28.09.2020

«По моим сведениям, ущерба не причинено»

«По моим сведениям, ущерба не причинено» «По моим сведениям, ущерба не причинено»

В суде допросили представителя потерпевшей стороны по делу адвоката Юрьева

Иллюстрация: Мария Бойнова
Процесс
Криминализация гонорара

В пятницу, 25 сентября, должно было состояться очередное заседание по делу адвоката Юрьева – председателя МКА «Межрегион», обвинённого в особо крупном мошенничестве. Его защита утверждает, что мужчине ставят в вину обычную профессиональную деятельность: адвокаты даже пришли в суд в футболках «Я/Мы Сергей Юрьев». Но заседание внезапно отложили – конвой уехал на стрельбы и подсудимых было некому доставить в суд. Однако неделей ранее в процессе выступил представитель «Госкорпорации по ОрВД» – предприятия, признанного потерпевшей стороной. Начальника юридического отдела компании Бориса Кушнерука допрашивали два с половиной часа, в которые он методично доказывал, что предприятие нуждалось в услугах «Межрегиона», адвокаты которого обладали необходимой квалификацией и работали «24/7». В какой-то момент Кушнерук даже заявил, что, по его сведениям, договорами между МКА и ФГУП «ущерба не причинено». Но в ответ на прямой вопрос обвинения он зачитал письмо главы предприятия – и в документе говорится о согласии с выводами следствия.

В Мещанском суде Москвы продолжаются слушания по делу председателя МКА «Межрегион» Сергея Юрьева. На предыдущем заседании 20 августа адвокат подробно рассказал суду о проделанной его коллегией работе – и доказывал ущербность экспертной логики, по которой стоимость оказанных услуг была признана «завышенной». Накануне того заседания Федеральная палата адвокатов выступила с заявлением в поддержку Юрьева – а глава Комиссии ФПА по защите прав адвокатов Генри Резник подготовил правовое заключение по делу, в котором назвал обвинение адвоката в хищении «несостоятельным».

Заседание 17 сентября обещало быть особенно интересным: ещё в коридоре защита Юрьева сообщила, что планируется допрос представителя потерпевшей стороны – ФГУП «Госкорпорация по ОрВД». Этим представителем был Борис Кушнерук, начальник управления правового обеспечения, договорной и претензионно-исковой работы компании. Он не пропустил ни одного заседания с начала рассмотрения дела в суде. Отметим, что в ходе предварительного расследования представители ФГУП, по словам защиты, подтвердили реальность и эффективность услуг, оказанных «Межрегионом».

Напомним, председателя МКА «Межрегион» Сергея Юрьева обвиняют в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК). Вместе с ним по делу проходят бывший член коллегии Виктор Евкин и глава правового управления и имущественных отношений Росавиации Владимир Мнишко. По версии следствия, МКА «Межрегион» в декабре 2004 года заключила трёхлетний договор о юридическом сопровождении ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» с оплатой в размере 6,8 миллионов рублей в месяц. «Не позднее» 2007 года председатель коллегии «Межрегион» Юрьев узнал, что предприятие готовится провести конкурс на заключение нового договора. Об этом ему якобы сообщил директор ФГУП Валерий Горбенко – и рассказал, что планирует обратиться в Росавиацию с просьбой помочь определить начальную цену конкурса. Далее Юрьев якобы подготовил собственную методику по определению такой цены – и поручил коллеге Евкину найти экспертное учреждение, готовое на основе этой методики написать заключение с «завышенной» ценой конкурса. Таковым, считает следствие, стал Институт государства и права РАН. После чего Мнишко из Росавиации якобы организовал направление запроса от ФГУП именно в этот институт, сотрудник которого Раиса Захарова подготовила необходимое заключение о начальной цене договора в 14,8 млн рублей ежемесячно. Но Горбенко, по мнению следствия, по какой-то причине решил снизить её до другой «завышенной» цены в 10,5 млн рублей. В итоге «Межрегион» выиграл конкурс и это якобы позволило коллегии за 11 лет «необоснованно» получить от предприятия свыше миллиарда рублей. Свои выводы следствие обосновывает ссылками на комиссионную финансово-экономическую судебную экспертизу и оклады инхаус-юристов «Госкорпорации по ОрВД», размер которых не превышал 29 100 рублей в месяц. По мнению следствия, «истинной» ценой договора является сумма в 9,4 млн рублей в год, то есть 783 тысячи в месяц. Виктор Евкин во время следствия дал признательные показания и находится под подпиской о невыезде. Сергей Юрьев и Владимир Мнишко вины не признают и 15 месяцев содержатся в СИЗО.

Заседание 17 сентября началось с задержкой в два с половиной часа. По словам адвоката, обвиняемых Юрьева и Мнишко долго не доставляли из СИЗО. Наконец два десятка ожидавших, среди которых было около 15 слушателей, вошли в просторный зал суда. Почти сразу к своему месту прошла судья Олеся Менделеева. На протяжении всего заседания судья говорила так тихо, что услышать и понять удалось далеко не всё. Корреспондент «Улицы» вовремя пересела на ближайшую к судье лавку – но даже это не особо исправило ситуацию.

Защита Юрьева попросила приобщить к делу ряд документов – к которым затем обращалась при допросе представителя потерпевшего. Это были, в частности, сведения о коммерческих предложениях, полученных ФГУП от разных контор после расторжения договора с МКА «Межрегион». «Предприятие с осени 2018 года по весну 2019 года запрашивало ценовые предложения для проведения в 2019 году нового конкурса на оказание юридических услуг, – рассказал адвокат Аркадий Колесников. – Документы указывают на то, что имела место быть значительная разница ценовых предложений. От 86 млн рублей в месяц до… 5,5 млн рублей в месяц, при оказании юридических услуг в основном младшими юристами и помощниками юристов, с ограниченным объёмом часов работ в месяц». Он подчеркнул: эти сведения доказывают, что цена договоров «Госкорпорации по ОрВД» с «Межрегионом» – 10,5 млн рублей в месяц – соответствует рыночной. А закупка юридических услуг по «следственной» цене в 783 тысячи в месяц, напротив, «просто нереальна», поэтому ни о каком ущербе говорить нельзя. Прокурор ожидаемо возразил против приобщения ходатайств – объяснил, что имеющихся в деле экспертиз достаточно. Но в этом вопросе судья встала на сторону защиты.

«Предприятие сообщает о своём согласии с выводами следствия»

Допрос представителя ФГУП Бориса Кушнерука начала судья. Впрочем, в дальнейшем она постоянно перебивала как обвинение, так и защиту, уточняя интересующие её моменты. Отвечая на вопросы судьи, Кушнерук сообщил, что раньше работал в МКА «Межрегион», а во ФГУП перешёл в 2016 году. Также подтвердил, что «Госкорпорация по ОрВД» находится в ведении Росавиации, однако одной из её целей является извлечение прибыли.

Гособвинителей больше интересовало наличие в компании штатных юристов. Кушнерук сообщил, что юристы есть в каждом из 19 филиалов ФГУП, а также в генеральной дирекции. В их функции входит «комплексное обеспечение правой деятельности предприятия». Но судья решила уточнить:

– Что именно? Я не работала на предприятии.

– Суды, претензионные вопросы, консультации сотрудникам предприятия. Участие в совещаниях, представление интересов в контролирующих надзорных органах, координация действий юристов филиалов, трудовые вопросы. Достаточно большой спектр.

<…>

– Численность какая?

– Юристов всех филиалов порядка 70 человек… Конкретно в генеральной дирекции находится 10 человек.

Кушнерук не смог сходу ответить на вопрос о том, какие именно услуги предусматривали договоры между «Госкорпорацией по ОрВД» и «Межрегионом». «Могу открыть положение договора и прочесть. Я не готов вам на словах сказать, потому что там большой перечень вопросов… В двух словах не расскажешь», – объяснил он. Судья выразила готовность выслушать его: «Времени много». Кушнерук посмотрел на адвокатов. Судья с улыбкой заметила: «С такой надеждой он смотрит на защиту».

Адвокаты и правда пришли на помощь, назвав нужные страницы договора. «Там действительно очень большой предмет договора – на нескольких листах, – отметила защитник Наталья Якупова. – Может быть, дать возможность представителю потерпевшего прочесть его?» Судья не стала возражать.

Представитель ФГУП начал листать полученные документы и перечислять: оказание юридических услуг на всей территории России, участие в разработке нормативно-правовых актов, представительство по спорам в любых судах и по любым отраслям права... Отстаивание интересов ФГУП в региональных и федеральных госорганах, устные и письменные консультации, правовое сопровождение производства, мониторинг законодательства и так далее. Он отметил, что некоторые из этих функций никогда не были обязанностью инхаус-юристов. По другим позициям адвокаты «Межрегиона» оказывали «значительную поддержку», поскольку штатных юристов не хватало. К допросу подключилось обвинение:

– Известны ли вам факты совместного участия в судебных заседаниях юристов как «Межрегиона» в рамках заключённых договоров, так и «Гокорпорации по ОрВД»?

– В инкриминируемый период я не готов сказать, но думаю, что да.

– С чем это связано?

– Юристы предприятия оказывали методическую помощь. <…> Это не связано с тем, что все говорили об одном и том же. Просто юристы и адвокаты дополняли друг друга каждый в своей части. <…> При необходимости МКА привлекалась для оказания поддержки юристам ФГУП. Не могу сказать, в каких конкретно случаях: когда предприятие обращалось, «Межрегион» оказывал поддержку.

<…>

– Фактически договор [между ФГУП и МКА] был расторгнут в декабре 2018 года. <…> С момента расторжения договора «Госкорпорация по ОрВД» заключала с кем-либо договоры?

– Централизованного договора с кем-либо не заключалось. Но филиалами, если не ошибаюсь, заключались единичные договоры с адвокатами... Но такого, какой был с МКА «Межрегион», больше не заключалось.

В какой-то момент на помощь прокурору пришла судья: она сообщила, что обвинение хочет знать, справлялся ли ФГУП с юридическими делами сам после того, как был расторгнут договор с МКА.

– Я полагаю, что справлялось. Однако я хочу отметить, что вопрос этот достаточно субъективный: можно справляться отлично, хорошо, удовлетворительно…

– Расторжение договора с МКА повлияло [на нагрузку штатных юристов]?

– Да, повлияло. У юристов значительно выросла нагрузка… После расторжения договора с МКА [мы] в Росавиацию обращались два раза. <…> После того, как нам отказали в заключении нового договора [с внешними юристами], просили увеличить штат. Тоже отказали.

После этого прокурор подошла к главному вопросу: «Вы подтверждаете факт и сумму ущерба, причинённого ФГУП в размере, указанном в заключении экспертов?» Кушнерук не стал сам отвечать на этот вопрос, а сослался на письмо руководства предприятия.

ФГУП «Госкорпорация по ОрВД»
(потерпевшая сторона в деле адвоката Юрьева)

Проверка, проводимая надзорными и контролирующими органами в период действия договоров, каких-либо нарушений… не выявила. В материалах уголовного дела также не усматривается, что данные закупочные процедуры были проведены корпорацией с какими-либо нарушениями. Вместе с тем важно отметить, что, учитывая специфику деятельности предприятия, в штате ФГУП «Госкорпорация по ОрВД» отсутствуют специалисты, обладающие специальными познаниями, которые могли быть дать оценку имеющимся в материалах дела экспертизам. На основании изложенного, а также учитывая материалы уголовного дела, предприятие сообщает о своём согласии с выводами следствия о причинённом ущербе.

При этом Кушнерук в своих показаниях подчеркнул, что у ФГУП не было претензий к работе МКА. «Всё закрывалось актами выполненных работ», которые соответствовали фактически оказанным услугам. Более того, исполнение обсуждаемых договоров было предметом проверки со стороны Росавиации – и претензий тоже не было.

«То есть люди очень грамотные, профессиональные»

Защита Юрьева начала допрос с вопроса о том, с каких именно средств предприятие оплачивало работу адвокатов. «ФГУП “Госкорпорация по ОрВД” является коммерческой организацией… Эти договоры оплачивались за счёт внебюджетных средств – из собственных средств предприятия», – ответил Кушнерук. Он также подтвердил, что адвокаты МКА работали с предприятием на условиях абонентского обслуживания – «24/7», в то время как инхаус-юристы работали в рамках стандартных трудовых договоров. «По договору [ФГУП с МКА] предполагалось, что исполнители по поручению [заказчика] в любое время дня и ночи, независимо от того, где какая проблема возникает, выезжают на место и оказывают юридическую помощь», – пояснил он.

На вопросы защиты о конкурсе по договорам между ФГУП и МКА представитель предприятия ответить не смог – сообщил, что в корпорации есть специальные службы, сопровождающие эти процессы. Но отметил, что информация о планируемом конкурсе была публичной, перечень необходимых юруслуг составляла сама «Госкорпорация по ОрВД», она же определяла начальную максимальную цену (НМЦ) договора. Более того, он подтвердил слова защиты о том, что по действовавшим тогда законам предприятие могло заключить договор на оказание юруслуг и без конкурса. Но ФГУП разработало собственное положение о закупках. Не очень уверенно Кушнерук также подтвердил, что глава предприятия Валерий Горбенко при определении НМЦ применял как заключение Захаровой, так и индекс-дефлятор.

Адвокатов Юрьева прервала судья. Она спросила, была ли у предприятия обязанность согласовывать с кем-либо трату внебюджетных средств. Кушнерук сообщил, что по закону «Госкорпорация по ОрВД» согласовывала с Росавиацией все крупные сделки – в том числе договоры с «Межрегионом». Допрос снова продолжили адвокаты Юрьева:

– Каким образом определялся победитель в конкурсе 2007 года?.. В связи с чем «Межрегион» оказался победителем?..

Борис Кушнерук, представитель «Госкорпорации по ОрВД»
(потерпевшей стороны в деле адвоката Юрьева)

Я могу предположить, что «Межрегион» оказался победителем, потому что его заявка оказалась наиболее конкурентоспособной и отвечала требованиям конкурсной документации.

Чуть позже судья снова перехватила инициативу:

– Ваше мнение как юриста – в чём специфика работы с «Госкорпораций по ОрВД»?..

– В уникальности этой отрасли – воздушного транспорта. Потому что это единственная организация, которая оказывает услуги по навигационному обслуживанию воздушных судов. Это то же самое, что управление транспортным движением на земле – а это в воздухе. Это всё очень сложно…

– Должны быть специальные познания у юристов, чтобы представлять её интересы? Или это может делать обычный юрист? В чём была заинтересованность в «Межрегионе»?..

– Адвокаты специализировались в области налогового, воздушного законодательства. Там были специалисты, которые очень глубоко [разбирались]. Были бывшие летчики, которые непосредственно управляли самолётами, потом работали на предприятиях нашей системы, потом стали юристами, стали адвокатами. То есть люди очень грамотные, профессиональные.

Защита задала уточняющий вопрос:

– В период с 2008 по 2018 годы юристами или другими работниками предприятия вносились предложения о расторжении договора [с МКА]? Например, говорили они: «Нас не устраивает работа коллегии адвокатов», «Они нам не нужны»?..

– Такие предложения не поступали.

<…>

– Отправлялись ли какие-то запросы по ценам в адвокатские образования?.. Если да, то каков их результат? В частности, после расторжения договора [с «Межрегионом»]?

– Если я не ошибаюсь, то мы два раза пытались запросить новые предложения в сторонних организациях. Нам присылали коммерческие предложения… В одном случае мы делали адресную рассылку. Во втором случае мы опубликовали на сайте предложение. И в первом, и во втором случаях были получены предложения, которые были проанализированы. Разброс цен был огромный.

– Какой примерно?

Борис Кушнерук, представитель «Госкорпорации по ОрВД»
(потерпевшей стороны в деле адвоката Юрьева)

Если не ошибаюсь, [просили] три млрд рублей за три года («86 млн рублей в месяц», – уточнила защита). Получив предложения, мы, конечно, были обескуражены, мягко говоря… Были поменьше цены, но примерно такие же.

Судья тоже включилась в разговор про гонорар:

– Были ли акты, которые регулировали вознаграждение?

– По Закону об адвокатуре вознаграждение определяется соглашением между адвокатом и доверителем.

Защита уделила много времени вопросам о значимости для «Госкорпорации по ОрВД» работы сотрудников «Межрегиона» – от мониторинга законодательства до сумм прямого ущерба, который удалось предотвратить адвокатам. О том же подробно рассказывал на прошлом заседании сам председатель МКА Сергей Юрьев. Кушнерук со всем согласился. Он также отметил, что начальная максимальная цена договора включала не только вознаграждение адвокатов, но и расходы по исполнению соглашения.

«4 295 рублей в месяц»

После выступления защиты слово взяли подсудимые, всё это время находившиеся в «аквариуме». Юрьев перед началом оговорился, что мало что слышал из происходившего в зале: «Поэтому, первое, прошу извинить, если я повторюсь. Второе, могут быть глупые вопросы – но они исходят из той абсурдной ситуации, которая сложилась».

– Первый вопрос: денежные средства перечислялись предприятием на расчётный счет «Межрегиона» безвозмездно – или за юридические слуги, которые оказывались этому предприятию?

– За услуги, оказанные по договору.

– Второй вопрос: в силу ГК, ущерб – это утраты имущества или расходы лица, право которого нарушено, понесённые для восстановления нарушенного права. Поясните, нарушены ли какие-либо права ФГУП вследствие заключения или исполнения договора на оказание юридических услуг?

Борис Кушнерук, представитель «Госкорпорации по ОрВД»
(потерпевшей стороны в деле адвоката Юрьева)

По моим сведениям, ущерба не причинено.

<…>

– После ознакомления с результатами финансово-экономических экспертиз, пересматривались ли цены других договоров, заключённых ФГУП с 2008 года? Или это произошло только в отношении договоров на оказание юридических услуг?

– По моим сведениям, такой переоценки не проводилось.

– По расчётам, которые эксперты приводят, размер вознаграждения адвокатов, исходя из этого заключения, должно было составлять 4 295 рублей в месяц после уплаты НДФЛ. Поясните, принимались ли меры по уменьшению размера зарплаты?..

– Нет.

На заявление Владимира Мнишко, что он тоже не слышал половину заседания, судья парировала: «Вы спали!». Мнишко удивился: «Я спал?..» Правда, сразу же переключился на представителя потерпевшего. Отвечая на вопросы подсудимого, Кушнерук сообщил, что ФГУП в рамках своей хозяйственной деятельности само выбирает своих контрагентов – а с Росавиацией согласовывает только цену крупных сделок. Часть вопросов судья сняла как повторные – Мнишко с этим согласился, пошутив: «Очевидно, я спал».

«Глубина непонимания обвинением гражданско-правовых правоотношений»

После вопросов, заданных подсудимыми, у защиты Юрьева появился дополнительный вопрос – о количестве адвокатов, участвовавших в исполнении договора. Кушнерук ответил, что в МКА «Межрегион» состоит порядка 300 адвокатов. Прокуратура тоже решила задать уточняющие вопросы:

– Какова доля государства во ФГУП?

– 100 процентов, – смутившись, ответил Кушнерук.

<…>

– Вы сообщили, что [для оплаты работы адвокатов] использовались внебюджетные средства. Если стопроцентным учредителем является государство, то о каких внебюджетных средствах вы говорите?

Услышав последний вопрос прокурора, адвокаты рассмеялись. Судья тут же сняла вопрос: «Я даже не буду пояснять, почему». После процесса адвокат Аркадий Колесников, защищающий Юрьева, пояснил, что этот вопрос продемонстрировал «глубину непонимания обвинением гражданско-правовых правоотношений». Дело в том, что у ФГУП нет долей: его учреждает один собственник – Российская Федерация. Хотя государство наделяет предприятие бюджетным имуществом и может выделять ему средства, по закону оно занимается коммерческой деятельностью. Полученная в ходе такой деятельности прибыль – это внебюджетные средства, которые ФГУП может тратить на свои нужды, в том числе на оплату адвокатов.

В конце судья разрешила прочесть письмо главы ФГУП в 2008 году Валерия Горбенко, которое он направил Росавиации. Об этом ранее просила защита подсудимых. В этом документе Горбенко сообщал, что при определении начальной максимальной цены договора на оказание юруслуг использовал рекомендованный правительством индекс-дефлятор. Он применил его к цене соглашения, заключенного с «Межрегионом» в 2004 году. В письме отмечается, что это было сделано в том числе с учётом заключения Захаровой, в котором обосновывалась цена в 14, 8 млн рублей в месяц, и экономических возможностей ФГУП.

После этого судья решила завершить заседание, отложив процесс до 25 сентября.

Фото: защита адвоката Сергея Юрьева

«Я/Мы Сергей Юрьев»

Однако 25 сентября заседание не состоялось. «Официальная причина была озвучена сухо и лаконично: “Подсудимые не доставлены в Мещанский районный суд”, – рассказал “Улице” адвокат Аркадий Колесников. – Неофициально сообщили, что сотрудники конвойной службы, которые и должны были доставить подсудимых из СИЗО, в этот день находились на стрельбах». Защитник назвал ситуацию «удивительной»: «Люди вместо исполнения своих обязанностей занимаются вещами, которые можно осуществлять в свободные дни».

Однако этот день был необычным не столько из-за причины отложения процесса, сколько из-за небольшой акции, которую устроили адвокаты Сергея Юрьева и постоянная «группа поддержки». Они пришли на заседание в белых футболках с уже канонической надписью «Я/Мы Сергей Юрьев». «Мы уже давно поняли, что помимо безупречной правовой позиции нужна ещё общественная поддержка, – объяснил Колесников. – Кроме того, надписи на футболках действительно отражают опасность, которая нависла над каждым адвокатом. Не устану повторять, что любого из нас могут привлечь к ответственности по безумной схеме, придуманной следствием. Юрьев не первый и не последний. И недавние события это только подтверждают».

Говоря о реакции суда, Колесников с сожалением отметил, что поскольку заседание отложили, то для вопроса о следующем слушании в зал вошёл только один адвокат. По этой причине судья Олеся Менделеева футболки не заметила. Но случайно она косвенно разрешила адвокатам прийти в них в следующий раз – конечно, если помнить о равенстве сторон в процессе. Дело в том, что в суде «не по форме» был одет и прокурор. На замечание адвоката судья сообщила, что разрешает гособвинителю находиться в суде в гражданской одежде. Адвокат в беседе с «Улицей» усмехнулся: «Будет интересно посмотреть, как она отреагирует в следующую пятницу, 2 октября, на появление защиты и слушателей в футболках “Я/Мы Юрьев”».

Автор: Екатерина Горбунова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.