстану прокурор обратил внимание на несоответствие данных в актах Кибец реально затраченному времени. Он сослался на заявления свидетеля Дмитрия Галкина о том, что перед допросом Кибец консультировала его 15 минут, само следственное действие длилось час, а показания были записаны без участия адвоката. В акте же значилась «подготовка проекта показаний» длительностью 4 часа. «Это лишний раз подтверждает, что часы в актах просто рисовались», – посчитал прокурор. И добавил, что в этом случае адвокат также указывала в актах много аналитической работы.

Неофициальный адвокат

Прокурор посчитал, что адвокаты обманули авиакомпанию в ходе проверки по поводу инцидента с дебоширом на рейсе «Москва – Нью-Йорк». Так, в актах говорилось, что Сливко сопровождал сотрудников на опросах – а проводивший их полицейский Олег Дроздов это отрицал. Прокурор допустил, что истина где-то посередине – но это всё равно доказывает вину Сливко.

Прокурор Андрей Третьяков

Возможно, непроцессуальное присутствие [адвоката Сливко], о чём заявляет подсудимый по месту проведения допроса указанных лиц… Если и присутствовали [адвокаты] там, то неофициально. Спрашивается, зачем? Сопроводить на опросы указанных лиц могли и сотрудники юрдепартамента.

Обвинитель добавил, что в рамках этой проверки адвокаты «как всегда» указали в актах много аналитической работы, которая «ничем не подтверждается».

Далее прокурор усомнился в целесообразности привлечения адвокатов к уголовному делу в отношении сотрудника «Аэрофлота» Алексея Шарикова. Он отметил, что при обыске в офисе авиакомпании, с которого началось дело, интересы «Аэрофлота» мог представлять Александров. В защите самого Шарикова внешние адвокаты участвовали лишь «эпизодически», причём большая часть работы носила «характер рекомендаций и консультаций».

Также прокурор не увидел необходимости в услугах адвокатов и при проверке по факту получения пассажирами травм из-за турбулентности на рейсе «Москва – Бангкок». Обвинение посчитало, что перспектив возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников «Аэрофлота» там не было – ведь причиной инцидента стало природное явление, не зависящее от экипажа. Зачем тогда вообще правоохранители проводили проверку, прокурор не уточнил. Но отметил, что адвокаты присутствовали на опросах сотрудников «формально». Кроме того, в этом участвовал и адвокат Высоцкий, договор с которым был подписан на более выгодных для компании условиях. По словам прокурора, Высоцкий тратил на работу меньше времени, чем Кибец. Аналогично обвинитель не увидел причин для привлечения адвокатов к проверке по факту выезда самолёта за пределы взлётно-посадочной полосы в калининградском аэропорту. Он подчеркнул, что сразу после инцидента интересы экипажа представляли юристы компании.

По словам прокурора, Кибец завысила объём выполненных работ и в деле по банкротству «Донавиа». Так, заседания неоднократно откладывались или же длились до получаса – но в актах каждому отводилось по три часа. Сам спор, как считает следствие, сложности не представлял, поскольку речь шла о банкротстве подконтрольной «Аэрофлоту» компании – а имущественные требования вытекали из договора займа.

Прокурор Андрей Третьяков

Эпизодическое участие Кибец и привлечённых ею лиц в заседаниях было направлено на создание видимости законности действий участников организованной преступной группы.

Банкротство «Трансаэро» следствие также посчитало несложным. По словам прокурора, объём указанных в актах услуг оказался «явно выше», чем в реальности. Поскольку адвокаты необоснованно включили туда «техническую работу» и время ожидания судебных заседаний.

В документах о проверке школы «Аэрофлота» в 2016 году, по словам прокурора, вовсе отсутствуют доказательства участия адвокатов. В ходе проверки Генпрокуратуры в 2017 году работа адвокатов также ничем документально не подтверждается. Прокурор пояснил, что все ответы на запросы ведомства были подписаны штатными сотрудниками авиакомпании.

Напоследок прокурор в очередной раз раскритиковал адвокатов за включение в акты оплаты аналитической работы и устных консультаций, которые «ничем объективно не подтверждались». А также отметил, что именно Александров убеждал руководство компании в наличии у Кибец и Сливко необходимых компетенций – и «всячески принижал» возможности штатных юристов. «Возникает закономерный вопрос: зачем изобретать велосипед, искать каких-то новых адвокатов, если у авиакомпании уже был опыт привлечения наряду со штатными юристами внешних консультантов? – вопрошал прокурор. – Имеющих широкую известность и авторитет в профессиональных кругах». В конце своего выступления прокурор запросил всем обвиняемым по девять лет лишения свободы.

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.