26.04.2021

Реестр электронных ордеров: за и против

Реестр электронных ордеров: за и против Реестр электронных ордеров: за и против

Руководство ФПА прокомментировало инициативу Минюста

Иллюстрация: Ольга Аверинова

На недавнем Всероссийском съезде адвокатов министр юстиции Константин Чуйченко сообщил, что ведомство готовит «правовые предпосылки для создания реестра электронных ордеров». 20 апреля в эфире Clubhouse члены совета ФПА обсудили эту инициативу, а через два дня эта же тема была затронута ими в стриме «Российского адвоката». Президент ФПА Юрий Пилипенко намекнул, а вице-президент Михаил Толчеев прямо сказал, что введение такого реестра – ответ государства на массовую защиту задержанных участников акций протеста. Представители ФПА заявили, что многие адвокаты «достаточно вольно» относятся к ордерам, и поддержали создание единого реестра. Тем не менее инициатива Минюста вызывает много вопросов. До сих пор неясно, коснётся реестр всех защитников или только «назначенцев»; не нарушит ли он адвокатскую тайну и не создаст ли препятствия для оперативного получения ордера.

Недобросовестность и «пачки ордеров»

На сайте ФПА утверждается, что законопроект Минюста будет содержать «положение о возможности изготовления и выдачи ордера на исполнение поручения с использованием электронной цифровой подписи». Такой ордер можно будет предоставлять госорганам и должностным лицам в электронном виде. В итоге «будут созданы правовые предпосылки для создания реестра электронных ордеров», сообщает федеральная палата.

В ходе дискуссии в Clubhouse адвокат АП Москвы Даниил Берман процитировал слова президента ФПА Юрия Пилипенко про защитников, которые собираются с «пачками незаполненных ордеров» у ОВД. Часто работающий по «протестным» делам Берман предложил «отказаться от этого анахронизма в виде бумажных ордеров» – и перейти на электронный реестр. Тогда коллеги убедятся, что «мы приходим к отделению полиции с заключёнными соглашениями», предположил адвокат. И тут же напомнил о смежных проблемах: «Не пора ли уже на законодательном уровне указать, что адвокат допускается по делам об административных правонарушениях с момента задержания, а не начала составления документа?»

В ответ Юрий Пилипенко повторил своё мнение о наличии «проблемы с ордерами». По его словам, «бессистемное, неаккуратное использование ордеров» может стать поводом для дисциплинарного разбирательства – и даже «каких-то более серьёзных претензий».

Президент ФПА Юрий Пилипенко

Конечно, у нас полнейшая архаика с ордерами – давайте это честно признаем. Кого-то эта архаика устраивает – тоже давайте честно признаем, что кто-то научился жить с этой системой координат, и его всё это вполне устраивает. Но есть и моменты злоупотребления.

Президент ФПА посетовал, что в корпорации нет единства по вопросу «пустых ордеров». Одни адвокаты настаивают, что у них «всегда есть соглашение»; другие вообще не видят проблемы – «когда считаю [нужным], тогда и заполню». «Разговоры об отсутствии порядка в этой сфере велись достаточно давно, – сказал Юрий Пилипенко. – Почему появилась реакция [Минюста] именно сейчас и именно на ордера, я тоже могу только догадываться».

У нас страна не закона, а приказа
Алла Фролова – о том, как работают адвокаты и юристы ОВД-Инфо

Впрочем, президент ФПА не стал рассказывать коллегам о своих догадках. Вместо этого он поделился тревогами о том, что министр Чуйченко упомянул не про все запланированные изменения в Законе об адвокатуре. «И я не исключаю, что нас государство в лице Минюста спустя какое-то время может достаточно серьёзно удивить, – признал Юрий Пилипенко. – И тех, кто был за поправки в КПЭА, и тех, кто был против».

Вице-президент ФПА Михаил Толчеев откровеннее высказался о «контексте» заинтересованности Минюста адвокатскими ордерами: «Мы же с вами понимаем, что речь идёт прежде всего о так называемом плане “Крепость” и протестных акциях. Понятно, что государство каким-то образом реагирует на все эти вещи». Он призвал коллег серьёзнее отнестись к этой ситуации.

Вице-президент ФПА Михаил Толчеев

Если мы не будем понимать, что в данной ситуации существуют технические проблемы, то завтра просто получим определённое регулирование, которое полностью перекроет нам эти возможности.

Толчеев заявил, что многие адвокаты «достаточно вольно» относятся к ордеру – и забывают, что «это документ строгой отчётности». А палаты «не всегда жёстко реагируют на не вполне добросовестное заполнение и использование ордеров». По мнению Толчеева, Министерство юстиции считает, что система электронных ордеров «снижает возможность фальсификации, злоупотребления в этой области». Да и сама ФПА заинтересована в том, чтобы «любое заинтересованное лицо могло достаточно легко проверить и подтвердить, что у адвоката действительно выписан этот ордер».

Снятся ли адвокатам электронные ордера

Адвокат Александр Редькин высказал опасение, что электронный реестр ордеров может усложнить работу защитников. «Когда мы выезжаем, например, на ночные обыски, задержания или срочные следственные действия, у нас должен быть с собой ордер. И это может стать большой проблемой, если мы должны будем выписывать его через систему в рабочие часы. Я надеюсь, что это всё будет учтено», – сказал адвокат. При этом он добавил, что не знает защитников, которые бы «злоупотребляли ордерами и выписывали их бесконтрольно».

Член совета ФПА, президент АП Костромской области Николай Жаров признал, что бывают ситуации, когда адвокаты на свой риск выписывают ордер в отсутствие соглашения. Например, если надо срочно выехать на обыск или в ИВС: «Есть ордер, в котором написано: “Основание выдачи – соглашение”. Но его, по сути, на момент выписки ордера нет».

Президент АП Костромской области Николай Жаров

Если адвокат ради своего клиента, которому он может беспредельно доверять, готов рискнуть – это его риск. Но если у него расстроятся отношения с клиентом – никуда не денешься, он может попасть под дисциплинарную ответственность.

Михаил Толчеев пообещал, что новая система облегчит порядок выдачи ордера. «Электронный реестр, в отличие от адвокатского образования, никогда спать не будет, – пояснил он. – Это [лишь] система контроля – что ордера выдаются правильно и определённым образом фиксируются».

В конце дискуссии адвокат Даниил Берман напомнил, что закон разрешает следствию провести «незамедлительный» обыск – даже без судебного решения. «Впоследствии он должен выполнить ряд определённых процедур, чтобы результаты этого обыска признали законными», – сказал Берман. Он предложил добавить в Закон об адвокатуре и КПЭА аналогичный механизм. Тогда адвокат получит возможность выписывать ордер без соглашения – с отсрочкой его подписания, например, в течение пяти дней. «Я не верю, что у адвоката с практикой по уголовным и административным делам за пять лет ни разу не было такого, чтобы он не выписал ордер без соглашения, – заявил Берман. – Жизнь заставляет. А почему же нельзя изменить правила, чтобы они полностью соответствовали жизни? При этом предусмотреть контроль».

Адвокат указал, чем ещё реестр электронных ордеров может помочь защите: «Сейчас у нас момент вступления в дело – это представление следователю ордера. Пока я до него физически не добрался – я вроде как и не адвокат. Было бы удобно, если бы программа сканировала соглашение – и адвокатское образование автоматически направляло бы ордер в необходимый следственный отдел».

В будущее возьмут не всех

В начале дискуссии руководство ФПА дало понять, что желание государства ужесточить контроль над заполнением ордеров вызвано защитой протестующих. Но потом член совета ФПА Елена Авакян предположила, что единый реестр электронных ордеров заработает только для «назначенцев»: «В введении электронных ордеров по соглашению мы сомневаемся – по крайней мере, пока. Потому что [факт] соглашения и обращения к адвокату может быть покрыт адвокатской тайной».

По словам Авякян, технически адвокатура уже готова к переходу на электронный реестр. «Уже сегодня в КИС АР есть формы электронных ордеров, которые можно использовать для выдачи в электронном виде и передачи уполномоченным органам, – сказала она. – Нам необходимы существенные изменения в законах. Как только они появятся, мы сможем этот проект быстро реализовать».

Как ранее сообщала «Улица», все российские палаты уже с 1 марта 2021 года должны были использовать независимое «компьютерное» распределение дел по назначению. ФПА планировала вести эту работу на базе корпоративной информационной системы «Адвокатура» (КИС АР), однако не успела её запустить к сроку и ввела «переходный период» до 1 марта 2022 года.

Вице-президент ФПА Михаил Толчеев снова затронул эту тему два дня спустя – в ходе дискуссии, организованной «Российским адвокатом». Он подтвердил, что на данном этапе речь идёт об электронных ордерах для «назначенцев»: «Здесь контрольный механизм важен для государства, поскольку распределяются государственные деньги». По мнению вице-президента, «адвокатура, скорее всего, будет очень сильно возражать» против попыток расширить этот механизм на работу по соглашению. «Потому что это фактически раскрытие количества дел у адвокатов, адвокатских образований. Это раскрытие доверителя – грубо говоря, внесение его в определённый реестр, – сказал он. – [Поэтому] здесь пока не рассматриваются ордера по соглашению».

Член совета ФПА, президент АП Воронежской области Олег Баулин возразил коллеге – и отметил, что ордер нужен адвокату как раз для «публичного представительства». «Он его не прячет, он идёт с ним подтверждать свои полномочия в суде и в правоохранительных органах. Поэтому сильно уж единой системы регистрации ордеров бояться, наверно, не стоит», – считает Баулин.

Президент АП Воронежской области Олег Баулин

Мне показалось из выступления министра юстиции на съезде, что они планируют охватить полностью систему выдачи ордеров. Но насколько это страшно и что из этого может получиться, пока непонятно. Проблема находится в стадии проработки. И здесь ФПА найдёт какие-то механизмы, чтобы защитить свои права.

Известно, что работа над реестром проходит в рамках программы цифровой трансформации, проводимой Министерством юстиции. Константин Чуйченко обещал, что разработки ведомства будут интегрированы с готовящейся ФПА «адвокатской» системой КИС АР. «Цифровая трансформация должна изменить в лучшую сторону ситуацию с оказанием бесплатной юридической помощи, а также упорядочить работу адвокатов», – цитирует министра сайт ФПА. Чуйченко отметил, что его ведомство готово обсуждать любые идеи, «если они не противоречат базовому принципу – адвокатура должна оставаться независимым институтом».

Автор: Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.