06.04.2020

Делу «адвокатов Аэрофлота» нашли нового потерпевшего

Делу «адвокатов Аэрофлота» нашли нового потерпевшего Делу «адвокатов Аэрофлота» нашли нового потерпевшего

Росимущество заявило гражданский иск на сумму почти 145 миллионов рублей

Иллюстрация: Мария Бойнова
Процесс
Криминализация гонорара

В громком деле о хищениях в «Аэрофлоте» появился новый потерпевший – столичное управление Росимущества. Ведомство указало, что ему принадлежит 51% акций «Аэрофлота» – и потребовало от фигурантов дела возместить аналогичный процент от якобы похищенной у компании суммы. Защита уверена, что гражданский иск Росимущества возник в деле только из-за принципиальной позиции «Аэрофлота». Хотя компания назначена следствием в качестве потерпевшего, она подчеркивает, что не обладает данными об ущербе.

СКР признал столичное управление Росимущества потерпевшим в деле о хищениях в ПАО «Аэрофлот». По сообщению «Коммерсанта», защите стало известно об этом на днях – от следователя, который ведёт дело.

«Статус адвоката – это отягчающее обстоятельство»
Защитник Дины Кибец впервые рассказал, как работает следствие по делу Аэрофлота

Напомним, в начале октября 2019 года Басманный суд Москвы отправил под стражу заместителя гендиректора по правовым и имущественным вопросам ПАО «Аэрофлот» Владимира Александрова, бывшего руководителя юридического департамента компании Татьяну Давыдову, а также адвокатов КА «Консорс» Александра Сливко и Дину Кибец. Они обвиняются в хищении денежных средств у авиаперевозчика путем мошенничества, совершенного в особо крупном размере организованной группой (ч. 4 ст. 159 УК РФ). По первоначальной версии следствия, фигуранты дела похитили у авиакомпании 250 млн рублей, заключив четыре договора на оказание юридических услуг – но на самом деле их исполнением якобы занимались юристы «Аэрофлота». Защита настаивает, что адвокаты эффективно отстаивали интересы авиакомпании, сохранив для неё, по последним подсчетам, около 30 миллиардов рублей. По их мнению, следствие считает хищением обычную адвокатскую деятельность. Оба адвоката до сих пор остаются под стражей.

Заявление московского управления Росимущества о предъявлении гражданского иска датировано 5 марта (есть у «Улицы»). Со ссылкой на материалы уголовного дела в документе говорится, что действия фигурантов якобы причинили авиакомпании имущественный вред в 283,3 млн руб. А поскольку Росимуществу принадлежит 51,17% акций «Аэрофлота», то вред, причинённый государству, ведомство оценило в 144,9 млн руб. Оно попросило взыскать эти деньги с фигурантов уголовного дела, а также принять обеспечительные меры – то есть наложить арест на их имущество.

Гражданский иск в уголовном деле предъявляется на стадии предварительного расследования или в суде первой инстанции (до окончания судебного следствия). Рассматривая дело по существу, суд в числе прочих вопросов решает и судьбу гражданского иска – удовлетворяет его или отказывает в этом. Суд также может оставить этот вопрос без рассмотрения, предложив истцу решить его в порядке гражданского судопроизводства.

Защита Александра Сливко и Дины Кибец полагает, что новый потерпевший в деле возник из-за принципиальной позиции «Аэрофлота». Хотя авиаперевозчик также назначен следствием в качестве потерпевшего, компания заявляет, что не обладает данными об ущербе. «“Аэрофлот” не хотел быть гражданским истцом по уголовному делу, – заявил адвокат Денис Кобелев, защищающий Сливко. – Но поскольку стороне обвинения требовался гражданский истец, они решили назначить его в лице Росимущества». Похожее объяснение дал «Улице» Сергей Смирнов – защитник Дины Кибец: «Подозреваю, что “Аэрофлот” категорически отказывается признать ущерб. У компании, к сожалению, нет опции не признавать себя потерпевшей, потому что это происходит по воле следователя. Но подавать или не подавать гражданский иск – это уже воля компании. Насколько я понимаю, делать этого она не хочет. Поэтому следствие решило назначить потерпевшим Росимущество, которое c удовольствием и подало нужный гражданский иск».

Сергей Смирнов считает, что с точки зрения гражданского права заявленный иск не может считаться корректным, поскольку «Аэрофлот» – самостоятельная компания, у которой своя правосубъектность. «Даже если предположить, что авиаперевозчику был причинён какой-то ущерб, то он был причинён именно ей – а не Росимуществу как акционеру или кому-то еще. Ведь если Росимущество признано потерпевшим, и у него возникло право на заявление гражданского иска, то остальные акционеры тоже должны быть назначены потерпевшими. А их огромное количество, поскольку “Аэрофлот” – публичная компания и торгует на бирже. Но очевидно, что это невозможно», – возмутился адвокат.

Денис Кобелев (защитник Александра Сливко)

Видимо, следствию нужны более весомые аргументы, чем просто позиция оперативных сотрудников и следствия – им нужно хоть какое-то подтверждение их доводов. Имеющийся в деле потерпевший говорит, что ущерб не причинён, а дело по экономическому составу не может быть без ущерба. Поэтому следствие решило подкрепить свою позицию, назначив нового потерпевшего.

По словам адвокатов, последние месяцы следственные действия практически не проводятся или «лишены всякого смысла». «Не происходит абсолютно ничего. У меня такое ощущение, что следствие просто потерялось. У них был план – всех фигурантов закрыть и ждать, пока кто-то из них признает вину и начнёт давать показания. Но этого не произошло. А все материалы дела говорят о том, что юридические услуги оказывались – все документы есть в КАД “Арбитр” в общем доступе», – рассказал Сергей Смирнов. Адвокат считает, что сейчас все действия сотрудников СКР имеют только одну цель – «набить папку с уголовным делом», чтобы обосновать перед судом дальнейшее содержания фигурантов под стражей.

Адвокаты сообщили, что 27 февраля Басманный суд продлил содержание под стражей в отношении всех фигурантов дела – в СИЗО они будут находиться минимум до конца мая. При этом в момент продления меры пресечения постановление о предыдущем продлении «стражи» не успело вступить в силу. Дело в том, что Мосгорсуд дважды возвращал его в Басманный суд, в том числе из-за «коллективного продления», когда суды не оценивают конкретные обстоятельства каждого обвиняемого. Такой подход московских судов к избранию и продлению «стражи» стал основанием для вынесения в прошлом году известного «частника» в адрес председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой. «Теперь такие постановления частенько возвращают в нижестоящие суды, чтобы они обосновали продление в отношении каждого обвиняемого», – рассказал Смирнов. Несмотря на отмены, предыдущее постановление о продлении «стражи» в отношении всех фигурантов «дела Аэрофлота» всё же вступило в силу – 25 марта. Адвокаты рассказали, что ещё до введения карантина просили апелляционный суд выпустить их доверителей из СИЗО, ссылаясь в том числе на угрозу заражения коронавирусом. Но суд проигнорировал эти доводы. Денис Кобелев рассказал «Улице», что уже отправил по почте заявление с просьбой смягчить меру пресечения Александру Сливко на любую, не связанную с заключением. Сергей Смирнов собирается обратиться с таким же ходатайством в отношении Дины Кибец.

Сергей Смирнов (защитник Дины Кибец)

К сожалению, у нас сложилась негативная практика, когда на стадии возбуждения уголовного дела следствие предъявляет совершенно безумные обвинения – чтобы можно было закрыть людей и ждать признаний. Мы ждали, что следствие конкретизирует обвинение: кто, при каких обстоятельствах и что похитил. Это позволит нам от чего-то отталкиваться в выстраивании дальнейшей стратегии защиты.

Адвокаты не надеются, что в ближайшее время что-то прояснится, поскольку часть следователей отправлены по домам, а следственные действия проводить опасно из-за угрозы распространения вируса или невозможно из-за мер, принимаемых системой ФСИН в целях безопасности.

При этом адвокаты рассказали, что общение с подзащитными в следственных изоляторах осложнилось ещё до введения ограничений. Сотрудники СИЗО-6 не разрешили Сергею Смирнову пообщаться с Диной Кибец в следственном кабинете, предложив поговорить в комнате для краткосрочных свиданий. «Это комната для общения заключенных с родственниками – как в американских фильмах: глухое стекло и две трубки. И висят откровенные объявления, что все разговоры прослушиваются, записываются – о какой конфиденциальности может идти речь? – возмутился он. – Плюс непонятно, как проводить следственные действия. В нашем случае у Кибец два защитника и следователь. Значит, она с одной стороны стекла с этой трубкой, а мы втроём – с другой стороны с одной трубкой. Работать объективно невозможно». Денис Кобелев рассказал «Улице», что на прошлой неделе следователь звонил ему и пытался запланировать следственные действия с ним и Александром Сливко, но адвокат отправил ходатайство об отложении, поскольку не хочет подвергать опасности своего подзащитного.

«Мы говорили следователям, что если они хотят расследовать дело и проводить следственные действия, то должны переводить подзащитных под домашний арест», – подытожил Смирнов.

Автор: Екатерина Горбунова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.