27.07.2022

«Заведомо бессмысленно»

«Заведомо бессмысленно» «Заведомо бессмысленно»

Защита критикует «мотивировку» по «делу “Аэрофлота”»

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Дело «Аэрофлота»

Адвокаты по «делу “Аэрофлота”» получили «мотивировку» приговора – и прокомментировали её «Улице». Защита указывает, что решение суда основано на показаниях свидетелей, которые на процессе опровергали версию следствия. Кроме того, судья не разъяснила, чем «имитация работы путём личного единичного участия» отличается от реальной адвокатской деятельности. По итогам разбора защита пришла к выводу, что «подходить с рациональной точки зрения к трактовке этого приговора заведомо бессмысленно».

К ак писала «Улица», 8 июля Гагаринский суд Москвы огласил решение по «делу “Аэрофлота”». Адвоката Дину Кибец приговорили к шести годам колонии общего режима со штрафом 600 тысяч рублей, её коллеге Александру Сливко назначили шесть с половиной лет колонии и штраф 650 тысяч рублей.

«Дело “Аэрофлота”» началось в 2019 году: тогда в октябре были арестованы замдиректора «Аэрофлота» по правовым и имущественным вопросам Владимир Александров, экс-руководитель юридического департамента компании Татьяна Давыдова, а также адвокаты КА «Консорс» Дина Кибец и Александр Сливко. Их обвиняли в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК).

По первоначальной версии следствия, они похитили у авиакомпании 250 миллионов рублей. Для этого топ-менеджеры заключили с Кибец и Сливко договоры о юридических услугах, исполнением которых якобы занимались штатные сотрудники «Аэрофлота». Но обвинительное заключение в итоге оказалось основано на выводах экспертов: те решили, что гонорары Сливко и Кибец были завышены и не соответствовали «рыночным» ставкам. Более того, эксперты заявили, что часть дел не представляли сложности, а работу по ним якобы вели инхаус-юристы. Защита настаивает, что внешние адвокаты эффективно отстаивали интересы авиакомпании в судах, сохранив для неё около 30 миллиардов рублей. По мнению обвиняемых, следствие считает хищением обычную адвокатскую деятельность.

27 мая 2021 года Гагаринский суд Москвы начал рассматривать дело по существу. «Улица» публиковала подробные репортажи с заседаний в разделе «Дело “Аэрофлота”». 8 июля 2022 года суд вынес обвинительный приговор. Владимир Александров получил семь лет лишения свободы, Татьяна Давыдова – шесть с половиной лет.  Известно, что «Росимущество» заявило ко всем обвиняемым гражданский иск на 144,9 миллиона рублей.

Согласно «мотивировке» (документ есть у «АУ») суд пришёл к выводу, что все четверо обвиняемых «совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путём обмана и злоупотребления доверием, с использованием служебного положения организованной группой» (ч. 4 ст. 159 УК). Глава юрдепартамента «Аэрофлота» – а позже замгендиректора компании – Владимир Александров убедил руководство, что штатные юристы не справятся с ведением некоторых споров. Он якобы «преувеличил сложность» дел – в том числе по банкротству «Трансаэро», «Донавиа», спору компании с «ЭСП Электро», УФАС Татарстана и других. Этим он «обеспечил» заключение договоров со своей знакомой Кибец – по делам, «не представляющим сложности». Вслед за обвинением суд утверждает: «внешние» адвокаты привлекались к «спорам с подконтрольными (дочерними) юридическими лицами, позиция процессуальных оппонентов по которым соответствовала интересам ПАО [“Аэрофлот”], что гарантировало положительный исход дела для последнего». Также в обязанности адвокатов входила защита сотрудников компании, которую якобы осуществляли штатные юристы.

Далее Александров вместе с адвокатами подготовил проекты договоров, где стоимость юридических услуг была завышена «относительно среднерыночной». Причём суд посчитал, что адвокаты заведомо не собирались исполнять эти договоры. Вместо этого Александров и его подчинённая Татьяна Давыдова (позже стала главой юрдепартамента) «обеспечили выполнение» указанных в договоре работ силами штатных юристов.

Суд заявил, что адвокаты «путём личного единичного участия наряду со штатными сотрудниками ПАО “Аэрофлот” создавали видимость исполнения обязательств по вышеуказанным договорам». А также «формально принимали участие по делам, не представляющим сложности». В мотивировке не поясняется, чем отличается «формальное» участие от реального исполнения договорных обязательств.

В итоге Александров и Давыдова – привлекая «неосведомлённых» о преступном замысле лиц – приняли акты о выполненных работах «с заведомо ложной информацией». Суд решил, что адвокаты незаконно получили гонорары по всем делам, порученным им с января 2016 года по январь 2018 года. Общая сумма составила 250 616 585 рублей. Следствие не смогло доказать передачу какой-то части полученных адвокатами денег Александрову или Давыдовой. Но это, по мнению суда, никак не опровергает наличие преступного умысла и его реализацию.

В приговоре говорится, что вина подсудимых подтверждается показаниями практически всех свидетелей, выступавших в заседаниях. А также предоставленной «Аэрофлотом» информацией – согласно которой компания заключала договоры с некоторыми другими адвокатами на более выгодных условиях.

Помимо этого, суд – как и следствие – сослался на исследование экспертной группы VETA о среднерыночной стоимости юридических услуг. Авторы разделили юристов на четыре категории; высшие из них отмечены в рейтингах и имеют учёные степени. Поскольку Кибец и Сливко не упоминаются в рейтингах и не имеют степеней, суд определил их услуги в категории «низшего ценового сегмента».

Согласно исследованию VETA в 2016 году средняя стоимость представления интересов в арбитражных делах составляла 41 800 рублей за весь процесс. В средне-нижнем сегменте – 84 700 рублей, а в среднем – 192 000 рублей. Но гонорары Кибец и Сливко оказались выше этих значений. Напомним, что партнёр группы VETA Илья Жарский в суде заявлял, что их исследование нельзя использовать как ориентир для оценки гонораров «Аэрофлота». Он пояснил: для получения корректного результата гонорары Кибец стоит сравнивать с гонорарами юристов, работающих по сопоставимым делам.

Суд отмёл доводы Сливко о том, что трое свидетелей из числа сотрудников полиции оговорили его – ведь в судебном заседании они подтвердили свои показания. Напомним, полицейские уверяли, что Сливко не участвовал в опросах сотрудников «Аэрофлота» в ходе одной из проверок. Но адвокат утверждал, что не только присутствовал при следственном действии, но и собственноручно записал объяснения одной из стюардесс. Впоследствии она подтвердила, что показания за неё писал Сливко.

Суд не согласился с критикой экспертизы следствия. Судья указала, что исследования проведены компетентными лицами с соблюдением УПК. «Данные заключения являются научно обоснованными и не допускают двоякого толкования», – говорится в решении.

Решение Гагаринского суда Москвы

Обращение эксперта к открытым источникам информации в части получения данных о стоимости юридических услуг на рынке таких услуг также вопреки доводам стороны защиты не свидетельствует о нарушении закона.

Не согласился суд и с утверждениями защиты о том, что эксперты-экономисты отвечали по сути на правовые вопросы. Позицию Минюста о том, что вопросы следствия действительно относятся к правовым и не могут быть вынесены на экспертизу, суд учитывать отказался. Одновременно суд не стал учитывать выводы из рецензии приглашённых защитой специалистов на экспертизы следствия. Суд пояснил, что специалисты не вправе опровергать выводы экспертизы. Кроме того, они при подготовке своих заключений не были ознакомлены с материалами дела в полном объёме.

Аргументы защиты о том, что конкурсная комиссия одобрила договоры с Кибец, соблюдая все установленные процедуры, суд посчитал необоснованными. Судья заявила, что Александров представил комиссии заведомо ложную информацию о невозможности ведения ряда дел силами одних штатных юристов. Также, вопреки мнению защиты, суд посчитал нарушением заключение договора напрямую с Кибец, а не с адвокатским образованием. Суд сослался на то, что в «Аэрофлоте» была практика заключения соглашений именно с адвокатскими образованиями.

Кроме того, суд отказался учитывать довод защиты, что практика привлечения внешних консультантов существовала в компании задолго до соглашения с Кибец. «Наличие данной практики было использовано подсудимыми для совершения преступления», – поясняется в решении.

Наконец, заявления адвокатов о значительном экономическом эффекте от их работы – благодаря выигранным делам – суд посчитал «неправомерным способом защиты». Судья посчитала, что адвокаты не представили доказательств того, что этот эффект не мог быть достигнут без их участия.

Защитник Сливко адвокат Денис Кобелев в беседе с «Улицей» назвал приговор необоснованным. «Судья использовала те доказательства, которые говорят в пользу наших подзащитных, – поясняет он. – Все свидетели говорят, что адвокаты присутствовали при производстве следственных действий и проверок, участвовали в судебных заседаниях».

Кобелев считает некорректным аргумент, что «Аэрофлот» заключал договоры с другими адвокатами на более выгодных компании условиях, чем с Кибец. «Вилка [гонораров] была огромная, – уверяет он. – Наши подзащитные были ближе к нижней границе ценового диапазона. Кто-то брал и по 700 евро, о чём говорилось в судебном заседании». Напомним, ставка Кибец составляла 350 евро в час.

Защитник Кибец адвокат Сергей Смирнов недоволен тем, как суд ответил на критику положенной в основу приговора экспертизы следствия. По его мнению, суд не должен был игнорировать доводы защиты о плохом качестве заключения. «Вот только один пример. Эксперт с учёной степенью доктора наук пишет, что “Аэрофлот” должен был заключать договор не с Кибец, а с адвокатским образованием, – отмечает он. – Но этого не может быть в силу прямого указания Закона об адвокатской деятельности. И вся экспертиза состоит из таких ляпов».

«Драматическое ухудшение качества экспертизы»
Дмитрий Дубровский рассказывает о состоянии судебной экспертизы в России

Защитник также подчеркнул, что в приговоре не приводится доказательств существования «отката», который адвокаты якобы передали Александрову и Давыдовой. Вместо этого судья просто констатировала, что сотрудники «Аэрофлота» и адвокаты вошли в преступный сговор с целью хищения средств. «Если буквально смотреть закон, то такого рода выводы должны быть подкреплены соответствующими доказательствами, – уверен Смирнов. – Но никаких намёков на то, что эти “откаты” были, никаких данных ОРД или прослушек так и не было представлено».

Смирнов считает, что судья никак не могла опровергнуть факт участия Кибец и Сливко в судебных заседаниях, проверках и следственных действиях – поскольку это подтверждается документами. Поэтому оставалось только одно: заявить, что адвокаты с самого начала собирались лишь имитировать работу «путём личного единичного участия». Эта формулировка вызвала у него особенное недоумение.

Адвокат Сергей Смирнов

Как понять, адвокат работу делает или путём личного единичного участия придаёт правомерность своим преступным действиям? С моей точки зрения, подходить с рациональной точки зрения к трактовке этого приговора заведомо бессмысленно.

Кобелев сообщил, что защита уже подала короткие апелляционные жалобы. Теперь защитники намерены запросить протоколы всех заседаний, сопоставить их с текстом приговора и подготовить дополнения к жалобам. По его предположениям, апелляция сможет рассмотреть их не раньше февраля-марта следующего года. Адвокат рассчитывает, что апелляция объективно оценит все доказательства и отменит приговор.

Смирнов также считает, что приговор должен быть отменён. «Но я реалист и хорошо знаю, как работает судебная система, – признаёт адвокат. – Поэтому лично для меня любое уменьшение срока моей подзащитной будет позитивным аспектом».

Автор: Елена Кривень

Редктор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.