13.12.2019

Ольга Егорова получила «частник» через «сплошную»

Ольга Егорова получила «частник» через «сплошную» Ольга Егорова получила «частник» через «сплошную»

Адвокат добился признания незаконности продления ареста

Иллюстрация: Вера Демьянова

Председатель Московского городского суда Ольга Егорова стала одной из первых «жертв» кассационной реформы, инициированной Верховным Судом. Не проработавший и трёх месяцев Второй кассационный суд уже вынес частное определение в адрес бессменной главы Мосгорсуда, указав, что столичные судьи «существенно нарушили» закон при продлении ареста обвиняемых. Адвокат Станислав Журавлёв рассказал «Улице», как ему удалось добиться такого результата.

С удебная коллегия по уголовным делам Второго кассационного суда вынесла частное определение в адрес председателя Московского городского суда Ольги Егоровой. На это решение обратила внимание адвокат Наталья Шатихина, сообщив новость в телеграм-канале «Приговорчики в строю». Кассационный суд посчитал, что Мосгорсуд незаконно вынес, а затем «засилил» решение о продлении ареста трём обвиняемым по громкому делу банка «Российский кредит». Жалобу подал адвокат Станислав Журавлёв, защитник инженера Игоря Швеца, обвиняемого в растрате (ст. 160 УК).

Игорь Швец проходит по одному из уголовных дел экс-банкира Анатолия Мотылёва. В 2015 году Центробанк заблокировал операции с банками Мотылёва, главным из которых был «Российский кредит». При проверке была обнаружена финансовая «дыра» в несколько десятков миллиардов рублей. Анатолий Мотылёв покинул Россию; по данным СМИ, он с тех пор проживает в Лондоне.

В 2015 году «Ъ» сообщал, что банкир стал фигурантом уголовного дела о «мошенничестве в особо крупном размере» (ч. 4 ст. 159 УК РФ) из-за вывода активов в М-банке. В том же году СКР возбудил дело о хищении 700 миллионов рублей из банка «Российский кредит». По версии следствия, деньги похищались путём выдачи заведомо невозвратных кредитов фирмам-однодневкам. Анатолия Мотылёва в ноябре 2017 года заочно арестовал Басманный суд.

Бывший зампред «Российского кредита» Дмитрий Глазачёв несколько лет находился в статусе свидетеля по второму делу, однако весной 2018 года был взят под стражу: СМИ сообщали, что ему предъявлено обвинение по нескольким статьям УК РФ – ч. 4 ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере), ч. 4 ст. 160 (присвоение или растрата) и ч. 4 ст. 174.1 (легализация денежных средств). Вину он не признал.

Через два месяца следствие арестовало инженера Игоря Швеца, который также ранее проходил по этому делу в качестве свидетеля. Швец выступил поручителем по кредитам на общую сумму более 700 млн рублей, которые не были возвращены банку. Он обвинён в растрате (ч. 4 ст. 160 УК РФ), вину он также не признал.

Адвокат Станислав Журавлёв рассказал «Улице», что в июле 2019 года следствие второй раз ходатайствовало о продлении ареста его подзащитного на срок свыше 12 месяцев. При этом следователь сослался на необходимость ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела. Защита была против, но Мосгорсуд 9 июля удовлетворил ходатайство следователя, продлив срок содержания Швеца под стражей до 18 месяцев. А 22 августа апелляционная инстанция «засилила» это решение.

Сторона защиты до конца осени не могла получить копии постановлений – Мосгорсуд «волокитил их предоставление». Но 8 ноября Станислав Журавлёв всё же обратился с жалобой на решения Мосгорсуда во Второй кассационный суд общей юрисдикции. «Конечно, мы надеялись на отмену постановлений Мосгорсуда. Есть общие соображения, что новые кассационные суды будут отменять решения нижестоящих судов, чтобы сымитировать собственную значимость. В СМИ уже были публикации об этом: председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев озвучивал информацию, что они удовлетворяют в три раза больше жалоб», – пояснил адвокат, добавив, что он и раньше проходил все этапы обжалования решений об избрании «стражи».

Что такое «сплошная кассация»

С 1 октября 2019 года в России начали работать новые судебные органы: пять апелляционных и девять кассационных судов общей юрисдикции, а также апелляционный и кассационный военные суды. Эти изменения – часть судебной реформы, инициированной Верховным Судом. Председатель ВС Вячеслав Лебедев пояснял, что главной целью реформы является изменение системы рассмотрения кассационных жалоб и введение “сплошной” кассации.

Ранее осуждённый или проигравшая сторона, потерпев неудачу на апелляции, имели право подать кассационную жалобу – сначала в президиум суда республики (и приравненного к нему суда). А если и там не повезёт, то в Верховный суд.

Проблема в том, что даже до президиума доходило микроскопическое количество жалоб. Кассационные жалобы проходили этап фильтрации – специальный судья, не общаясь с участниками процесса, принимал решение, нужно ли принимать жалобу на кассацию. Это называется «выборочной кассацией». Проблему такого подхода наглядно высвечивала статистика: по данным Верховного суда, в 2018 году из числа кассационных жалоб, поданных в президиумы судов областного звена, в судебном заседании были рассмотрены примерно 10% жалоб по уголовным делам, 5% жалоб по гражданским делам и 4% жалоб по административным делам.

Теперь функция кассации передана в девять новых кассационных судов. Этапа фильтрации там не будет – это и называется «сплошной кассацией» (а вот в Верховном суде фильтрация сохраняется). Судья областного уровня лишь проверит правильность составления жалобы – а потом её будет рассматривать отдельный самостоятельный суд в ходе состязательного процесса.

Важно: через «сплошную кассацию» будут рассматриваться лишь жалобы на приговор суда, не вступивший в законную силу по состоянию на 01 октября 2019 года. В противном случае кассационная жалоба будет рассматриваться по старым правилам.

В жалобе адвокат указал, что следственные органы сами допустили волокиту при расследовании дела. По его мнению, они попытались «сфальсифицировать» исполнение необходимых процессуальных норм, чтобы не освобождать обвиняемого после истечения предельного срока содержания под стражей.

Дело в том, что по уголовно-процессуальным нормам годичный срок предельного содержания под стражей может быть превышен, если обвиняемый и защитник начинают знакомиться с материалами уголовного дела как минимум за месяц до истечения срока. Если следователи не успевают завершить расследование к этому моменту, обвиняемым должна быть избрана другая мера пресечения. Адвокат Журавлёв заявил, что следователь Е. Мельников, занимающийся делом «Российского кредита», попытался обойти этот механизм. Следователь предоставил три тома уголовного дела для ознакомления, хотя следственные действия ещё не были закончены, а Швецу не было предъявлено окончательное обвинение. Кроме того, он не был допрошен в качестве обвиняемого, а ходатайства защиты о проведении очных ставок не были рассмотрены. Также Швеца и его адвоката не уведомили надлежащим образом об окончании следственных действий.

При этом вменяемая Игорю Швецу статья входит в особый перечень «предпринимательских преступлений», где законом установлен запрет на заключение под стражу, подчеркнул адвокат. Однако Мосгорсуд ответил, что обвиняемым «совершено пособничество в виде устранения препятствий в хищении», а значит «данные действия не подпадают под умышленное неисполнение договорных обязательств и не соответствуют определению предпринимательской деятельности».

Также Станислав Журавлёв указал суду на тяжёлое состояние здоровья Швеца. «Оказание надлежащей медицинской помощи в СИЗО исключается, поэтому он фактически находится в условиях, угрожающих его жизни и здоровью», – пояснил он. Но Мосгорсуд, по мнению адвоката, «исключительно формально» отнёсся к этой информации, ответив, что болезни Игоря Швеца не входят в перечень тяжёлых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей.

«При продлении меры пресечения во всех судебных актах использовалась формулировки: “Не изменились основания, учитываемые судом при избрании меры пресечения”, – рассказал адвокат. – Никаких конкретных доводов и фактов в подтверждение указанных обстоятельств не приводилось. Все доводы защиты о возможности избрания более мягкой меры пресечения судами игнорировались».

Самое главное – постановления о продлении «стражи» носили коллективный характер. Мера пресечения продлевалась всем обвиняемым по делу, включая Швеца, без оценки конкретных обстоятельств в отношении каждого из них. Хотя ранее Европейский суд уже указывал в решении по делу «Чудун против России», что такой подход нарушает право на свободу и личную неприкосновенность, поскольку «допускает непрерывное содержание под стражей группы лиц без индивидуальной оценки оснований для содержания под стражей или соблюдения “разумного срока” в отношении каждого отдельного члена группы».

Станислав Журавлёв (адвокат Игоря Швеца)

Суды апелляционной и кассационной инстанции дословно воспроизводят судебный акт суда первой инстанции, который в свою очередь, некритично и безоценочно повторяет ходатайство следователя.

В жалобе адвокат попросил отменить решения Мосгорсуда и освободить подзащитного из-под стражи. 8 ноября судья Людмила Бакулина передала жалобу адвоката для рассмотрения Вторым кассационным судом. В постановлении о передаче дела она отметила, что сами по себе обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока заключения. «Суду надлежит устанавливать конкретные обстоятельства, свидетельствующие о необходимости дальнейшего содержания обвиняемого под стражей», – указала Бакулина.

Людмила Бакулина (судья Второго кассационного суда общей юрисдикции)

В решениях о продлении срока содержания под стражей должно быть указано, почему в отношении лица не может быть применена более мягкая мера пресечения, приведены результаты исследования в судебном заседании конкретных обстоятельств, обосновывающих продление срока её действия, доказательства, подтверждающие наличие этих обстоятельств, а также оценка судом этих обстоятельств и доказательств с изложением мотивов принятого решения.

Нижестоящие суды, по мнению судьи Бакулиной, не выполнили эти требования. Она отдельно указала на недопустимость коллективных решений о продлении «стражи» нескольким обвиняемым по делу. «Суд не сформулировал своей индивидуальной позиции в отношении обвиняемых», – отметила судья, хотя «объём предъявленного обвинения, количество преступлений, их семейное положение и состояние здоровья у каждого из них разное».

10 декабря Второй кассационной суд общей юрисдикции рассмотрел кассационную жалобу адвоката Журавлёва, но проверил при этом дела всех обвиняемых по делу. В итоге кассация отменила решения Мосгорсуда и констатировала незаконность содержания под стражей Игоря Швеца. Но это решение, к сожалению, неисполнимо. Станислав Журавлёв пояснил «Улице», что за время рассмотрения этих двух постановлений Мосгорсуд успел вынести третье, которым снова продлил срок содержания под стражей – он не входил в предмет рассмотрения. «Апелляционная жалоба на третье продление срока содержания под стражей нами уже подана в Первый апелляционный суд общей юрисдикции, – сообщил защитник. – На основании того, какое он примет решение, можно будет делать вывод о том, произошли ли хоть какие-то позитивные изменения в нашей судебной системе или они носят косметический характер».

Адвокат также отметил, что на решение суда могла повлиять коммуникация жалобы, поданной защитой в Европейский Суд по правам человека: она была отправлена в мае и принята к рассмотрению 31 октября. Адвокат указывал «на незаконное содержание под стражей, помещение в клетку в зале суда; содержание в СИЗО, несмотря на тяжёлое состояние здоровья». «Думаю, это обстоятельство также сыграло свою роль. В моей практике был пример, когда на основании решения Европейского Суда содержащейся под стражей группе так называемых чёрных риелторов была изменена мера пресечения на домашний арест», – рассказал Станислав Журавлёв.

Но Второй кассационной суд не только отменил нижестоящие акты и решение о продлении «стражи» – он вынес в адрес председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой частное определение. В документе «поставлен вопрос о принятии ею мер, направленных на предупреждение нарушений закона при рассмотрении судами города Москвы вопросов, связанных с ограничением конституционного права на свободу и личную неприкосновенность».

Станислав Журавлев удивлён «частному определению» и рад ему. «Мосгорсуд известен тем, что фактически воспроизводит судебные акты судов первых инстанций, какие бы нарушения они ни содержали, какие бы доводы защита ни приводила. Персональную ответственность за такую «политическую» линию Мосгорсуда несёт председатель Ольга Егорова, – говорит адвокат. – Не знаю, будут ли лично для неё какие-либо негативные последствия в связи с этим “частником”, но важно, что Второй кассационный суд обозначил эту позицию публично. Возможно, это сигнал каких-то позитивных изменений внутри системы»

Напомним, что в 2011 году Ольга Егорова также получила частное определение – от Верховного суда РФ. Оно касалось одного из самых известных процессов в новейшей истории России – дела ЮКОСа. Верховный суд признал незаконным решение 2010 года о двукратном продлении ареста бывшего главы МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева и экс-главы НК ЮКОС Михаила Ходорковского. Коллегия из трёх судей под председательством Владимира Шишлянникова решила, что на Ходорковского и Лебедева распространялись президентские поправки к УПК, согласно которым не подлежат арестам лица, совершавшие преступления в сфере предпринимательской деятельности. Верховный суд вынес частное определение в адрес председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой, обратив её внимание на «грубое нарушение закона, допущенное при рассмотрении надзорных жалоб». ВС обязал госпожу Егорову доложить «о результатах рассмотрения данного частного определения». Впрочем, решение Верховного суда не повлияло на срок наказания Ходорковского и Лебедева.

В конце 2017 года гражданская коллегия ВС в частном определении обратила внимание главы Мосгорсуда Ольги Егоровой на грубые нарушения в деле о незаконной продаже квартиры Екатерины Любомской. Как сообщал «Ъ», ВС потребовал принять меры в отношении двух судей Никулинского райсуда, включая его председателя Петра Мальцева, и четырёх судей Мосгорсуда. Позже в Мосгорсуде сообщили «Ъ», что частные определения обсуждались на «оперативных совещаниях», где до судей и сотрудников аппарата были доведены указания о «неукоснительном соблюдении» процессуальных норм с учётом разъяснений пленума ВС. За выявленную ВС волокиту в документообороте был уволен сотрудник аппарата суда.

Источник: Коммерсантъ


Автор: Екатерина Горбунова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.