22.07.2020

На свободу через интернет

На свободу через интернет На свободу через интернет

Депутат предлагает способ борьбы с волокитой при освобождении

Иллюстрация: Ольга Аверинова

«Улица» не раз писала о том, как сложно освобождённому судом человеку покинуть места заключения, если он участвовал в процессе посредством ВКС. Вместо немедленного выхода на волю ему приходится ждать, пока в СИЗО или колонию поступят подтверждающие судебные документы. Период ожидания может затянуться до 19 дней, как случилось с жительницей Краснодара Людмилой Бештоевой. Чтобы решить проблему, депутат Госдумы Федот Тумусов вчера внес законопроект, разрешающий в таких случаях «электронный документооборот». Адвокаты и юристы, опрошенные «АУ», убеждены, что поправки назревали давно и у них есть реальный шанс изменить ситуацию, сложившуюся еще в «доинтерентовские» времена. Сам депутат считает, что его инициатива будет одобрена коллегами, поскольку «смысл закона абсолютно понятен».

В чера, 21 июля, депутат Госдумы Федот Тумусов внес проект поправок в УПК и Закон о содержании под стражей. Согласно этим предложениям, если подсудимый во время провозглашения «освободительного» приговора участвовал в заседании посредством ВКС, то копия судебного решения должна быть оправлена в место заключения в течение часа – «посредством электронного документооборота». После чего человек должен быть немедленно освобождён. Новое правило Тумусов предлагает внести не только законы, но и в инструкции судов и ФСИН, некоторые из которых носят секретный характер.

«В настоящее время в уголовном судопроизводстве широко используется участие подсудимого в судебных заседаниях посредством видеоконференцсвязи, в случае его нахождения под стражей либо отбывания наказания в виде лишения свободы, – объясняет автор инициативы. – Однако правоприменительная практика складывается таким образом, что в случае вынесения решения об освобождении… фактическое освобождение происходит спустя длительное время: от суток до нескольких месяцев. Такая задержка связана с необходимостью получения администрацией следственного изолятора или исправительного учреждения заверенных копий соответствующих судебных актов посредством фельдъегерской связи либо иными, подразумевающими нарочное получение документов».

В качестве конкретного примера Тумусов привёл громкую историю жительницы Краснодара Людмилы Бештовой. «Улица» подробно рассказывала о многочисленных нарушениях, допущенных в её отношении – от зачитывания приговора, пока она была без сознания, до 19 лишних дней, которые женщине пришлось провести в СИЗО.

«Имеются также случаи освобождения лиц в сроки, превышающие 21 сутки, 30 суток, и более», – отметил депутат. О нескольких таких случаях «Улице» ранее рассказывал адвокат «Руси сидящей» Леонид Абгаджава. Так, Ильдар Дадин вышел на свободу только через четыре дня после того, как Верховный суд отменил его приговор. Объяснение было тем же: колония ждала документов. По словам Абгаджавы, огромное количество примеров дала частичная декриминализация ст. 282 УК РФ. Например, 22 января 2019 года Ленинский районный суд Чебоксар удовлетворил ходатайство Алексея Миронова о приведении приговора в соответствии с новым уголовным законом, но он был освобождён только через 14 дней. 7 февраля 2019-го Зубово-Полянский районный суд Мордовии удовлетворил ходатайство Владимира Квачкова, однако он вышел на свободу через 12 дней. Омутнинский районный суд Кировской области удовлетворил ходатайство Даниса Сафаргали 14 февраля 2019 года, а освобождён он был лишь через 19 дней. Никаких законных оснований для их содержания после удовлетворения ходатайства не было.

В Европейском Суде уже сложилась практика по жалобам на «передержку» в местах заключения. Когда российским властям не удаётся оправдать задержку, то лишние дни дорого обходятся бюджету России. Например, в деле «Сухоносова против России» заявительницу «передержали» в СИЗО один день после вынесения апелляционного определения – и ей была присуждена компенсация в размере 3000 евро.

Абгаджава отметил, что практика «пересиживания» очень распространена, но далеко не всегда находит процессуальное отражение. «Если человек выходит на свободу не “по звонку”, у него нет желания на что-либо жаловаться – ведь его приговор только что был отменён, или реальное лишение свободы было заменено на условное, или уменьшен срок. В любом случае это радостная новость, на фоне которой незаконное заключение в течение нескольких дней не видится грубым нарушением», – пояснил он. Алексей Аванесян, защищающий Людмилу Бештоеву, подтвердил распространенность таких нарушений: «За свою непродолжительную адвокатскую практику я столкнулся с этим раз пять. Задержки были, если суд и изолятор находились в одном городе, до нескольких часов. Если изолятор и колония находятся даже в одном субъекте, но за пределами города, где выносилось решение — до 6 суток».

«Администрация СИЗО или колонии всегда ждут бумажку с печатью, – рассказала юрист проекта «Право 45» Юлия Федотова, также участвовавшая в защите Бештоевой. – Бумажка с печатью – это наша российская скрепа, без нее мы никуда. И пока этой бумажки с печатью нет, человек может сидеть черт знает сколько».

Депутат Госдумы Федот Тумусов

Указанные ситуации являются грубейшим нарушением одного из основополагающих прав человека – права на свободу и личную неприкосновенность, а равно авторитета судебной власти, поскольку исполнение решений суда ставится в зависимость от бюрократических процедур.

Депутат ненавязчиво напомнил в пояснительной записке об уровне «развития современных технологий защищенной передачи информации посредством электронного документооборота» и возможности с учётом этого «скорейшей передачи данных об освобождении лица от суда к администрации места содержания под стражей либо исправительного учреждения».

Алексей Аванесян считает предложенные поправки «разумными и назревшими». «Предложенные изменения не потребует каких-то усилий от правоприменителей, но кардинально изменят ситуацию. Они снизят нагрузку на суды в части рассмотрения исков о компенсации морального вреда, а также уменьшат количество жалоб в ЕСПЧ», – считает он. Леонид Абгаджава назвал поправки «важными, полезными и очень хорошо написаными». «Здорово, что депутат предложил внести изменения в законы, а не в инструкции ФСИН и суда, из-за которых и были проблемы. Если законопроект будет принят, то думаю, что он будет работать. А если нарушения будут повторяться, то бороться с ними будет гораздо проще – можно будет указывать на нормы в законах при обращении в прокуратуру и учреждения ФСИН», – объяснил он «Улице».

В разговоре с «Улицей» Федот Тумусов подчеркнул — поправки настолько очевидны, что «кто-то может подумать о том, почему эта очень простая мысль не пришла ему в голову». Отметим, что в начале июля уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова заявила о начале разработки аналогичного предложения. «АУ» тогда же отправила письмо в пресс-службу омбудсмена с просьбой рассказать об инициативе, но пока не получила ответа. Между тем Тумусов надеется, что предложенный им законопроект будет рассматриваться уже осенью: «Я не вижу никаких препятствий тому, чтобы этот законопроект был принят. Смысл закона абсолютно понятен, поэтому я думаю, что есть высокая вероятность, что законопроект будет поддержан».

Автор: Антон Кравцов

Редактор: Екатерина Горбунова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.