14.02.2020

Семь дней, которые не заметило СИЗО

Семь дней, которые не заметило СИЗО Семь дней, которые не заметило СИЗО

Адвокаты борются с волокитой при освобождении заключенных

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Краснодарский Следственный комитет усмотрел признаки уголовного преступления в действиях сотрудников ФСИН, которые целую неделю не выпускали женщину из СИЗО несмотря на то, что из суда поступили бумаги о её освобождении. Такое решение СК само по себе уникально, но инициировавшие проверку кубанские адвокаты из проекта «Право 45» считают этот результат лишь промежуточной победой. Они недовольны тем, что бумаги из суда шли в СИЗО целых 12 дней, хотя их легко можно было отправить электронной почтой. Теперь адвокаты добиваются системных изменений – чтобы ФСИН освобождала граждан незамедлительно после решения суда. «Улица» рассказывает историю этой борьбы.

«А двокатская улица» в конце прошлого года подробно рассказывала историю Людмилы Бештоевой. 10 июня 2019 года жительница Краснодара потеряла сознание во время оглашения приговора – но судья Прикубанского районного суда бесстрастно продолжила зачитывать ей решение. В итоге Бештоеву осудили на шесть лет лишения свободы и на время апелляционного пересмотра оставили под стражей. Несмотря на тяжёлое состояние Бештоевой, руководство краснодарского изолятора отказало ей в медицинском освидетельствовании. Более того, позже её без какой-либо причины перевели в СИЗО-3 в Волгоградской области, ограничив возможность консультироваться с проживающим в Краснодаре адвокатом. В последующих судебных заседаниях она принимала участие по ВКС. Но даже когда апелляционный суд 21 ноября 2019 года освободил тяжелобольную женщину, ей пришлось ещё 19 дней провести в заключении, ожидая почтовой доставки решения суда в СИЗО.

Бессвязное правосудие
Адвокаты хотят научить суд и ФСИН пользоваться современной техникой

Отказываясь выпустить Людмилу Бештоеву после решения суда, администрация СИЗО сослалась на приказ Минюста от 23 июня 2005 года №94-ДСП «Об утверждении Инструкции о работе отделов (групп) специального учёта следственных изоляторов и тюрем ФСИН России». Этот документ якобы не позволяет освободить заключённого до тех пор, пока в учреждение не придёт официально заверенное решение суда. Краснодарский краевой суд направил апелляционное определение в СИЗО спецпочтой, но даже в этом случае процесс доставки корреспонденции в Волгоградскую область серьёзно затянулся – осуждённая продолжала находиться в заключении. Представитель Людмилы Бештоевой, адвокат из pro bono-проекта «Право 45» Алексей Аванесян пожаловался в УФСИН, СУ СК по Волгоградской области и прокуратуру области на незаконное лишение свободы. Однако ведомства после некоторой волокиты лишь повторили аргументацию изолятора. Пока шла процессуальная борьба, документы из краснодарского суда, наконец, поступили в СИЗО. Бештоеву выпустили на свободу 10 декабря.

Таким образом, Людмилу Бештоеву незаконно удерживали в изоляторе 19 дней – как высказался тогда адвокат, «в полном соответствии с инструкциями». Но освобождение женщины не остановило адвокатов и юристов «Права 45» от попытки решить проблему на системном уровне и выяснить, кто именно виноват в задержке.

Алексей Аванесян отправил письмо председателю Краснодарского краевого суда, указав на необходимость немедленного освобождения людей из заключения сразу после соответствующего решения суда. Если граждане в этот момент находятся в изоляторах и тюрьмах, то решение должно быть доставлено в учреждение ФСИН максимально быстро – факсом или электронной почтой. В письме адвокат попросил председателя суда выступить с инициативой по внесению изменений в Инструкцию по судебному делопроизводству (именно в этом документе говорится про необходимость отправки судебного решения в учреждение ФСИН). Однако это письмо адвоката было судьёй проигнорировано.

Также Алексей Аванесян предпринял первые шаги для обжалования ДСП-приказа в порядке административного судопроизводства. Сам документ доступен только сотрудникам ФСИН, поэтому адвокат обратился в краевое управление службы с просьбой предоставить ему текст приказа. Ведомство отказалось сделать это, заявив, что документ «относится к разряду ограниченного распространения», поэтому решение о его передаче посторонним лицам может принять только Минюст. В свою очередь, управление Минюста по Краснодарскому краю ответило на адвокатский запрос, что «запрашиваемая информация» относится к компетенции краевого УФСИН. Круг замкнулся довольно быстро.

Адвокат подал заявление в СУ СК РФ по Краснодарскому краю, в котором потребовал разобраться в ситуации. «Нужно понять, кто именно проявил халатность – сотрудники канцелярии суда, ФСИН или спецпочты. Тогда будет ясно, в отношении должностных лиц какого ведомства должно быть возбуждено уголовное дело в соответствии со статьёй 293 УК (халатность)», – пояснил тогда адвокат.

На днях Алексей Аванесян получил ответ из ведомства. В результате следственной проверки выяснилось, что пакет с решением по апелляционной жалобе доставили в следственный изолятор за неделю до освобождения Бештоевой. По каким причинам администрация СИЗО удерживала Людмилу Бештоеву еще семь дней, непонятно. В итоге СУ СК по Краснодарскому краю передал сообщение о преступлении по подследственности – в СУ СК по Волгоградской области. Однако простой передачей ведомство не ограничилось – оно всё же указало, что «в действиях ФКУ СИЗО-3 УФСИН России по Волгоградской области усматриваются признаки преступления, предусмотренного ст. 293 УК».

Несмотря на это, адвокат не удовлетворён развитием событий. Во-первых, не ясно, какое в итоге решение вынесет волгоградское управление. Во-вторых, СУ СК по Краснодарскому краю не увидел системной проблемы: по логике ведомства выходит, что из 19 дней задержки незаконными могут быть только семь. «Они считают, что работники краевого суда и сотрудники почты в пределах своей компетенции сделали всё вовремя, – объяснил он. – Хорошо, что СУ СК предпринимает попытки выявить виновных и видит в этом признаки халатности. Но всё равно получается, что закон позволяет держать человека под стражей и после вступления в силу решения суда о незамедлительном освобождении». По мнению адвоката, следственное управление игнорирует проблему, возникшую с появлением ВКС. «ВКС был введён для удобства участников процесса и ускорения процедуры рассмотрения дела, не говоря уже о снижении финансовых и людских затрат. А получается, что от этого технического новшества начали страдать важнейшие права человека. Да, суду удобно, следователю удобно, может быть, адвокату удобно использование ВКС, но текущее регулирование его применения нарушает права подсудимых, потому что позволяет не отпускать из тюрьмы уже свободного человека!» – возмутился он.

Адвокат Алексей Аванесян

Нужно внести изменения в инструкции ФСИН и судов. Решение суда об освобождении заключенного, которое оглашалось по ВКС, должно незамедлительно отправляться в изолятор или колонию – по факсу или электронной почте. Не нужны посредники в виде почты – это колоссальные траты. Но главное – это колоссальные страдания людей.

Адвокат Леонид Абгаджава, который до недавнего времени работал в фонде «Русь сидящая», так же считает позицию следственного управления недостаточно принципиальной – ведомство отреагировало на грубейшее нарушение сотрудников ФСИН, выразившееся в семи днях заключения, но не посчитала преступлением другие 12 дней незаконного лишения свободы. Но он всё же назвал постановление «большой редкостью». «Я о таких делах ни разу не слышал. Не уверен, что подобные дела можно найти – возбуждённые именно по таким обстоятельствам», – сказал он «Улице». Он считает этот промежуточный вывод СУ СК по Краснодарскому краю очень важным, потому что сотрудники ФСИН в любом случае будут теперь знать о возможном наказании за незаконные задержки. «Вообще, сотрудники ФСИН не боятся нарушать сроки освобождения. Они знают, что их не накажут, даже дисциплинарно, – объяснил он. – Поэтому это постановление знаковое. Пусть оно даже изменит практику только в одном СИЗО или одном регионе».

Хотя Леонид Абгаджава, как и его коллега Алексей Аванесян, отказался делать прогнозы по поводу итогового решения СУ СК по Волгоградской области, он всё же напомнил о сформировавшейся в последнее время тенденции. «ФСИНовцев сейчас стали часто привлекать. Я говорю не только о самом громком “ярославском деле”, в целом по стране сейчас немало таких случаев, – сказал он. – Видимо, есть определенный запрос».

Автор: Анна Горшкова

Редакторы: Екатерина Горбунова, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.