31.10.2022

«Заклевать этого Пашаева»

«Заклевать этого Пашаева» «Заклевать этого Пашаева»

Как Минюст и ФПА лишили статуса скандального адвоката

Иллюстрация: Ольга Аверинова

В октябре адвокат Эльман Пашаев в пятый раз получил статус – и тут же снова его лишился. «Улица» выяснила подробности того, как это произошло. Оказалось, что претензии к Пашаеву высказал замглавы федерального Минюста Максим Бесхмельницын – он лично обратился в ФПА. Именно после этого федеральная палата предписала АП Республики Северная Осетия отменить решение по статусу Эльмана Пашаева и председателя квалификационной комиссии Владислава Байкулова. «Улица» послушала запись с экзамена Пашаева, изучила протоколы совета АП РСО – и теперь рассказывает обо всех нюансах этой истории. Напомним, что редакция работает только благодаря средствам, полученным от читателей. Поддержать «Улицу» и оформить ежемесячный платёж можно здесь.

Попытка номер пять

И стория Эльмана Пашаева известна даже далёким от юриспруденции людям. В 2020 году он участвовал в защите известного актёра Михаила Ефремова, который сел за руль пьяным и спровоцировал ДТП со смертельным исходом. И Пашаев, и представитель семьи погибшего Александр Добровинский охотно давали интервью и участвовали в телевизионных ток-шоу, вызывая этим раздражение у многих коллег. В результате суд признал Михаила Ефремова виновным и приговорил к восьми годам колонии. А затем ФПА инициировала «дисциплинарки» в отношении обоих адвокатов – по причине «существенных нарушений этических ценностей сообщества».

18 сентября 2020 года совет АП Северной Осетии лишил Эльмана Пашаева статуса – с возможностью сдать экзамен через год. Это было четвёртое «изгнание» в его карьере. А месяц спустя АП Москвы точно так же поступила с Александром Добровинским – правда, в его случае срок составил два года.

Долгое время про Эльмана Пашаева ничего не было слышно. И вот 10 сентября 2022 года ТАСС сообщил, что он вернул статус адвоката и вновь стал членом АП Северной Осетии. «27 июня сдaл тестирование, за 12 минут ответил нa 70 вопросов. 5 aвгуста у меня приняли экзамен», – похвастался адвокат в беседе с агентством. Он подчеркнул, что «члены комиссии проголосовали единогласно».

Но вечером 15 сентября Федеральная палата адвокатов опубликовала заявление, что статус Пашаева «аннулирован». И даже анонсировала «расследование нарушений закона» в палате Северной Осетии. Однако вскоре эти сообщения были удалены. Вместо них появилось сообщение о том, что совет ФПА «констатировал наличие неустранимых нарушений» при получении Пашаевым статуса. Авторы заявления не указали, что из этого следует. В тот вечер Пашаев заявил «Улице», что ФПА вообще не сообщала ему о претензиях. И подчеркнул, что готов «публично сдать экзамен».

Эта ситуация вызвала некоторую дискуссию в соцсетях. Адвокаты недоумевали, что значит «аннулирование» – и почему «федералы» решают вопрос о статусе «через голову» региональной палаты. Месяц спустя, 18 октября, ФПА сообщила, что это совет АП Северной Осетии решил прекратить статус Эльману Пашаеву – а заодно и председателю квалификационной комиссии Владиславу Байкулову.

Предписанному верить

«Улица» получила копию предписания, которое 30 сентября и. о. президента ФПА Светлана Володина направила в совет АП Северной Осетии. В документе сообщалось, что 13 сентября ФПА получила обращение от замглавы Минюста Максима Бесхмельницына. Как пишет Володина, в этом обращении и «в прилагаемых документах» содержались «указания на многочисленные нарушения закона» при сдаче Пашаевым экзамена.

Так, в письме ФПА упомянуто нарушение п. 1.2 Положения об экзамене. Это довольно обширная норма, но палата не уточнила, что именно было нарушено. Сам Пашаев заявил «АУ», что речь шла про требование постоянно проживать в регионе и состоять там на налоговом учёте. «В протоколах сдачи экзамена указано, что я всего месяц зарегистрирован в Северной Осетии. Но никто не догадался, что я ранее также был прописан в РСО-Алания – просто по другому адресу», – сказал он.

В предписании ФПА со ссылкой на Минюст утверждалось, что президент АП Северной Осетии Марк Гаглоев оказывал на экзамене «неправомерное давление» на членов квалифкомисии. Кроме того, Эльману Пашаеву якобы предлагали выбрать билет «из недостаточного количества билетов, не содержащих весь перечень вопросов». Причём первый выбранный им билет впоследствии «был заменён на иной». Также в протоколе записано, что Пашаев дал неправильный ответ – и это «само по себе является безусловным основанием признания претендента не сдавшим экзамен». Наконец, в предписании сообщалось, что Пашаев принёс присягу не совету АП, а квалификационной комиссии.

В итоге ФПА сделала вывод о «наличии неустранимых нарушений». И предписала АП Северной Осетии «принять необходимые и достаточные меры и решения в целях устранения нарушений закона и решений органов адвокатского сообщества и прекращения статуса адвоката Пашаева Эльмана».

В тот же день ФПА направила в АП Северной Осетии ещё одно предписание. Оно касается Владислава Байкулова – председателя квалифкомиссии, которая принимала экзамен у Пашаева. ФПА сообщила, что Байкулов получил статус адвоката 27 марта 2002 года – а диплом о высшем юридическом образовании появился у него только в 2003 году. При этом у палаты «нет данных» о том, что Байкулов приобрёл необходимый стаж работы или прошёл стажировку, сдал квалификационный экзамен и принёс присягу.

«Таким образом, Байкулов в установленном законом порядке никогда не приобретал статус адвоката», – сделала вывод ФПА. И потребовала, чтобы региональная палата приняла «официальное решение о прекращении статуса». «Федералы» сослались на п. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре – и заявили, что это будет не дисциплинарное лишение статуса, а «констатация» его отсутствия.

Двух одним советом

Эльман Пашаев рассказал «Улице», что попросил у палаты Северной Осетии документы, подтверждающие «объективность» федерального предписания, – копию обращения замминистра юстиции и приложенных чиновником документов. По его словам, в АП РСО ответили, что запросили эти документы у ФПА, но так и не получили их. 11 октября Пашаев направил запрос на имя президента ФПА Юрия Пилипенко (есть у «АУ») и попросил прислать эти бумаги. А заодно – подробно изложить все нарушения, которые были выявлены в его действиях, действиях председателя квалифкомиссии и других лиц, имеющих отношение к получению им статуса. По словам Пашаева, в федеральной палате ему никто не ответил.

«Улица» направила запрос в ФПА и пока не получила ответа. Президент АП Северной Осетии Марк Гаглоев отказался отвечать на вопросы «Улицы». «Никаких комментариев», – сказал он. Также редакция направила запрос в Минюст.

18 октября совет АП Северной Осетии рассмотрел претензии к Пашаеву и Байкулову (протоколы есть у «АУ»). Для начала Эльман Пашаев рассказал совету, что постоянно зарегистрирован в Северной Осетии уже более года. А затем сообщил, что заранее высказывал готовность сдать экзамен публично. Более того – просил ФПА направить своих представителей.

Дальше Пашаев рассказал совету о случайно услышанном разговоре: «Я когда приходил сдавать тестирование, [представитель Минюста] Исса Адамович Дзоблаев меня не видел, стоял ко мне спиной, и говорил, что я ни за что не пройду тестирование». Но затем Пашаев якобы ответил на 70 вопросов из 70 «со стопроцентным результатом» за 12 минут.

Эльман Пашаев

У Иссы Адамовича началась паника, откуда я стопроцентно знаю экзамен. Он не понимает, что все вопросы вразброс выбирает компьютер.

По словам Пашаева, представитель Минюста «начал приставать» с вопросом, откуда он знает билеты: «Я пошутил, сказал, что купил. У него такая радость была. Он сказал: “Вы все слышали? Он сказал, что купил”». После этого Пашаев дал понять, что это была шутка – и все вопросы есть на сайте ФПА. «У меня есть запись – он, когда вышел, сказал матом: “Если Пашаев сдаст экзамен, полетят головы”», – сказал Пашаев совету (он пообещал предоставить «АУ» эту запись позже).

Далее Пашаев отметил, что должен был сдать экзамен ещё 29 августа – но его «сорвали»: представитель Минюста «и ещё кто-то» не пришли «специально», чтобы не было кворума.

Замену билета, о которой говорила ФПА, Пашаев объяснил тем, что был вынужден покинуть зал по просьбе членов комиссии. После этого «нельзя было оставить тот же билет». А выйти ему пришлось из-за перепалки между президентом палаты Гаглоевым и представителем министерства Дзоблаевым.

Пашаев предоставил редакции аудиозапись, на которой, по его словам, зафиксирована эта ситуация.

Экзамен для меня – всегда праздник, профессор

На записи Пашаев берёт билет и решает отвечать без подготовки. Но тут кто-то из членов комиссии говорит, что в наличии только 23 билета. Предположительно Дзоблаев спрашивает, почему их не 60. Начинается спор. Человек, которого называют Марком Исмеловичем (имя президента АП РСО), говорит, что к экзамену не успели подготовить билеты. Он предлагает, чтобы комиссия просто отразила эту ситуацию в протоколе.

«Дзоблаев» пытается выяснить, каких вопросов нет в билетах. «Марк Исмелович» на повышенных тонах требует не указывать комиссии, как работать. Он повторяет, что нужно просто зафиксировать в протоколе количество билетов. «Дзоблаев» отвечает, чтобы тот не давил на комиссию.

Спор становится всё эмоциональнее. Один из членов комиссии предлагает обсудить «технические вопросы» без Пашаева. Судя по записи, Пашаев выходит из помещения. На фоне слышен громкий возглас «Марка Исмеловича»: «Ты что, дома находишься у себя?!» Дальше звучит чьё-то предложение проголосовать, можно ли продолжать экзамен при 23 билетах. Здесь запись заканчивается.

По словам Пашаева, позже его позвали обратно. Он вернулся, выбрал другой билет и без подготовки начал отвечать на вопросы. Представитель министерства Дзоблаев сказал ему, что ответ неправильный. «Я спросил: “А как правильно?”. Он мне сказал: “Не я экзамен сдаю”, – вспоминает Эльман Пашаев. – Судьи, практикующие специалисты говорят “правильно”, а Исса Адамович говорит “неправильно”. Меня перебивали, останавливали, и всё равно я останавливался и отвечал. Я понимал, что этот человек выполнял поручение».

И снова о «спецоперации»

Согласно протоколу заседания совета, дальше его участники начали спорить из-за предписания ФПА.

Эльман Пашаев: «Предписание – это что, приказ? Или разбираться здесь нужно?»

Член совета АП Батраз Таказов: «Предписание – для исполнения».

Эльман Пашаев: «После разбирательства».

Президент АП Марк Гаглоев: «Предписание мы должны исполнить».

Владислав Байкулов: «Даже если оно незаконное?!»

Марк Гаглоев: «Законность изложенного в предписании подтверждена советом ФПА».

Эльман Пашаев: «В предписании написано “принять достаточные меры для устранения нарушений”. Понятно, что решение уже принято, там, в ФПА».

В ходе дискуссии Пашаев выдвинул неоджиданный аргумент. Он рассказал членам совета, что 13 сентября в газете «Слово» вышла статья о том, как адвокаты АП Северной Осетии, в том числе Пашаев и его супруга, оказали помощь раненным в ходе «спецоперации» военным. И в тот же день замминистра Максим Бесхмельницын направил обращение в ФПА. По мнению Пашаева, всё это связано с тем, что президент ФПА Пилипенко осуждает «спецоперацию», а у вице-президента ФПА Генри Резника якобы личная неприязнь к Пашаеву. Сам Резник в беседе с «АУ» отказался комментировать это заявление.

Генри Резник покидает Совет ФПА
Ранее так же поступили Вадим Клювгант и Константин Добрынин

В итоге совет АП семью голосами против одного признал «наличие неустранимых ошибок в работе комиссии при сдаче экзамена Пашаевым». «Данный факт указывает на невозможность определить результаты квалификационного экзамена состоявшимися», – указано в протоколе. Совет решил аннулировать результат Пашаева и прекратить его статус. Он пока не получил текст решения.

«Улица» попросила Пашаева прокомментирвать остальные претензии Минюста и ФПА. Нехватку билетов на экзамене он пояснил так: после начала «спецоперации» многие вопросы стали не актуальны, например о ЕСПЧ. По его словам, ФПА направила в палату изменённые вопросы только 20 августа – а экзамен он сдавал 5 августа. Согласно положению АП Северной Осетии от 2019 года, на одного претендента должно быть не менее 11 билетов, добавил Пашаев – и это условие было соблюдено.

Комментируя заявление ФПА о присяге квалифкомиссии, а не совету, Пашаев сказал, что не знает и не должен знать в лицо состав комиссии и совета. Он принёс присягу перед теми людьми, кто её принял. «Ко мне тут какие вопросы?» – возмутился Пашаев.

«Как военнослужащие»

В этот же день совет лишил статуса и Владислава Байкулова (он предоставил «Улице» только ту часть протокола, где указано решение). Байкулов указывает, что ФПА в предписании ссылалась на п. 1 ст. 17 Закона об адвокатуре. «Там шесть подпунктов – и ни один из них не применим ко мне», – утверждает он. По мнению Байкулова, реальная причина лишения статуса – тот факт, что он возглавлял комиссию, которая принимала экзамен у Эльмана Пашаева. Он также поддерживает версию о недовольстве ФПА поддержкой «спецоперации» палатой Северной Осетии.

Юрист Владислав Байкулов

Я думаю, что это политический вопрос.

Байкулов указывает, что получил статус ещё до принятия Закона об адвокатуре – когда претенденты не должны были сдавать экзамены. Тогда он подал заявление в Межреспубликанскую коллегию адвокатов и приложил справку, что учится на пятом курсе; никаких вопросов к нему не возникло. Тем более у него был юридический стаж – он семь с половиной лет работал в Магадане в ОБХСС на офицерской должности.

После принятия Закона об адвокатуре все полученные статусы сохранялись без сдачи экзамена, настаивает Байкулов. Он напоминает про ст. 40 Закона – о том, что коллегия адвокатов должна была направлять в территориальный орган юстиции список своих членов с копиями необходимых документов. И уже орган юстиции должен был проверить их достоверность. «И при чём тут я? – возмущается Байкулов. – Я что, сам осуществлял проверку? Кто подтверждал достоверность сведений? Минюст. К ним должны быть претензии». Он намерен обжаловать решение совета в суде.

Юрист Владислав Байкулов

Если признать, что мой статус получен незаконно, то по всем делам за 20 лет, в которых я участвовал, все приговоры нужно отменить? И решения квалифкомиссии, которую я возглавлял, нужно отменять? А человек, которого я защищал и который был осуждён, имеет право на реабилитацию?

Не согласен Байкулов и с претензиями к его комиссии: «В 2020 году в сентябре Пашаева лишили статуса на год. В сентябре 2021 года срок закончился, в августе он сдавал экзамен. Не допустить его у меня не было оснований».

Эльман Пашаев ответил на четыре вопроса в билете, рассказывает Байкулов, затем ему задали дополнительные вопросы. «В представлении указано, что он якобы на вопрос билета не ответил. Но для меня это нонсенс, – возмущается Байкулов. – На экзамене присутствовали 12 членов комиссии. Из них 11 признали экзамен сданным. И только один представитель управления юстиции был против». По словам Владислава Байкулова, он предложил представителю Минюста изложить своё мнение в письменном виде – «а тот ответил, что никому ничего не должен».

«Улица» попросила его прокомментировать ту часть предписания ФПА, где говорится о давлении президента палаты на членов комиссии. Байкулов исключает саму такую возможность: «Среди этих 11 человек [в комиссии] – зампредседателя Верховного суда республики, зампредседателя Арбитражного суда республики, два представителя парламента и семь адвокатов. На всех 11 человек оказали давление? Кто такой президент АП РСО-Алания, чтобы оказать давление на зампредседателя Верховного суда республики?!»

Байкулова возмущает, что региональная палата должна действовать «как военнослужащие» – мол, «ФПА прислала приказ, а вы выполняйте». «Насколько я понял, это сверху спустили [указание] заклевать этого Пашаева. Мне плевать на их отношения, но это нечестно и несправедливо», – считает он.

«Задействован самый крупный калибр»

Эльман Пашаев тоже намерен оспорить решение совета – но после того, как пройдёт месяц со дня его запроса в ФПА. «У Пилипенко корона на голове. Он ни в палату РСО не отправил документы, объясняющие, о чём идет речь, – ни мне в ответ на мой запрос, – возмущается Пашаев. – И без этой информации всё рассмотрели. ФПА даже не запрашивала у палаты, на какие я вопросы ответил или не ответил. Откуда же они могут знать, что я на что-то не ответил? Я жду месячный срок, чтобы ФПА отреагировала на запрос. Тогда буду бороться по всем фронтам».

Он уверен: всё дело в личной неприязни к нему Генри Резника и Юрия Пилипенко. «13 сентября вышла статья, что адвокаты, в том числе и я, под руководством президента АП РСО-Алания оказывали материальную помощь раненым, – рассказывает Пашаев (копию газеты он предоставил “АУ”). – И в тот же день Пилипенко – не сам, а через министерство юстиции – всё это запустил. Тут же замминистра юстиции вносит представления. И даже предписание он не сам писал, а дал [вице-президенту Светлане] Володиной – типа он не имеет отношения».

Под конец беседы Пашаев напоминает, что Минюст сам выдал ему удостоверение в последний день окончания срока выдачи – 9 августа. «Если я сдавал экзамены с нарушениями, почему же министерство меня внесло в реестр и зарегистрировало адвокатскую коллегию? – возмущается он. – И почему представитель Минюста не написал особое мнение, если я неправильно ответил на вопросы?»

Адвокат Андрей Сучков в разговоре с «АУ» отметил, что Эльман Пашаев снова оказался в центре медийного скандала «во многом стараниями Минюста и ФПА». По словам эксперта, обычно при подобных нарушениях министерство даёт команду своему территориальному подразделению – которое и направляет в региональную палату представление о прекращении статуса.

Адвокат Андрей Сучков

Но в данном случае всё сделано максимально шумно и при этом задействован самый «крупный калибр»: Минюст пишет в ФПА, ожидая от неё определённой реакции. Что вскоре и произошло.

При этом он не считает письмо ФПА в АП РСО превышением полномочий. Ведь Закон об адвокатуре позволяет федеральному совету направлять в региональные палаты предписания об отмене принятых ими решений. Это касается и нарушений при приёме в корпорацию новых адвокатов.

«Направление предписания не является вмешательством в дисциплинарную практику региональных адвокатских палат. Поскольку в данном случае прекращение статуса происходит не в порядке дисциплинарной процедуры, то есть без заключения квалификационной комиссии, а только на основании решения совета адвокатской палаты», – объясняет Андрей Сучков.

Добавим, что Эльмана Пашаева и Владислава Байкулова не касается «поправка Крашенинникова». Она запрещает представительство в суде для адвокатов, лишённых статуса по неблагодвидным причинам. Но в данном случае статусы прекратили из-за нарушений при его получении, говорит Сучков – а значит, Пашаев и Байкулов смогут продолжать юридическую практику в частном порядке.

Автор: Екатерина Яньшина

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.