15.12.2020

Как политолог гонорары адвокатов оценивал

Как политолог гонорары адвокатов оценивал Как политолог гонорары адвокатов оценивал

Суд усомнился в экспертизе следствия по делу адвоката Юрьева

Иллюстрация: Мария Бойнова
Процесс
Криминализация гонорара

Как стало известно «Улице», Мещанский суд Москвы принял довольно редкое решение, рассматривая дело адвоката Сергея Юрьева о «завышении» стоимости юридических услуг. Судья усомнился в компетентности эксперта, который проводил экспертизу на стадии следствия – и постановил провести новую экспертизу. Защита считает это поворотным моментом для всего процесса, ведь обвинение во многом основывалось на выводах экспертизы, которую суд теперь считает сомнительной. «Улица» изучила аудиозапись заседания – и увидела, как защите удалось добиться назначения новой экспертизы.

«Улица» давно следит за делом адвоката Сергея Юрьева, которое рассматривает Мещанский суд Москвы. Председателя МКА «Межрегион» Сергея Юрьева обвиняют в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК). Вместе с ним по делу проходят бывший член коллегии Виктор Евкин и глава правового управления и имущественных отношений Росавиации Владимир Мнишко.

В декабре 2004 года «Межрегион» заключил трёхлетний договор о юридическом сопровождении ФГУП «Госкорпорация по организации воздушного движения» с оплатой в размере 6,8 млн рублей в месяц. По версии следствия, в конце 2007 года Юрьев узнал от директора ФГУП Валерия Горбенко, что предприятие готовится провести новый конкурс об оказании юруслуг. Также Горбенко якобы рассказал, что планирует обратиться в Росавиацию с просьбой помочь определить начальную цену конкурса. Тогда Юрьев будто бы подготовил собственную методику – которую следствие считает некорректной и неадекватной рыночному уровню цен – и поручил Евкину найти учреждение, которое подготовит заключение с расчётом первоначальной цены конкурса по этой методике. Евкин получил такое заключение от завсектором налогового права Института государства и права РАН Раисы Захаровой. По версии следствия, именно на основании этого заключения была утверждена завышенная первоначальная цена контракта. Ссылаясь на финансово-экономическую экспертизу, следствие пришло к выводу, что за 11 лет работы «Межрегион» незаконно получил свыше миллиарда рублей.

Виктор Евкин во время следствия дал признательные показания и находится под подпиской о невыезде. Сергей Юрьев и Владимир Мнишко вины не признают. Оба провели в СИЗО полтора года – 16 октября их перевели под домашний арест.

Сам Юрьев пояснял суду, что «Межрегион» оказывал уникальные услуги в сфере воздушного права. Абонентский договор предусматривал обслуживание 18 филиалов госкорпорации и 236 иных структурных подразделений по всей стране – для этого в режиме 24/7 могли быть задействованы до 172 адвокатов. Начальная цена договора, по его словам, рассчитывалась из стоимости предыдущего контракта с применением индексов-дефляторов, рекомендованных Минэкономразвития. Представитель госкорпорации заявил суду, что работа «Межрегиона» не вызывала нареканий, а проверки надзорных органов не выявили нарушений и ущерба.

Показания высшего пилотажа
«Авиационный» адвокат Сергей Юрьев четыре часа рассказывал суду о проделанной его коллегией работе

В чём проблема экспертизы следствия

13 ноября суд опросил одного из авторов экспертизы, на выводах которой во многом основывается следствие (материалы экспертиз есть у «АУ»).

В мае 2017-го, а затем в октябре 2018 года следствие поставило перед экспертами из НИИ экономики, политики и права в научно-технической сфере следующие вопросы:

  1. Можно ли считать заключение заведующей сектором налогового права ИГП РАН Захаровой официальным источником информации о рыночных ценах на подобного рода услуги в силу положений действующего тогда законодательства?
  2. Корректна ли методика расчёта начальной максимальной цены, которую использовала Захарова, и соответствует ли она действующему на тот момент закону?
  3. Какова средняя стоимость юридических услуг, указанных в договоре от 2008 года, исходя из аналогичных предложений на рынке в тот момент?
  4. Не является ли стоимость услуг по договору завышенной по сравнению со средней рыночной ценой аналогичных услуг?
  5. Какова разница между стоимостью услуг по договору и средней рыночной стоимостью?
  6. Аналогичные вопросы для договоров, действующих с 2011-го по 2014-й и с 2014-го по 2018-й годы.

Эксперты указали, что Захарова определяла стартовую цену для конкурса, исходя из стоимости юридических услуг в прошлом договоре «Межрегиона» и «Госкорпорации по ОРВД», а не из анализа предложений на рынке. По мнению экспертов, это нарушает требования ст. 40 НК, что делает её методику некорректной, а исследование – заведомо необъективным. Из-за этого на первые два вопроса эксперты ответили отрицательно.

Среднюю рыночную стоимость юридических услуг они определили путём «сравнительного метода». Эксперты выбрали на сайте госзакупок сопоставимые, по их мнению, договоры на абонентское юридическое обслуживание. Например, соглашение с департаментом спорта Москвы на правовое сопровождение деятельности спортивных юношеских школ, а также договор о юридическом обслуживании научно-производственной фирмы. Стоимость таких контрактов оказалась в диапазоне от 10 до 15 млн рублей в год, а средняя цена консультации юриста – примерно 4 000 руб.

Потом эксперты оценили стоимость нескольких договоров на абонентское обслуживание, которые предлагали юридические фирмы. Их стоимость разнилась от 1,2 до 6 млн рублей в год. Сопоставив цены бюджетных и коммерческих абонентских договоров – без учета специфики отрасли права – эксперты вывели некую «среднюю цифру». Применяя индекс-дефлятор, они получили годовую стоимость в 25,1 млн рублей для 2008 года, 28,1 для 2009-го и 30,4 для 2010 года. Таким же образом рассчитывалась цена последующих договоров с «Межрегионом».

Помимо этого эксперты попытались аналогичным способом вычислить среднюю рыночную стоимость для каждой услуги, указанной в договоре с «Межрегионом».

По расчётам экспертов, на момент заключения договора в 2008 году один судодень в среднем оценивался на рынке в 6 067 рублей, юридическая консультация стоила 1 293 рубля, правовое заключение – 4 447 рублей, мониторинг законодательства за один месяц – 17 287 рублей, разработка одного законопроекта – 820 694 рубля, а лекция для сотрудников – 1 627 рублей за академический час.

Эксперты попытались ввести специальные коэффициенты за уникальность работы. По их мнению, единственным показателем эксклюзивности может быть присутствие исполнителя в одном из крупнейших профессиональных рейтингов – «РБК», «Коммерсанта» и «Право.ру». Там «Межрегиона» не оказалось.

Интересно, что в заключениях экспертов неоднократно отмечается: договор «Межрегиона» с «Госкорпорацией по ОРВД» по эксклюзивным вопросам в сфере авиации – единственный в своем роде, в полной мере аналогичных предложений на рынке нет. Но это обстоятельство эксперты посчитали недостаточным обоснованием более высокой стоимости услуг «Межрегиона» по сравнению с обслуживанием спортивной школы.

В итоге авторы экспертиз пришли к выводу, что «средняя рыночная стоимость» услуг, оказанных «Межрегионом» по первому договору, составляла всего 29 126 293 рубля в ценах 2008 года. Это в 11,7 раза меньше, чем получила коллегия. Основываясь на экспертизе, обвинение считает, что по договорам 2008–2018 годов «Межрегион» необоснованно получил более чем миллиард рублей.

Эксперт завысил ущерб от завышения

Адвокат Аркадий Колесников – защитник Юрьева – вспоминает, что результаты экспертизы шокировали его коллег. «Это дилетантская пародия на экспертизу, – уверен адвокат. – Ещё на предварительном заседании мы ходатайствовали об её исключении из числа доказательств, но тогда судья посчитала это преждевременным». Защитник утверждает: как только данные экспертизы огласили в суде, Юрьева и Мнишко сразу перевели из СИЗО под домашний арест. Он напрямую связывает это решение с низким качеством экспертизы: «Суду стало очевидно, какое исследование является краеугольным камнем обвинения». Отметим, суд обосновывал своё решение угрозой заражения коронавирусом.

Суд отказался прекратить дело адвоката Юрьева
И продлил стражу на полгода для «гарантии явки в суд»

Судья также удовлетворила ходатайство защиты о допросе экспертов – однако вызвать удалось только старшего научного сотрудника НИИ Ивана Вершинина. По поводу двух других экспертов суду представили справку, что «не могут их найти».

13 ноября в Мещанском суде Вершинин ответил на вопросы защиты и судьи. Он признал, что по основному образованию является политологом, квалификации эксперта не имеет и ранее не проводил исследований в сфере оценки юридических услуг. При этом большую часть исследования выполнил именно он – и самостоятельно разработал методику для анализа. Вершинин не смог рассказать суду о границах своих компетенций. Он также не смог дать определение «средней рыночной стоимости юридических услуг» и объяснить, на основании каких документов её можно рассчитать.

Судья и адвокаты неоднократно просили Вершинина объяснить суть своего подхода и привести ссылки на научные публикации, из которых он мог почерпнуть методы анализа. Эксперт каждый раз повторял, что его методика – это лишь сравнение цен из договоров «Межрегиона» с ценами на сайте госзакупок и в интернете. При этом выяснилась ещё одна интересная деталь: анализируя коммерческие предложения юридических фирм, он довольствовался расценками, указанными на их сайтах. Вершинин даже не пытался проверить, соответствуют ли они реальной итоговой стоимости услуг.

На заседании адвокаты поинтересовались, почему юридические услуги в сфере авиации, оказанные огромной госкорпорации, оказались «аналогичны» правовому сопровождению спортивных школ Москвы. Вершинин ответил, что контракты аналогичны по числу структурных подразделений, которые юристам необходимо обслуживать одновременно.

– Договор с департаментом спорта Москвы подразумевал юридическое обслуживание всех школ в России одновременно? – удивился адвокат Колесников.

– Нет, но там тоже был большой масштаб, – неуверенно ответил эксперт.

На вопрос, было ли в договоре со спортивной школой условие о работе 24/7, как требовалось от юристов «Межрегиона», эксперт ответить не смог. Но подчеркнул, что средние цены юридических услуг, полученные им при сопоставлении разных договоров с госпредприятиями, должны распространяться и на контракты «Госкорпорации по ОРВД» – поскольку это тоже бюджетная организация.

– Есть адвокат, который занимается административными делами. А есть те, кто ходят в арбитражные суды и участвуют в многомиллионных спорах, – не выдержал судья. – Эти различия как-то вами учитывались при проведении экспертизы? Учитывалась ли специфика госкорпорации, с которой заключены договоры?

– Я думаю, это невозможно учесть, поскольку такая госкорпорация одна в России и аналогичных договоров нет, – признал Вершинин.

Адвокаты напомнили, что закон позволяет эксперту отказаться проводить исследование, если аналогичных для корректного сравнения услуг не существует. «Мне было поручено проводить экспертизу – и я её проводил», – ответил Вершинин.

Защита нашла в исследовании и арифметические ошибки. Умножив 126 млн рублей (плата за годовое абонентское обслуживание) на шесть лет действия договора, эксперт получил 777 млн. Пересчитав пример в зале суда, Вершинин получил уже 756 млн. Только из-за этой ошибки сумма ущерба, якобы причинённого Юрьевым, разом оказалась завышена на 21 млн рублей.

Позже в ходе допроса выяснилось, что эксперт даже не знаком с конкурсной документацией и условиями, которые изначально устанавливались госкорпорацией для потенциальных участников торгов. Он признал, что не учитывал разницы в изначальных требованиях заказчиков, когда сравнивал стоимость услуг «Межрегиона» с «аналогичными договорами» на сайте госзакупок.

Говоря о нормах закона, которыми он руководствовался при проведении экспертизы, Вершинин упомянул Федеральный стандарт оценки №1, утверждённый Минэкономразвития в 2015 году. Защитники обратили внимание, что пользоваться этим стандартом вправе только лица, обладающие статусом оценщика. Вершинин признал, что таким статусом не обладает. Адвокаты также напомнили, что этот ФОС не распространяется на оценку юридических услуг – и Вершинин не смог объяснить, почему выбрал именно его.

Судя по всему, это стало последней каплей. Суд официально высказал сомнения в компетентности Вершинина как эксперта – и постановил назначить новую экспертизу.

«Версия обвинения может рассыпаться»

Владимир Мнишко и его защитник предложили поручить подготовку новой экспертизы АНК «Содружество экспертов МГЮА им. О. Е. Кутафина». Защита попросила поставить перед новым экспертом вопросы о соответствии конкурсной документации действующим на момент заключения договора внутренним документам госкорпорации – а также сравнить указанные в договоре цены со среднерыночными в сфере аэронавигации. Адвокаты Юрьева также предложили задать эксперту вопросы о применении в юридической науке понятия «средняя рыночная стоимость юридических услуг» – и о правомочности использования этого термина в вопросе гонорара адвокатов.

Адвокат Наталья Якупова (защитник Сергея Юрьева)

Кроме грубых арифметических ошибок эксперт допустил и принципиальную ошибку – попытался оценить стоимость каждой оказанной услуги и сравнить с оплатой по договору. Но по абонентскому договору предусмотрена фиксированная оплата. Она не зависит от того, какой объём работы фактически сделал исполнитель и сколько стоила каждая услуга.

Однако суд не стал включать указанные вопросы защитников в список для новой экспертизы. Провести её суд постановил в Федеральном центре судебной экспертизы при Минюсте.

В беседе с «Улицей» адвокат Наталья Якупова, защищающая Юрьева, выразила надежду, что эксперты Минюста не допустят таких же грубых ошибок, как сотрудники выбранного следствием НИИ. Поэтому она пока спокойно относится к отказу судьи добавить в список предложенные адвокатами вопросы. Адвокат Колесников также уверен: главное, что суд согласился назначить новую экспертизу. «Процессуально нам важно опровергнуть содержание первой экспертизы, – объясняет защитник. – Вопрос об ущербе, как и якобы миллиардный масштаб хищений, появился только благодаря первой экспертизе. Если исключить её из числа доказательств, версия обвинения может рассыпаться».

Он подчеркнул, что суды нечасто подвергают сомнению результаты экспертизы следствия – и в этом деле назначение новой экспертизы лишь подтверждает, что «Юрьева давно нужно было оправдать».

Якупова полагает, что экспертиза следствия по делу Юрьева станет наглядным «антипримером» того, как нельзя проводить исследования. Защитник даже предлагает показывать этот документ студентам-юристам. «Мы спрашивали эксперта – может ли юрист спортшколы оказывать аналогичные услуги госкорпорации в сфере аэронавигации? Он отвечал: нет, не может. Подписывая именно такое заключение, он заведомо понимал, что его сравнения некорректны», – поясняет Якупова.

Адвокат Колесников надеется, что случай с этой экспертизой убедит общество в абсурдности уголовных дел о завышении адвокатских гонораров.

Адвокат Аркадий Колесников (защитник Сергея Юрьева)

Может быть, в следующий раз, получив подобную – даже не хочется говорить, «экспертизу» – прокурор задумается: стоит ли утверждать обвинительное заключение, чтобы потом позориться.

Адвокат напомнил, что из-за документа с ошибочно полученной суммой ущерба Юрьев провёл в СИЗО полтора года. «Эту цифру в один миллиард рублей тиражировали в пресс-релизах СК – мол, вот какого преступника в адвокатуре раскрыли. Но как мы увидели, сумма была взята экспертами с потолка», – возмущается защитник.

Следующее заседание по делу назначено на 18 декабря. По словам адвокатов, предполагается, что к этому заседанию суду представят результаты новой экспертизы. Однако защитники считают, что в реальности подготовка исследования может затянуться на несколько месяцев.

Обновление от 21:40: после публикаии текста адвокат Наталья Якупова учтонила, что судья назначила новую экспертизу – не повторную и не дополнительную. В постановлении судьи экспертиза и правда названа просто «экспертизой», без дополнений.

Автор: Елена Кривень

Редакторы: Екатерина Горбунова, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.