31.05.2021

Правительство согласно покончить с «пересидками»

Но не хочет указать конкретный срок освобождения граждан

Правительство одобрило поправки в УПК, легализующие «электронную» пересылку судебных решений в места содержания под стражей. Гражданам, которых освободили в ходе заседания по ВКС, не придётся дожидаться, пока бумаги из суда поступят администрации учреждения. Однако правительство не сочло нужным прописать в законопроекте конкретный срок, в течение которого гражданина обязаны освободить. Автор инициативы опасается, что это сведёт на нет весь смысл поправок.

Как ранее писала «Улица», проблемой «пересидки» при освобождении по ВКС активно занимались краснодарский адвокат Алексей Аванесян и юрист Юлия Федотова. В 2019 году апелляционный суд заменил их доверительнице Людмиле Бештоевой реальный срок на условный – и постановил освободить её из-под стражи. Тем не менее тяжелобольной женщине пришлось провести в СИЗО дополнительные 19 дней, ожидая доставки в изолятор заверенной копии решения суда.

Аванесян и Федотова подали в ВС гражданский иск от имени Бештоевой. Они требовали признать, что служебные инструкции ФСИН и Суддепа противоречат УПК и Закону о содержании под стражей. Истцы указали, что закон требует освобождать граждан незамедлительно после оглашения судебного решения – а инструкции предписывают удерживать людей под стражей до получения администрацией бумажных документов. Они посчитали, что такая ситуация нарушает гарантированное Конституцией и Конвенцией право на свободу и личную неприкосновенность. ВС с этими доводами не согласился и отказал в удовлетворении иска.

На свободу по ВКС
«Улица» следит, как юристы борются за немедленное освобождение граждан, если такое решение было принято судом в ходе заседания по ВКС.

В июле прошлого года депутат Госдумы Федот Тумусов предложил решить проблему «пересидок» с помощью системы электронного документооборота. Сразу после оглашения решения об освобождении по ВКС его электронная копия должна быть направлена в изолятор. Предполагалось, что это позволит физически освободить человека не позднее чем через час после окончания заседания. Соответствующие изменения Тумусов предложил внести в УПК. Законопроект отклонили по формальным основаниям, но в ноябре депутат внёс в парламент доработанную версию.

На прошлой неделе правительство дало свежий отзыв на законопроект. В нем говорится о готовности поддержать инициативу, но при условии доработки. Так, в правительстве отметили, что в проекте не прописан порядок направления «электронных» судебных решений в тюрьмы и колонии. И предложили указать, что это может происходить «с использованием единой системы межведомственного электронного взаимодействия только при наличии технической возможности».

Также правительство не согласилось с идеей Тумусова прописать в законе время, в течение которого должны освобождать гражданина. Формулировку «в течение часа после объявления закрытым судебного заседания» посоветовали заменить словом «незамедлительно» – как это прописывается в нормах УПК.

Тумусов заявил «Улице», что считает такую замену некорректной. «Формулировка “незамедлительно” есть в законе и сейчас. Но означает “когда мы сможем”, то есть даёт поле для некоторого произвола, – пояснил депутат. – Поэтому лучше увеличить время с часа до, допустим, трёх, но прописать его конкретно».

Он добавил, что в ближайшее время вместе с профильным комитетом Госдумы и юристами займётся работой по поиску подходящих формулировок. Депутат надеется, что законопроект примут до конца весенней сессии.

Юрист Юлия Федотова также считает, что в законе необходимо прописать конкретное время, в течение которого гражданина должны освободить. «“Незамедлительно” – крайне неудачная формулировка. Если нет конкретики, всё будет затягиваться, как сейчас. То почта виновата, то фельдъегеря, и в итоге “незамедлительно”, как в случае с Бештоевой, может превратиться в 19 дней», – опасается юрист. Она полагает, что можно увеличить время до трёх часов – но по истечении этого времени человека в любом случае должны освободить.

Юрист Юлия Федотова

Если в течение трёх часов документы [в место содержания под стражей – «АУ»] не поступили, но там видели, что суд освободил человека по ВКС, они должны его отпускать. И дальше это уже проблема суда.

Советник ФПА Евгений Рубинштейн в комментарии «Российской газете» подтвердил, что проблема с «пересидками» действительно существует. Он призвал законодателя не бояться технических ошибок, которые могут произойти при электронном документообороте. «Современные технологии позволяют свести к минимуму риски несанкционированного доступа к системе и её использования не по назначению», – заявил Рубинштейн.

Напомним, в январе стало известно, что на проблему «пересидок» обратили внимание и в Минюсте. Согласно правительственному плану законопроектной деятельности на 2021 год, ведомству поручили разработать поправки, устраняющие эту проблему, к ноябрю этого года.

Процесс
На свободу по ВКС

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.