01.04.2022

Нельзя бороться за справедливость из-за границы

Нельзя бороться за справедливость из-за границы Нельзя бороться за справедливость из-за границы

Совет петербургской палаты объяснил, за что наказал адвоката Ивана Павлова*

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Дело адвоката Ивана Павлова

«Улица» получила «мотивировку» решения совета АП Санкт-Петербурга по трём дисциплинарным производствам в отношении адвоката Ивана Павлова (внесён в реестр «иноагентов»). Напомним, ранее ему вынесли предупреждение, а также приостановили статус. Как следует из документа, члены совета раскритиковали ряд позиций квалификационной комиссии и «оправдали» адвоката практически по всем её обвинениям. Тем не менее совет посчитал, что «образ борца за справедливость» и нахождение Павлова в розыске препятствуют адвокатской деятельности. «Улица» пересказывает доводы решения.

График со следователем можно не согласовывать

К ак рассказывала «Улица», в 2020 году Минюст направил два представления в адрес Павлова; в первый раз палата отказалась возбуждать «дисциплинарку», во второй – прекратила её. В сентябре 2021 года Минюст прислал третий пакет претензий. Среди прочего, ведомство утверждало, что Павлов систематически пропускал следственные действия по делу советника главы Роскосмоса, журналиста Ивана Сафронова (обвинён в госизмене. – «АУ»). Сам Павлов объяснял: по делу Сафронова работает группа защитников – и они договариваются между собой, кто именно отправится на следственные действия. «Это не дело Минюста или ФСБ решать, что в этот день нужен именно адвокат Павлов», – подчеркнул защитник.

В декабре квалификационная комиссия АП Санкт-Петербурга усмотрела в действиях Павлова нарушение п. 1 ст. 14 КПЭА (неисполнение обязанности заблаговременно известить следователя или суд о неявке). Члены комиссии посчитали, что даже при коллективной защите адвокат должен предупреждать следователя о своём отсутствии. Более того – все участвующие в деле защитники должны согласовывать со следователем график своей работы.

А вот совет палаты не согласился с этим решением. Во-первых, члены совета подчеркнули: Минюст требовал наказать Павлова именно за неявку на следственные действия – а не за то, что он не уведомил следователя. Таким образом, квалифкомиссия вышла за пределы предъявленных претензий. Во-вторых, совет напомнил, что вопрос о неявке Павлова в указанные даты уже разбирался в рамках дисциплинарного производства по второму представлению Минюста. Тогда в действиях адвоката не увидели нарушений – и совет посчитал недопустимым повторно оценивать одни и те же деяния.

Также в совете раскритиковали позицию квалифкомиссии о том, что адвокаты якобы должны согласовывать график своей работы со следователем.

Совет АП Санкт-Петербурга

Для таких выводов, по сути возлагающих на адвокатов-защитников новую обязанность, не предусмотренную ни уголовно-процессуальным законодательством, ни законодательством об адвокатской деятельности, включая КПЭА, достаточных оснований не имеется.

Члены совета напомнили: согласно «грамматическому толкованию» ч. 1 ст. 14 КПЭА, адвокат обязан уведомлять следователя о своей неявке только в том случае, если она влечёт срыв запланированного мероприятия. Эту «дисциплинарку» совет прекратил.

Доверитель за адвоката не отвечает

Минюст не отступился и направил четвёртое представление, сделав там упор на статус «иноагента», который ранее сам же и «выписал» Павлову. Ведомство заявило, что «иноагентство» вредит репутации адвоката и ставит под угрозу интересы его подзащитных. Павлов ответил, что все его подзащитные «приняли решение продолжить пользоваться его помощью».

Квалификационная комиссия согласилась с «иноагентским» доводом Минюста. Кроме того, она напомнила, что Павлов обвиняется в разглашении тайны следствия (ст. 310 УК) по делу Ивана Сафронова. Более того, адвокат эмигрировал из страны и был объявлен в розыск. Члены комиссии посчитали, что статус лица, находящегося в розыске, несовместим со статусом адвоката. Также они напомнили, что суд в качестве меры пресечения запретил Павлову пользоваться интернетом и телефоном. Продолжая адвокатскую деятельность из-за рубежа – дистанционно – он тем самым прибегает к незаконным способам защиты.

Совет палаты заявил, что возбуждение уголовного дела и даже объявление в розыск не вредят репутации адвоката и всей корпорации.

Совет АП Санкт-Петербурга

…до подтверждения законности и обоснованности такого преследования во вступившем в законную силу обвинительном приговоре, [уголовное преследование и розыск] не могут являться негативной оценкой человека и его «доброго имени», а также ударом по репутации адвоката.

Члены совета отказались считать включение в реестр «иноагентов» ударом по репутации – правда, не объяснили, почему. Не согласились они и с позицией комиссии о том, что «репутационные издержки» адвоката могут отражаться на доверителе и навредить ему.

Образ борца за справедливость

Тем не менее совет поддержал комиссию в вопросе несовместимости статусов адвоката и разыскиваемого лица. Члены совета уверены, что объявление в розыск «исключает какую бы то ни было законную деятельность на территории России». Также палата согласилась, что общение Павлова с российскими коллегами по телефону и через интернет является нарушением судебного запрета использовать средства связи. А продолжая называть себя защитником Сафронова, он «имеет целью введение в заблуждение доверителя, адвокатской и иной общественности относительно своих правомочий».

В решении упоминается: действительно, Иван Сафронов и другой его адвокат Дмитрий Катчев настаивают, что Павлов продолжает курировать работу по делу. Но, по мнению совета, это лишь подтверждает «успешность обмана». В итоге совет признал такое поведение Павлова нарушением п. 1 ст. 8 КПЭА (право защищать доверителей незапрещёнными средствами).

Помимо этого, члены совета раскритиковали высказывания Павлова и его общественную деятельность. По мнению совета, в своих интервью он создаёт «образ борца за справедливость» и «одного из лидеров адвокатской оппозиции». Дальше совет снова вернулся к делу Сафронова, отметив, что Павлов заявляет о «своей исключительной роли» в его защите – но при этом в силу статуса разыскиваемого лица не может её вести. Члены совета поддержали довод квалифкомиссии о том, что это «недопустимый способ “зарабатывания популярности”». Он противоречит требованиям пп. 1 п. 1 ст. 9 КПЭА, согласно которым адвокат не вправе действовать вопреки интересам доверителя и в целях собственной выгоды.

Совет согласился с выводами комиссии и по пятой «дисциплинарке», которую направил в адрес Павлова один из вице-президентов АП Санкт-Петербурга. Поводом для неё стала публикация Павловым одного из представлений Минюста. Совет заявил, что все документы в рамках дисциплинарного разбирательства защищены «иной тайной». Таким образом, действия Павлова нарушили «корпоративную дисциплину», а также пункты 1, 2 ст. 6 КПЭА (необходимость соблюдать профессиональную тайну).

По итогу рассмотрения трёх дисциплинарных производств совет решил вынести Павлову предупреждение. А затем приостановил ему адвокатский статус – в связи с нахождением за границей и невозможностью продолжать профессиональную деятельность. «За» проголосовали 14 членов совета из 15.

Выстраданное решение

Сам Павлов называет «мотивировку» решения «выстраданной». «Насколько мне известно, заседание совета едва не обернулось скандалом, – заявил он. – Дело в том, что моё обвинение по трём дисциплинарным производствам собрало 14 разных пунктов, каждый из которых подлежал оценке и отдельному голосованию. И, конечно, было бы очень интересно посмотреть расклад голосов по каждому из пунктов». Он отмечает, что лишь по трём пунктам из 14 совету «удалось соорудить хоть какие-то словесные конструкции» с обоснованием «ненадлежащего профессионального поведения».

Прежде всего, Павлов считает надуманным аргумент о невозможности продолжать адвокатскую деятельность, находясь в розыске. Он напомнил, что суд не ограничивал его в праве выезда за границу.

Адвокат Иван Павлов

Статус разыскиваемого лица никак не ограничивает это лицо в реализации своих гражданских прав. Розыск означает, что в случае моего появления в России меня будут должны доставить к тому, кто инициировал розыск. И не более того.

Он добавил, что запрет пользоваться средствами связи установлен российским судом – поэтому действует только на территории России. А значит, в Грузии он законно может пользоваться интернетом и телефоном. «Наивно считать, что решения Басманного суда должны автоматически считаться обязательными к исполнению в любом уголке планеты», – говорит адвокат. Также он отказывается считать интернет и телефон какими-то особенными «способами защиты». По его мнению, это «чисто технологические штуки» – как ручка и бумага. Их использование никак не может быть поставлено в вину адвокату.

Павлов не согласен с выводом совета о том, что он обманывал Сафронова, продолжая называть себя его защитником. Он повторил, что члены одной команды адвокатов сами вправе решать, кто будет ходить к следователю и в СИЗО, а кто займётся работой с документами и аналитикой. «Что это, если не неприкрытое вмешательство в работу команды адвокатов по делу Сафронова?!», – возмущается Павлов. Заявления про «политический капитал» и «образ борца за справедливость» адвокат считает «абсурдом» и «пустышкой».

Публикацию представления Минюста он также отказался считать нарушением. По мнению Павлова, совет так и не объяснил, какой именно тайной охраняется публичный документ госоргана. Он напомнил, что ранее совет столичной палаты в аналогичном случае не усмотрел никакого нарушения (речь идёт о дисциплинарном разбирательстве в отношении адвоката Евгения Ступина. – «АУ»). «Непонятно и то, чем я навредил или мог навредить адвокатскому сообществу этой публикацией», – говорит Павлов.

Он отмечает, что решение о приостановлении статуса «уместилось на одну страницу». «Абсурдность его мотивировки – очевидна, как и заказ со стороны обитателей здания на Лубянке», – уверен Павлов. С обжалованием решения совета он спешить не собирается: закон отводит на это три года. «В текущих немирных условиях идти напролом и немедленно заниматься этим, наверное, тактически неправильно», – полагает Павлов.

Адвокат Иван Павлов

К тому же я надеюсь что скоро наступит время, когда обжаловать это решение и не придётся – потому что коллеги сами его отменят. Такие полномочия у совета палаты существуют.

Павлов признаёт, что сейчас уже не может участвовать в деле Сафронова в качестве защитника. Он уверен: его кейс сам по себе является ярким свидетельством того, как государство нарушило право Сафронова на защиту. «Несмотря на всё давление, я не бросил своего подзащитного. И до тех пор, пока мог заниматься адвокатской деятельностью, я исполнял свои профессиональные обязательства, – заявил Павлов. – Теперь заниматься адвокатской деятельностью мне нельзя. Но есть много разных других форматов, в которых можно приносить пользу тем, кто нуждается в моей помощи».

* Иван Павлов внесён в реестр «иноагентов».

Авторы: Елена Кривень, Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.