28.09.2020

Недопуск адвоката в ОВД привёл к прекращению дела

Недопуск адвоката в ОВД привёл к прекращению дела Недопуск адвоката в ОВД привёл к прекращению дела

Протокол, составленный без защитника, признали недопустимым доказательством

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Адвоката АП Хакасии Петра Лысенко не допустили к доверителю, задержанному по подозрению в «пьяной» езде. В протоколе было указано, что мужчина отказался от медицинского освидетельствования – хотя тот утверждал, что не может принять решение без консультации с адвокатом. На суде факт недопуска подтвердили понятые, после чего протокол признали недопустимым доказательством. В итоге дело было прекращено. Это редкий случай в российской судебной практике, говорят эксперты «Улицы».

«Не пришёл адвокат – ну и здорово»

19 июня 2020 года в Абакане сотрудники ГИБДД остановили внедорожник. Полицейским показалось, что водитель и два пассажира находятся в состоянии опьянения. При дальнейшем осмотре автомобиля они обнаружили предположительно наркотические вещества. Водитель отказался проходить на месте тест на алкогольное опьянение. Тогда сотрудники составили протокол об отказе и повезли всех задержанных в отделение полиции. К 17 часам туда приехали адвокаты – Пётр Лысенко, Владимир Левинсон и Валерий Зайцев. Но в здание их не пустили.

«Мы приехали практически сразу, подошли к дежурному, начали говорить, кто мы. Хотя мы тут все друг друга знаем, – рассказал “Улице” Пётр Лысенко. – Он нам ответил: “Ребята, в ситуации коронавируса начальство запретило мне всех пускать. Вот вам телефон, звоните по внутренней связи руководителю оперативного подразделения Коваленко, он все вопросы решит”». Адвокаты дозвонились до этого человека, но тот ответил, что не знает о задержанных. «Оперативники неоднократно пробегали мимо нас, видели нас прекрасно, похихикивали и делали вид, что ничего не замечают», – вспоминает Лысенко.

В беседе с «Улицей» все адвокаты предположили, что оперативникам было невыгодно пускать защитников на этапе составления протокола. «Им кажется, что очень действенно, здорово, весело и интересно, когда никто не знает, что они тут делают. Не пришёл адвокат – ну и здорово, ну и хорошо, – возмущается Валерий Зайцев. – Это такой лёгкий детский сад. Этим грешат именно ГИБДД, патрульно-постовые службы. Те люди, которые редко сталкиваются с гражданами, которые хотят защищаться».

А в этом случае задержанные действительно хотели защищаться. На условиях анонимности один из них – тот, что отказался проходить тест – рассказал «Улице», что происходило за закрытыми для адвокатов дверями. «Изначально я обозначил, что никаких показаний давать не буду без адвоката. Мне несколько раз заявили, что в данной процедуре адвокат не требуется, – вспоминает мужчина. – Были приглашены понятые, мне какие-то вопросы задавали отстранённые, были попытки “договориться”. То оказывали давление, то пытались сдружиться – мол, расскажи и мы тебя отпустим». Задержанный настаивал, что не будет отвечать на вопросы без адвоката.

Вопрос к чату

Защитники утверждают, что пытались попасть к доверителям на протяжении 3,5–4 часов. Параллельно они писали жалобы в МВД (есть в распоряжении «Улицы»), пытались связаться с дежурным прокурором, но по официальному телефону дозвониться ему так и не удалось.

«На сегодня в Хакасии нет эффективных методов защиты даже не интересов адвокатов, а интересов подзащитных, – говорит Валерий Зайцев. – Дежурный прокурор по вечерам не отвечает, в нерабочее время ему не дозвонишься. Обращение в дежурную часть МВД тоже оперативно ни на что не влияет, поскольку дежурный говорит: “Всё, я регистрирую, и дальше мы начинаем проверку, результаты которой доведём до вас письменно”. То есть нет такого должностного лица, к которому можно подойти и сказать: “Адвоката не пускают к человеку, разберитесь, пожалуйста”».

Самый действенным методом оказалось сообщение в официальный чат республиканской адвокатской палаты в WhatsApp. Владимир Левинсон рассказал там о недопуске и попросил совет палаты «учесть данную информацию и принять меры для защиты профессиональных прав адвокатов». Президент АП РХ Татьяна Нагрузова в тот момент находилась в отпуске и попросила вице-президента Александра Баландина заняться проблемой. Удалось выяснить, что задержанных уже нет в отделении: пока адвокаты безуспешно пытались попасть к доверителям, их вывели из здания через чёрный ход. Мужчин отвезли в КАЗ – камеру для административно задержанных. Руководство палаты сообщило об этом адвокатам. Те поехали к КАЗ и смогли, наконец, увидеться с доверителями.

Впрочем, и здесь не обошлось без странностей. В КАЗ без проблем приняли ордера у Владимира Левинсона и Валерия Зайцева – но отказались принимать у Петра Лысенко. Именно он защищал мужчину, отказавшегося проходить тест и общаться с полицейскими без адвоката. «Мы подошли, представились. Я сказал, что защищаю интересы такого-то, примите у меня ордер. Мне ответили: “Не мешайте работать”», – вспоминает Лысенко. Он предполагает, что у коллег приняли ордера потому, что в отношении их доверителей уже были составлены протоколы – и защитники уже никак не могли повлиять на итоговые документы. А поскольку на подзащитного Лысенко протокол ещё составлялся, ордер у него решили не принимать – чтобы «не мешал работать». «Правда, поговорить с доверителем дали, – рассказал адвокат. – Но ордер всё равно не приняли, с материалами не ознакомили и в конечном итоге практически вытолкали».

В результате в протоколе было указано, что мужчина отказался от медицинского освидетельствования. Он утверждает, что это не соответствует действительности: на самом деле он говорил, что не будет принимать никаких решений без консультаций с адвокатом.

Протокол не допустили к делу

В беседе с «Улицей» Татьяна Нагрузова подчеркнула, что проблема недопуска решилась в день обращения защитников. «Я не вижу смысла толочь ступу, когда всё преодолено. С ними заключены соглашения, они оказывают юридическую помощь, – напомнила президент палаты. – Я сама 40 лет в профессии, и не такое бывает. Нас и задерживали, но всегда мы добиваемся обжалования, в силу авторитета и так далее. По-моему, гора родила мышь».

Тем не менее 3 июля вице-президент палаты Александр Баландин направил обращения в адрес прокурора и министра внутренних дел Республики Хакасия. В нём говорится, что адвокаты на протяжении пяти часов не могли получить доступ к доверителям. «Более того, без уведомления адвокатов сотрудники полиции перевезли задержанных в здание КАЗ УМВД РФ по городу Абакану. Как установлено позднее, в течение времени задержания в отношении доверителей проведены процессуальные действия без участия адвокатов», – говорится в документе.

Спустя месяц в палату поступил ответ из прокуратуры. В нём говорится, что 20 июня мировой судья судебного участка № 2 Абакана рассмотрел дела об административном правонарушении (ч. 1 ст. 6.9 КоАП, «потребление наркотических средств») «в отношении указанных лиц». «Доводы о нарушении прав двух из них на получение юридической помощи признаны судом несостоятельными, – говорится в ответе. – Вместе с тем в одном случае судом принято решение о признании недопустимым доказательством протокола о направлении лица на медицинское освидетельствование с учётом установленного нарушения его права на получение юридической помощи при проведении данного мероприятия. В этой связи министру внутренних дел по Республике Хакасия внесено представление».

В ответе прокуратуры ничего не сказано про нарушение прав адвокатов. Но ситуация, когда суд исключает доказательства из-за недопуска защитника, крайне редка. «Я был очень удивлён этому, – говорит Пётр Лысенко. – Мы уже начинаем привыкать к тому, что если вопрос стоит о возможности [отсидеть] 15 суток, то, может быть, и ограничиться отсиженным. Но человек попался вменяемый и мы начали с ним бороться и биться до конца. Доверитель сказал: “Посадят так посадят, чего теперь”. Но суд в итоге признал нарушение права на защиту».

Адвокат уточнил, что в суде просил признать недопустимым протокол о направлении на медосвидетельствование – именно в силу того, что задержанному не было обеспечено право на защиту. «Это, как ни странно, подтвердили понятые – девчонки молоденькие, студентки, как обычно, – говорит Лысенко. – Сказали, что он действительно заявлял о том, что ему нужен адвокат, однако ему было отказано. В результате мы получили закрытие дела за отсутствием состава правонарушения».

Лысенко уточнил, что остальных задержанных признали виновными, но после суда отпустили, «ограничившись отсиженным». «Если бы те ребята были понастырнее, то, скорее всего, в отношении них тоже бы прекратили дело за отсутствием состава», – говорит адвокат. Он добавил, что по факту обнаруженных в машине наркотических средств было возбуждено дело по ч. 1 ст. 228 в отношении неустановленного лица. Водитель и пассажиры проходят по нему в качестве свидетелей. «Сейчас оно вяло расследуется, и, как нам кажется, никакой перспективы не имеет», – сказал он.

Опрошенные «Улицей» адвокаты из Хакасии не смогли вспомнить подобных случаев прекращения дела из-за нарушения права на защиту. Президент АП Хакасии Татьяна Нагрузова привела лишь один схожий пример, который «был давно». «У нас приставы доставляют понятого в суд – он грязный, прямо с экскаватора. Фамилия-имя-отчество, всё совпадает, адрес… А он говорит: “Да я никогда не был понятым”, – рассказала президент палаты. – Исключения доказательств раньше чаще удавалось добиться, сейчас реже. [Следственные] органы стали лучше работать, боятся – дела стали возбуждать в отношении работников следствия».

Московский адвокат Вера Гончарова, которая занимается проблемой недопуска адвокатов, подтвердила необычность результата. «Прекращение дела об административном правонарушении в связи с нарушением права на защиту – редкий случай, – говорит Гончарова. – Но если занимать активную позицию при защите доверителей и максимально использовать все предусмотренные законом возможности для обжалования незаконных действий наших процессуальных оппонентов, мы сможем добиться хороших результатов. Что и продемонстрировали коллеги из Хакасии».

Автор: Антон Кравцов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.