28.10.2020

Правозащитники присоединились к штурму «Крепости»

Правозащитники присоединились к штурму «Крепости» Правозащитники присоединились к штурму «Крепости»

Московская Хельсинкская группа подготовила законопроект против недопуска в ОВД

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Как стало известно «Улице», Московская Хельсинкская группа подготовила проект поправок в законодательство о свободе собраний. Среди прочего, в них говорится и о наболевшей проблеме недопуска адвокатов в ОВД. Авторы предлагают прописать в КоАП гарантии допуска защитника по устному ходатайству задержанного. Помимо этого правозащитники считают необходимым автоматически признавать недопустимыми все доказательства, полученные без участия защитника. Эксперты «Улицы» считают поправки давно назревшими – но сомневаются, что их получится «протащить» даже через региональные парламенты.

Д окумент МХГ (есть в распоряжении «Улицы») состоит из 50 пунктов; большинство из них посвящены проблеме задержаний участников одиночных пикетов. Правозащитники указывают, что законодательство в этой сфере двусмысленно, избыточно и часто трактуется не в пользу граждан. Напомним, что одиночный пикет формально не требует уведомления властей – однако выразить свою гражданскую позицию таким способом становится всё сложнее. Протестующих задерживают и штрафуют, используя для этого самые разные предлоги. Так, пикет могут расценить как нарушение «коронавирусного» карантина. Другая популярная формулировка – рассмотрение пикета как «скрытой формы коллективного массового мероприятия».

Пытаясь решить проблемы пикетчиков, авторы поправок затронули вопрос о недопуске адвокатов и защитников к задержанным доверителям. Так, МХГ упоминает печально известный план «Крепость»: его должны объявлять при угрозе нападения террористов на здания силовых структур, но на практике используют, чтобы не пускать адвокатов к задержанным. «В итоге сотни людей не способны реализовать своё законом установленное право на доступ к юридической помощи, – говорится в пояснениях авторов поправок. – А профессиональные защитники – адвокаты – лишаются своего права на доступ к доверителю и на осуществление своей профессиональной деятельности».

Адвокат штурмует «Крепость»
Защитник Мария Эйсмонт борется в суде за право допуска к задержанным

Эксперты МХГ предлагают дополнить ст. 25.5 КоАП положением о том, что «защитник и представитель имеют право на беспрепятственный доступ» и к задержанному, и к потерпевшему. Также правозащитники считают необходимым отдельно прописать в кодексе предупреждение, что недопуск «является грубым нарушением права лица на доступ к юридической помощи защитника».

Кроме того, предлагается ввести норму о допуске представителя «по устному ходатайству лица <…> без удостоверения полномочий ордером или доверенностью».

Наконец, правозащитники требуют дополнить КоАП пунктом о том, что все доказательства, полученные с нарушением права человека на юридическую помощь, в суде нужно считать недопустимыми. «Можно сколько угодно подавать ходатайства о нарушении права на справедливое судебное разбирательство. О том, что не учтено право на защиту человека с самого момента его задержания и составления основополагающих процессуальных документов. Но этого недостаточно», – говорит юрист МХГ Роман Киселёв.

Юрист МХГ Роман Киселёв

Сегодня недопуск защитника по делу об административном правонарушении в большинстве случаев никоим образом не будет влиять на исход дела в суде.

В беседе с «Улицей» Киселёв пояснил, что поправки, связанные с допуском защитников, нужно вносить именно в КоАП. Рядовые полицейские чаще ориентируются именно на этот кодекс. «Если вы общаетесь со среднестатистическим полицейским, который производит задержание, он не способен назвать, какие нормы [других федеральных] законов вы нарушаете. Очень часто они ими вообще не владеют, – говорит правозащитник. – В этом смысле КоАП – более близкий им документ. Хотя у нас есть много примеров, когда и КоАП просто внаглую нарушается».

«Адвокатская улица» предложила ряду экспертов прокомментировать поправки от МХГ. Председатель комиссии по защите прав адвокатов АП Москвы Роберт Зиновьев считает, что предложение правозащитников «весьма разумно и основано на наработанном опыте». С ним согласен коллега по комиссии Евгений Бобков: «Если в УПК участие защитника урегулировано, то в КоАП этот вопрос не решён. Поэтому инициатива МХГ полезная, и если она будет иметь место, то почему нет? Сегодня [в аппарате] уполномоченных по правам человека в Москве и России идут активные обсуждения по поводу митингов, одиночных пикетов. Поэтому, я полагаю, мы должны обратить внимание на всю эту историю».

Интересно, что адвокат Мария Эйсмонт, которая больше года судится с руководством ОВД «Аэропорт» из-за «Крепости», не увидела «особого смысла» в поправках. «Право на защитника с возбуждения дела и так прописано, – говорит она. – Дело возбуждается составлением любого протокола. Протокол доставления составили – значит, дело возбуждено и защитник должен быть допущен».

Адвокат Мария Эйсмонт

Никакими словами, вставленными между других слов, ты не решишь проблему. Она решается сменой людей в системе и их подхода к делу защиты прав граждан. Ну, напишете три буковки слева – а они две справа добавят в трактовке.

Напомним, что недавно Второй кассационный суд встал на сторону адвоката Марии Эйсмонт в споре с ОВД «Аэропорт» и вернул дело на пересмотр в Пресненский суд.

Сопредседатель МХГ Дмитрий Макаров в разговоре с «Улицей» признал, что пока не знает, как продвинуть поправки в Госдуму. По его словам, после московских протестов 2019 года в Мосгордуме «была попытка посмотреть на законодательство о свободе собраний более системно и попробовать сформулировать свои предложения, как от регионального парламента к Госдуме». Но потом эта тема постепенно затихла. Сегодня правозащитники надеются прежде всего на помощь уполномоченных по правам человека в РФ и Москве. Их участие поможет, как минимум, активнее обсуждать поправки на разных уровнях, считает Макаров.

Сопредседатель МХГ Дмитрий Макаров

Была проделана важная работа по обобщению всех позиций, которые так или иначе затрагивают тему свободы собраний. Если будут какие-то проблески политической воли, чтобы хотя бы начать эту дискуссию, то нам будет, что сказать.

Отметим, что 15 октября 2020 года Роберт Зиновьев говорил о проблеме недопуска на заседании Общественного экспертного совета при столичном омбудсмене. «Полицейских не очень радует появление в местах “оформления” задержанных пикетчиков адвокатов, способных оперативно оказать юридическую помощь, в том числе – профессионально отреагировать на произвол и нарушения права на защиту», – цитирует Зиновьева пресс-служба АП Москвы.

«Улица» не раз писала о проблеме недопуска адвокатов в отделения полиции. Чаще всего им не удаётся отстоять свои права. Хотя случаются и исключения из правил – так, например, адвокату из Хакасии удалось добиться закрытия дела из-за того, что его не допустили к доверителю.

На проблему обращают внимание и представители ФПА. С середины прошлого года они регулярно просят руководителей силовых ведомств наказывать сотрудников, использующих «Крепость» для недопуска защитников. «Принимая решение о введении того или иного плана, правоохранительным органам нельзя полностью закрываться для защиты от потенциального захвата отдела полиции или вводить какой-то новый план, – заявляла вице-президент ФПА Светлана Володина. – Им необходимо делать исключение для адвокатов, которые в этот момент должны осуществлять свою профессиональную деятельность». Осенью 2019 года же эту тему на заседании Общественного совета при МВД поднимал и президент ФПА Юрий Пилипенко. Позже в ФПА не сообщили «Улице», был ли получен какой-либо ответ со стороны силовиков.

Летом «Улица» опросила членов общественных советов при МВД РФ и ГУ МВД Москвы – и оказалось, что они не очень хорошо осведомлены о проблеме недопусков. Тем не менее они выражали готовность поднять этот вопрос перед полицейским руководством – если получат от адвокатов конкретные примеры. Но пока неясно, когда состоится ближайшее заседание. «Совет не собирается с марта из-за коронавирусных ограничений, – пояснил “Улице” член ОС при ГУВД Москвы, председатель Комитета за гражданские права Андрей Бабушкин. – У нас все [вопросы решаются] в индивидуальном режиме. Нет ни совещаний в ГУВД Москвы, ни личного приёма».

Та же проблема и в ОС при МВД РФ. «Хотели собраться в октябре, но ситуация ухудшилась. А в Zoom мы решили заседания не проводить, – объяснил член совета и вице-президент ФПА Владислав Гриб. – Вообще, обращения могут к нам поступать, и мы можем писать на имя министра. Но пока лично мне обращений от адвокатов не поступало». Его коллега по совету, гендиректор МИЦ «Известия» Владимир Тюлин в прошлый раз говорил «Улице», что готов заняться проблемой на уровне ОС, если к нему обратятся адвокаты с конкретными случаями недопусков. Но пока к нему «тоже никто не обращался».

«Волк не защитит овцу от шакала»
Адвокаты и судья в отставке – об идеях Минюста уравнять защиту с обвинением

Напомним и о попытках Минюста глобально решить проблему с нарушением прав адвокатов. В мае 2020 года ведомство опубликовало проект нового КоАП, где обнаружилась новая статья – «Воспрепятствование адвокатской деятельности». В качестве наказания министерство установило штраф до 10 тысяч рублей. Эта инициатива вызвала неоднозначную реакцию сообщества: как писала «Улица», многие адвокаты посчитали наказание явно недостаточным.

Тогда 1 сентября Минюст представил пакет поправок в уголовные кодексы, в частности предложив ввести в УК новую статью о вмешательстве в деятельность адвоката. Максимальный штраф за нарушение – 80 тысяч рублей. Предусмотрено и лишение свободы до 5 лет. Однако собеседники «Улицы» сомневаются, что эта статья сможет улучшить ситуацию – из-за структуры нормы пострадавшим защитникам придётся доказывать наличие «существенного вреда».

Автор: Антон Кравцов

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.