31.12.2020

Дискуссии об «Улице»

 Екатерина Горбунова
Екатерина Горбунова
Главный редактор «Адвокатской улицы»

Как от разговоров о том, должна ли быть «Адвокатская улица», читатели перешли к беседам о том, в каком виде она должна быть

За год существования «Улица» успела инициировать много адвокатских дискуссий. Но параллельно с ними разворачивалась и другая тема – не такая очевидная для читателей, но очень важная для редакции «АУ». Весь год мы наблюдали за тем, как меняется отношение адвокатов к первому независимому СМИ в адвокатуре. Главный редактор «Улицы» Екатерина Горбунова делится своими впечатлениями от этого процесса – и удивляется его скорости.

15 января 2019 года я была вынуждена уйти из «Адвокатской газеты» – печатного органа ФПА. Я ушла с поста шеф-редактора сайта advgazeta.ru. Сайт и печатная «АГ» по крайней мере весь 2018 год были разными, хоть и партнёрствующими СМИ. У каждого из них была своя команда – и своя редакционная политика. Уже нет смысла скрывать, что сайт был более независим в освещении адвокатских и околоадвокатских тем – и в какой-то момент эту автономность удалось зафиксировать документально.

И тут надо отдельно отметить смелость президента ФПА Юрия Пилипенко. Можно сколько угодно говорить о том, что СМИ должно обладать редакционной независимостью «по рождению», а его «дарование» кем бы то ни было – это нонсенс. Но «мы же всё понимаем» – глупо отрицать, что мириться с изначально свободными легче, чем «освобождать». Но Юрий Сергеевич сделал это – и я безмерно благодарна ему за этот шаг.

Договор, подписанный ФПА с сайтом «АГ», прожил полгода (что с ним стало после моего ухода, мне неизвестно). Попытка продолжать «жить в одном доме» в условиях объявленной сепарации провалилась. И, думаю, это закономерно – по-другому просто не могло быть. Запуск первого полностью самостоятельного адвокатского медиа был самым логичным продолжением этой истории.

Так появилась «Адвокатская улица», существующая за счёт добровольной помощи адвокатов. А вместе с ней – дискуссия о том, нужна ли адвокатуре независимая корпоративная пресса. И наблюдение за её развитием даёт редкое и очень ценное в современных российских реалиях чувство, что «всё не зря». И именно об этой – важной лично для меня дискуссии – я и хочу рассказать.

В первые дни после запуска «Улицы» Федеральная палата адвокатов обсудила вопрос сотрудничества с проектом на совете ФПА – и решила «воздержаться» от работы с нами (такой режим сохраняется и сейчас). А некоторые адвокаты не в самой «адвокатской» манере высказывали сомнения в заявленных целях «АУ» и её будущем. «Вы действительно такая наивная или просто всех остальных идиотами считаете? Простите, тут всё-таки адвокаты с опытом, образованием и жизненным багажом уж всяко побольше вашего! Модель, так неуклюже вами описанная, с претензией на независимость, не может существовать даже теоретически, не говоря уже о жизни!», – пророчествовали одни. Кто-то упрекал нас за то, что мы берём деньги в том числе у тех, кто активно критикует деятельность ФПА. «Если Катя начинает существовать на деньги тех, кто поливает грязью её вчерашнего работодателя, и сама начинает активно участвовать в этом, то это бессовестно», – объяснялось уже в другой ветке.

Конечно, эти комментарии уравновешивались верой в команду «Улицы», пожеланиями удачи и призывами подписаться на ежемесячную помощь «АУ». «Теперь у адвокатов есть своё адвокатское СМИ, независимое ни от ФПА, ни от кого бы то ни было [ещё]. СМИ без цензуры и для адвокатов», – сказал один из таких адвокатов.

Но удивительно быстро дискуссия перешла совершенно на другой уровень, на котором сам факт существования «АУ» оспаривался куда меньше. Последний в 2019 году материал «Улицы», посвящённый «Московскому делу», вдруг вызвал к жизни разговор о пределах редакционной свободы. Далеко не всем понравилось, что «Улица» сделала большой материал о работе адвокатов по самому громкому в 2019 году политическому делу – они заявили, что эта тема не может обсуждаться в адвокатской среде как важная. Неудовольствие вызвал и материал о том, как адвокаты – вопреки негласным корпоративным правилам – жалуются в палату на недобросовестных коллег.

Апогея дискуссия о «свободе воли» «АУ» достигла уже летом – в комментариях к колонке юриста «ОВД-Инфо» Екатерине Селёзневой. Она вышла на пикет у здания СК в День адвокатуры. Так она решила поддержать адвокатов из КБР, которых задержали после конфликта с полицейскими и обвиняют в применении насилия к сотрудникам. И в колонке, опубликованной на «Улице», она рассказала, почему решила протестовать вместе с коллегами из адвокатуры – и почему её возмутила критика, которую вызвал их поступок. Некоторые адвокаты не могли смириться с тем, что их критикуют юристы со страниц адвокатского издания – и быстро перешли на сексистские оскорбления.

Но несмотря на форму для меня это были важные разговоры. Ведь они показали, как адвокаты реагируют на ситуации, когда, казалось бы, корпоративное издание, существующее на их деньги, публикует материалы, не совпадающих с их мнением. Они позволяли нам понять, готовы ли адвокаты принять до конца саму суть независимого медиа – дать голос тем, кто им неприятен; позволить писать о том, о чём им не хотелось бы читать. И они готовы – ведь «Улица» всё ещё жива.

Летом мы оказались в очень сложной ситуации – у нас не было денег, чтобы выплатить гонорары всем сотрудникам. И оказалось, что адресной просьбы достаточно, чтобы адвокаты тут же спасли «Улицу». Благодаря нашим постоянным спонсорам, а также адвокатам из «Корчаго и партнёры», «Мусаев и партнёры» и «А2» мы выжили – и поняли, что «Улица» важна корпорации. Этот момент не обсуждался активно в социальных сетях – но для меня это «довод делом», поэтому я включаю его в дискуссию об «Улице».

Несмотря на отказ ФПА общаться с нами, летом палата всё же стала «отвечать» на некоторые из поднятых нами тем. В палате достаточно неоднозначно отреагировали на новость об ответе Минюста на один из запросов «Улицы», касающийся действий ФПА. Ведомство признало, что федеральная палата не прислала свои комментарии к «адвокатской статье» в новом КоАП – и «АУ» об этом прямо написала. Но палата оскорбилась и опубликовала «опровержение» в «Адвокатской газете». Правда, так ничего толком и не объяснив.

Интересное развитие получила история с колонкой краснодарского адвоката Тимура Филиппова о необходимости предусмотреть в бюджете палат статьи расходов на внесение залога за задержанных коллег. Это предложение вызвало бурную дискуссию – и большинство комментаторов не поддержали его. Однако через полторы недели президент ФПА Юрий Пилипенко вдруг сам заявил о возможности включения расходов на залог для задержанных адвокатов в смету палат.

В день рождения «АУ», 25 ноября, мы осознали, что успели обрасти своими читателями, которые опубликовали много тёплых отзывов о нашей работе. Так, мэтр Генри Резник назвал наши статьи «безусловно полезными для адвокатов, потому что они профессиональны». «Во всём разнообразии материалов и дискуссий ощущается незаданность, стремление услышать и объективно разобраться, уважение к авторскому высказыванию и разным позициям. По моему ощущению, здесь есть неприятие штампов, отличный журналистский подход и язык – словом, дышится как-то легко на “Адвокатской улице”», – сказала судья КС в отставке Тамара Морщакова. Федеральный судья в отставке Сергей Пашин заметил, что «существование такого независимого издания может быть полезно самой ФПА, потому что её издание – “Адвокатская газета” – более осторожно и не может поднимать те темы, что поднимает “Адвокатская улица”». А глава «Агоры» Павел Чиков назвал наш проект «объективным, независимым изданием, свободным от внешнего давления».

Дальше больше. В конце ноября я опубликовала отчёт за последние полгода работы «АУ». И одна из адвокатов решила высмеять сложности, с которыми столкнулась наша редакция – и о которых я честно поведала в отчёте. «Если уж нет представления что делаешь и с какой целью – разумнее было бы промолчать. Может, улица бы и не заметила», – отметила она в посте. И эта фраза стала поводом поговорить о важном – о том, как должны строиться взаимоотношения «Улицы» и её многочисленных добровольных спонсоров.

И внезапно получился очень полезный разговор, в ходе которого я вдруг поняла, как сильно изменилось отношение адвокатов к независимому корпоративному медиа. Впервые адвокаты стали обсуждать с редакцией «АУ», в каком виде и с какой частотой они хотели бы получать отчёты. Впервые они высказали своё отношение к тому, хотят ли они читать только об успехах – или им важно быть и в курсе трудностей, с которыми сталкивается редакция. Я поняла, что про «Улицу» больше не говорят в ракурсе сомнений или надежд, касающихся её будущего, – адвокаты обсуждают возможные правила её дальнейшего функционирования.

И это уже совсем другой уровень дискуссии о независимой корпоративной прессе – от бесед о том, должна ли быть «Улица», мы перешли к разговорам о том, в каком виде она должна быть.

Более того, большинство адвокатских комментариев опровергали сомнения, высказанные их коллегами год назад. «Вы одни из немногих СМИ соблюдаете принцип “дать слово всем”, – поддержала одна из адвокатов в комментариях. – И спасибо за транспарентность». «Меня удивляет агрессивная критика “Улицы”. Журналисты “АУ” никому ничего не должны. Пишут, что считают нужным», – прочла я ещё одно очень значимое для меня понимание из уст уже другого адвоката. «Ничего удивительного. Они разгибают скрепы и шатают стабильность. При этом критики забывают, что разногласия [по поводу] наших ценностей побуждают нас думать, мыслить и критиковать. Стабильность – это заповедник для тупиц», – ответил ему другой. И точкой в той ветке для меня стала фраза ещё одного адвоката: «У вас есть позиция и независимость».

При запуске «Улицы» близкие готовили меня к тому, что пройдёт не один год, прежде чем адвокаты поймут ценность независимого корпоративного СМИ. Но, кажется, хватило года. И это самый удивительный и самый вдохновляющий для меня результат этого чудовищного 2020-го.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.