23.10.2020

«Крепостное право» вернули на пересмотр

Кассация отменила решения судов о законности плана «Крепость»

Второй кассационный суд встал на сторону адвоката Марии Эйсмонт в споре с ОВД «Аэропорт». Защитник пыталась попасть к задержанным доверителям, но полицейские отказали в доступе под предлогом плана «Крепость». Первая инстанция и апелляция признали недопуск законным, но кассация отменила их решения. Дело вновь будут рассматривать в Пресненском суде.

О решении кассационного суда «Улице» сообщил председатель комиссии по защите прав адвокатов АП Москвы Роберт Зиновьев. По его словам, рассмотрение кассационной жалобы состоялось 21 октября, тогда же суд огласил резолютивную часть решения.

Напомним, московский адвокат Мария Эйсмонт 12 июня 2019 года пыталась попасть в здание ОВД «Аэропорт», чтобы оказать помощь задержанным на акции в поддержку журналиста Ивана Голунова. Адвокат предъявила удостоверение и ордера, но её отказались пропускать к клиентам. Сотрудники ОВД сослались на якобы введённый план «Крепость», который должны объявлять при угрозе нападения на отдел полиции. Полицейские затруднились назвать адвокату конкретную причину, по которой был введён этот специальный режим безопасности. По словам Марии Эйсмонт, она не заметила ничего особенного в работе отделения – более того, другие посетители беспрепятственно проходили в ОВД. Она поговорила с некоторыми проходящими по «крепостной» территории полицейскими – как оказалось, они вообще не слышали о введении такого плана. В отсутствие Эйсмонт полицейские оформили протоколы на её доверителей; позже суд признал их виновными в нарушении ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП (участие в несанкционированном мероприятии) и назначил штрафы.

В августе адвокат подала административный иск к ОВД «Аэропорт», требуя признать недопуск незаконным. Пресненский суд рассмотрел его только 28 января 2020 года. В суде Эйсмонт заявила, что были нарушены не только конституционные права её доверителей на получение юридической помощи, но и её права как адвоката. Представители ОВД продемонстрировали суду рапорт, обосновывающий ведение плана «Крепость». В этом документе полицейские трактовали «незначительное скопление граждан» возле ОВД как «возможную подготовку противоправных действий». Эйсмонт обратила внимание суда на отсутствие каких-либо действий со стороны сотрудников отдела, подтверждающих необходимость введения «Крепости» – и чтобы доказать это, попросила суд допросить свидетелей. Однако суд отказался заслушать их показания, а затем и вовсе отказал в удовлетворении иска. Решение он мотивировал тем, что доверители всё-таки смогли получить помощь от своего адвоката – уже в суде. Действия начальника ОВД были признаны законными. В июне Мосгорсуд «засилил» решение суда первой инстанции. Эйсмонт и участвующий во всех судах представитель АП Москвы, член Комиссии по защите прав адвокатов Евгений Бобков обратились во Второй кассационный суд.

В жалобе (есть в распоряжении «Улицы») говорится, что суды неверно истолковали нормы Закона о полиции. Они действительно предусматривают частичное ограничение прав – но ни одна из них «не позволяет не пускать адвоката к своему доверителю». Согласно позициям Конституционного и Верховного Судов, Закон о полиции «не допускает произвольного применения и не создаёт непреодолимых препятствий для оказания адвокатом квалифицированной юридической помощи». А нормы пропускного режима распространяются только на должностных лиц – и не ограничивают право доверителя на свидание с адвокатом. Также Эйсмонт считает неверными выводы судов об отсутствии нарушения права на защиту: «Ссылка суда на последующую возможность оказать юридическую помощь не является корректной как минимум в силу того, что квалифицированная юридическая помощь гарантируется Конституцией именно с момента задержания». Кроме того, адвокат указала, что суды отказались допросить свидетелей, непосредственно присутствовавших при действии плана «Крепость».

«Судами не учтена необоснованность введения плана “Крепость”, не выяснено, что из себя данный план представляет, предусмотрены ли этим планом ограничения для допуска адвокатов к задержанным, – говорится в жалобе. – Суд произвольно сослался на нормы Закона о полиции, не соотнеся введённые полицией ограничения с конституционным правом на квалифицированную юридическую помощь».

В итоге 21 октября Второй кассационный суд отменил решения нижестоящих судов – и отправил дело на пересмотр.

Комментируя «Улице» решение 2КСОЮ, Эйсмонт не скрывала радости от того, что «два незаконных решения отменены». «Мы, естественно, пройдём этот путь ещё раз с АП Москвы, которая поддерживает меня в этом иске на всём протяжении судебного разбирательства. Она является заинтересованным лицом на стороне административного истца, и я очень рада этому, – сказала Эйсмонт. – Я считаю, что это не моя личная борьба, а борьба всех адвокатов за то, чтобы к ним относились с уважением. И не только к ним, но и к праву всех граждан получать адвокатскую помощь с момента задержания».

Несмотря на то, что «мотивировки» ещё нет, Евгений Бобков заявил, что для решения КСОЮ были очевидные основания: «Здесь две составляющих – это недопуск адвоката и введение плана “Крепость”. Мы считаем, что конституционное право граждан на защиту было нарушено, как и права адвокатской корпорации на реализацию профессиональных обязанностей защитника».

Старший юрист Института права и публичной политики Александр Брестер, помогавший адвокатам с подготовкой жалоб, рассказал «Улице» – основной аргумент Эйсмонт состоит в том, что «ни один закон не позволяет закрывать отдел полиции для адвоката». «Мы не знаем причин, по которым кассационный суд принял такое решение. Не исключено, что это очень формальные причины, – рассуждает Брестер. – Возможно, решения нижестоящих судов были отменены из-за отказа в допросе ряда свидетелей, в том числе доверителей Марии Эйсмонт. А может быть, учли по полной программе наши аргументы. Последнее было бы счастьем». Делать прогнозы, как будет пересмотрено дело, собеседники «Улицы» не стали, по крайней мере до тех пор, пока не получат «мотивировку» решения.

Автор: Антон Кравцов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.