30.07.2020

Адвокат попросил ВС освобождать заключённых по e-mail

Адвокат попросил ВС освобождать заключённых по e-mail Адвокат попросил ВС освобождать заключённых по e-mail

Ранее СК не нашёл виновных в 19 днях «пересидки»

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Адвокат Алексей Аванесян обратился в Верховный суд РФ с жалобой на регулярные задержки с освобождением заключённых. Поводом стало дело тяжелобольной Людмилы Бештоевой, которая провела лишние 19 дней в СИЗО, ожидая доставки документов из суда. Проверка показала, что в «пересидке» были виноваты судебные делопроизводители, однако следователь решил, что их невозможно привлечь к уголовной ответственности. Теперь защитники Бештоевой добиваются, чтобы суды и ФСИН перешли на электронный документооборот.

В прошлом месяце, 18 июня, краснодарский СК отказал адвокату Алексею Аванесяну в возбуждении уголовного дела о незаконном удержании его доверительницы в СИЗО. Следствие посчитало, что сотрудников канцелярии суда, виновных в «пересидке», нельзя обвинить в халатности, поскольку они не являются должностными лицами.

Ранее «Улица» уже рассказывала об истории Людмилы Бештоевой, приговорённой к шести годам колонии за мошенничество (ч. 3 и ч. 4 ст. 159 УК). Осенью 2019 года Краснодарский краевой суд начал рассматривать её апелляционную жалобу, но в разгар процесса женщину неожиданно перевели из краснодарского изолятора в СИЗО-3 города Фролово (Волгоградская область). В последующих заседаниях женщина участвовала уже по ВКС. 21 ноября 2019 года апелляционный суд принял решение заменить реальный срок на условный – и постановил освободить Бештоеву из-под стражи. Администрация СИЗО знала об этом решении, но заявила адвокатам, что не может отпустить её без официально заверенного решения суда. Его доставкой занимались фельдъегеря из ФГУП «Управление спецсвязи по Краснодарскому краю». Бештоева вышла на свободу лишь 10 декабря – таким образом, тяжелобольная женщина незаконно удерживалась в изоляторе дополнительные 19 дней.

17 декабря 2019 года адвокат Аванесян подал заявление в СУ СК по Краснодарскому краю. Он потребовал разобраться, кто виноват в незаконном лишении свободы доверительницы – сотрудники суда, ФСИН или фельдъегеря – и возбудить в отношении них уголовное дело о халатности (ст. 293 УК). В начале февраля 2020 года следователи пришли к выводу, что задержка произошла из-за СИЗО – пакет с документами был доставлен в изолятор еще за неделю до освобождения Бештоевой. Краснодарский СК усмотрел в этом «признаки преступления, предусмотренного ст. 293 УК» и передал заявление адвоката по подследственности – в СУ СК по Волгоградской области.

Дороги, которые за нас выбирают

Волгоградские следователи пришли к совершенно иным выводам. Оказалось, что фельдъегеря доставили документы по Бештоевой 10 декабря – и сотрудники СИЗО в тот же день освободили женщину. Не найдя нарушений в их действиях, волгоградский СК решил вернуть заявление Аванесяна обратно в Краснодар.

Там начали новую проверку. Выяснилось, что 22 ноября 2019 года сотрудники отдела делопроизводства Краснодарского краевого суда отправили в СИЗО бумаги об освобождении другого осуждённого вместо Бештоевой. Это произошло из-за того, что «сотрудник отдела делопроизводства, ответственный за отправку корреспонденции, находился в ежегодном отпуске».

Судя по материалам проверки, сотрудники «Спецсвязи» забирают документы из суда лишь раз в неделю. Поэтому настоящее решение по Бештоевой они получили 29 ноября – и доставили в СИЗО лишь через 11 дней. «Улица» воспользовалась сервисом «Яндекс.Карты» и обнаружила, что на автомобиле путь от здания Краснодарского краевого суда до СИЗО-3 Фролово занимает около 11 часов (860 км). Однако следствие не нашло нарушений: согласно нормативам фельдъегерской службы, доставка отправлений из Краснодара до Фролово идет 9–18 суток «с учётом маршрутов передвижения и порядка передачи отправлений».

Краснодарское СУ СК пришло к выводу, что в незаконном лишении свободы Бештоевой виноваты сотрудники отдела делопроизводства Краснодарского краевого суда. Однако следствие не смогло установить, кто именно совершил ошибку. «В связи с большой загруженностью отдела и большим оборотом документов, опрошенные сотрудники не помнят, каким образом была направлена копия апелляционного определения», – объяснил зампредседателя Краснодарского краевого суда Сергей Кротов. Следствие этим ответом удовлетворилось. И разъяснило Аванесяну, что даже если бы конкретный человек был найден, то его невозможно было бы обвинить в преступлении. Делопроизводитель суда не относится к должностным лицам, следовательно, по УПК его нельзя обвинить в халатности. Поэтому 18 июня следователь отказал адвокату в возбуждении уголовного дела по статье 293 УК.

Инструкция по ожиданию

Несмотря на «отказник», адвокат Аванесян считает, что проверка всё же дала важный результат. Следствие наглядно показало, что задержка освобождения – системная проблема, причина которой не только в человеческом факторе. «Даже если соблюдать все инструкции, даже если секретарь суда немедленно передаст бумаги в фельдъегерскую службу, то человек неизбежно проведёт в заключении несколько лишних дней, – подчёркивает Аванесян. – А значит, требуются поправки – как в УПК, так и в служебные инструкции».

Требование освобождать заключённых только после доставки судебных документов содержится в ДСП-приказе минюста «Об утверждении Инструкции о работе отделов (групп) специального учёта следственных изоляторов и тюрем ФСИН России». Он был принят в 2005 году – ещё до широкого распространения ВКС-систем. Документ доступен только сотрудникам ФСИН, что затрудняет возможность его обжалования, говорит Аванесян. Ещё в декабре 2019 года он обратился в краевое управление службы с просьбой предоставить документ для последующего обжалования. Ведомство заявило, что решение о передаче ДСП-бумаг может принять только минюст. В свою очередь, управление минюста по Краснодарскому краю ответило на адвокатский запрос, что «запрашиваемая информация» относится к компетенции краевого УФСИН.

Есть и другой документ, регулирующий механизм освобождения заключеённых – Инструкция по судебному делопроизводству (утверждена приказом Судебного департамента при Верховном суде РФ в 2004 году). После освобождения доверительницы Аванесян направил обращение председателю Краснодарского краевого суда Алексею Шипилову. Защитник попросил судью выступить с инициативой о внесении изменений в Инструкцию – разрешить использовать факс или электронную почту для скорейшего освобождения граждан. Ответа он так и не получил.

В феврале 2020 года адвокат подал обращение в краевое управление Судебного департамента ВС. Он попросил текст «Соглашения о взаимодействии в области видеоконференцсвязи» (заключено в 2014 году между ВС, Судебным департаментом и ФСИН). Адвокат пояснил, что намеревался ознакомиться с этим документом, чтобы обжаловать его по КАС и таким образом добиться необходимых для немедленного освобождения изменений. Но Суддеп отказал, пояснив, что «Соглашение» не затрагивает права и свободы граждан и вообще предназначено для служебного пользования. В письме также уточнялось, что документ всё равно бесполезен в деле с задержкой освобождения Бештоевой, так как регулирует совсем другие нормы.

26 февраля адвокат пришёл на личный приём в Судебный департамент. По словам юриста, разговор не задался – в департаменте ему сообщили, что «судьи не любят, когда адвокаты вмешиваются в их дела». Аванесяну посоветовали решить вопрос с помощью пленума ВС – «мол, пусть Пленум даеёт разъяснения, ведь мы здесь ничего не решаем». Адвокат решил последовать этому совету.

«Как эти дни долго тянулись»

На прошлой неделе Алексей Аванесян и юрист Юлия Федотова подали административный иск в Верховный суд от имени Людмилы Бештоевой. Ответчиками они указали минюст, Суддеп и ФСИН. В иске утверждается, что использование ДСП-приказа минюста и инструкции Суддепа привело к нарушению конституционного права Бештоевой на свободу и личную неприкосновенность. Авторы иска напоминают, что в практике ЕСПЧ незаконное удержание человека под стражей «даже на несколько часов» уже считается серьёзным нарушением Европейской конвенции.

Из текста иска в ВС РФ

Оспариваемые нормы… не конкретизируют понятия «незамедлительно», а равно не предусматривают направление соответствующих судебных актов посредством электронного документооборота, что приводит к существенным задержкам между временем провозглашения решения об освобождении лица и временем его фактического освобождения. Данные акты, обладающие нормативными свойствами, находятся в непрерывной взаимосвязи.

Также в иске говорится о явном противоречии между оспариваемыми актами и федеральными законами, обладающими большей юридической силой – УПК и ФЗ «О содержании под стражей». «И в том, и в том федеральном законе написано, что лицо освобождается “незамедлительно”. И соответствующие копии тоже должны быть направлены “незамедлительно” согласно УПК, – подчеркнула в беседе с “Улицей” Юлия Федотова. – И нигде не сказано, что эти копии нельзя отправить по защищённым каналам связи. Достаточно предусмотреть возможность направления документов, условно, по электронной почте через 15 минут после окончания судебного заседания. И всё, проблема решена».

«По действующим инструкциям, даже если сотрудники изолятора получают заверенную копию решения суда с синей печатью, у них есть основания не доверять подлинности этого документа. Мало ли там, печать неяркая, опечатка, – рассказывает Аванесян. – И у них есть право связываться с судом, перепроверять решение – причём время такой задержки никак не регламентировано. Такое действительно происходит, и это ужасная ситуация».

В итоге заявители просят ВС «обязать ответчиков внести изменения в указанные положения актов нормативного свойства, предусмотрев возможность направления и получения копий судебных решений об освобождении лица из-под стражи посредством электронного документооборота».

Пока Верховный суд раздумывает, к проблеме подключились законодатели. Депутат Госдумы Федот Тумусов 21 июля внёс законопроект, разрешающий использование электронного документооборота для осуждённых, освобождённых при использовании ВКС. Предполагается исправить УПК, ФЗ «О содержании под стражей», а также инструкции судов и ФСИН. В пояснительной записке к законопроекту приведены истории Людмилы Бештоевой и еще одной доверительницы адвоката Аванесяна – Виктории Ююкиной. Из-за участия в заседании посредством ВКС её продержали в колонии лишние пять дней.

Депутат Тумусов заявил, что «указанные ситуации являются грубейшим нарушением одного из основополагающих прав человека – права на свободу и личную неприкосновенность, а равно авторитета судебной власти, поскольку исполнение решений суда ставится в зависимость от бюрократических процедур». «Использование системы видеоконференцсвязи не может ухудшать положение лица», – подчеркнул парламентарий.

Адвокат Аванесян рассказал «Улице», что Бештоева и Ююкина жаловались ему на сильный стресс из-за длительного ожидания освобождения.

Адвокат Алексей Аванесян

Это приносит невероятные моральные страдания – когда суд говорит “Вы свободны”, и “Отпустить незамедлительно”, а потом тянутся эти томительные часы и сутки. Для них было самое мучительное, когда они эти пять или 19 дней пересиживали. И первая фраза, которую они сказали, когда вышли: “Как эти дни долго тянулись!”

По словам Аванесяна, за шесть лет адвокатского стажа он неоднократно сталкивался с подобными ситуациями. «А у кого-то из коллег человек и месяц пересиживал. Причем всё считается законно и обоснованно, – возмущается он. – Поэтому мы подали иск в Верховный суд – и взяли на себя ответственность довести это дело до конца».

Автор: Анна Горшкова

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.