24.06.2022

«Пересидки» обжаловали в Конституционном Суде

Адвокаты требуют создать механизм немедленного освобождения по ВКС

Адвокаты обратились в КС с жалобой на положения УПК, регламентирующие исполнение судебных решений. Они сообщили, что решения об освобождении, принятые в заседаниях с использованием видео-конференц-связи, не могут исполняться незамедлительно. В результате уже освобождённым людям приходится ждать доставления в СИЗО или колонию бумажной копии решения суда. Адвокаты попросили признать такой порядок нарушающим конституционные права граждан.

Жалоба в КС – продолжение истории Людмилы Бештоевой, приговорённой к шести годам колонии за мошенничество (ч. 3 и ч. 4 ст. 159 УК). Как подробно рассказывала «Улица», осенью 2019 года Краснодарский краевой суд начал рассматривать её апелляционную жалобу – но в разгар процесса женщину неожиданно перевели из краснодарского изолятора в СИЗО Волгоградской области. Далее она участвовала в процессе по видеосвязи. 21 ноября 2019 года суд заменил реальный срок на условный и постановил освободить Бештоеву из-под стражи. Но в СИЗО отказались сделать это до получения постановления суда – которое пришло только через 19 дней.

После этого случая адвокат Алексей Аванесян и юрист Юлия Федотова попытались оспорить нормы, из-за которых освобождённым по ВКС всё равно приходится ждать доставки копии решения в СИЗО. Поначалу они направили иск в Верховный Суд, где потребовали признать инструкции ФСИН и Судебного департамента противоречащими УПК и Закону о содержании под стражей. Истцы указали, что закон требует освобождать людей незамедлительно после оглашения судебного решения – а служебные документы предписывают удерживать их под стражей до получения бумаг. Но ВС отказал в удовлетворении иска.

Теперь адвокаты Алексей Аванесян и Рамиль Ахметгалиев указали КС на противоречивое применение норм УПК при исполнении решений об освобождении из-под стражи (жалоба есть у «АУ»). Так, ч. 11 ст. 108 УПК требует исполнять такое решение суда незамедлительно. И если подсудимый участвует в заседании очно, то его действительно освобождают сразу. Но если заседание проходит по ВКС, то подсудимому приходится ждать, пока в место содержания под стражей доставят копию решения. Дело в том, что ч.1 ст. 50 Закона о содержании под стражей предписывает начальнику принимать решение об освобождении только после получения соответствующего документа от суда или следствия.

Жалоба в КС

Фактически получается, что правовая сила решения суда в рамках судебного заседания, проводимого с использованием видеоконференцсвязи, разнится с правовой силой решения суда, проводимого в очном формате, но это противоречит духу закона.

В случае Людмилы Бештоевой решение суда отправили в волгоградский изолятор по почте. В управление спецсвязи по Краснодарскому краю адвокатам пояснили, что такие письма идут через Москву. Минимальный срок доставки судебного решения из Краснодара в Волгоград – 9 дней. Однако Бештоева – будучи формально освобождённой – ждала документ из суда в изоляторе 19 дней.

Адвокаты перечислили случаи из практики в Краснодарском и Красноярском крае, когда освобождённым по решению суда гражданам приходилось ждать доставки решения в изолятор сутки и даже месяцы. Они полагают, что такая ситуация нарушает права граждан на свободу и личную неприкосновенность. А также умаляет авторитет судебной власти – поскольку ставит исполнение решения в зависимость от бюрократических процедур.

В жалобе напомнили, что на эту проблему уже обращали внимание в Госдуме. В 2020 году депутат Федот Тумусов вносил законопроект, позволяющий передавать и принимать решения об освобождении посредством электронного документооборота. Правительство одобрило проект, однако он пока так и не рассмотрен. В итоге авторы жалобы попросили КС признать не соответствующими конституции положения ч. 4 ст. 389.33, ч. 11 ст. 108 и ч. 3 ст. 474.1 УПК.

Адвокат Рамиль Ахметгалиев в беседе с «Улицей» заявил, что обращение в КС стало «вынужденной мерой». По его мнению, ФСИН и Суддеп как правоприменители могли разобраться с этой проблемой самостоятельно. Алексей Аванесян подтверждает: представители этих ведомств в разговорах с ним неоднократно признавали проблему. «Им нужно было всего лишь собраться за круглым столом и выйти с инициативой, – считает Аванесян. – Вместо этого они начинали показывать пальцем вверх и объяснять, что это решается только на высшем уровне».

Ахметгалиев считает, что дело в формализме правоприменителей: они готовы действовать только так, как прямо прописано в законе. «Больше половины тех дел, что доходят до КС, можно было бы решать на уровне правоприменения, – полагает он. – Для этого существуют общеправовые принципы. Но в нашем случае мы столкнулись с формализмом исполнителей».

Аванесян полагает, что в решении проблемы «пересидок» могли бы помочь и адвокаты. По его мнению, если бы коллеги охотнее жаловались на каждый такой случай, властям было бы сложнее игнорировать проблему. Впрочем, он признаёт, что сами доверители далеко не всегда хотят жаловаться на несколько дней, незаконно проведённых в СИЗО. «Они настолько довольны освобождением из СИЗО, что не хотят больше обращаться и “качать права”, – поясняет адвокат. – И опасаются проблем и последствий от таких жалоб».

Ахметгалиев рассчитывает, что КС согласится с их аргументами – и обяжет законодателя внести в УПК изменения, регламентирующие порядок незамедлительного освобождения подсудимых в заседаниях по ВКС. Он также допускает, что Суд сделает разъяснение, как применять действующие нормы без ущерба правам граждан.

Процесс
На свободу по ВКС

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.