21.06.2021

Две «дисциплинарки» по делу физика Луканина

Две «дисциплинарки» по делу физика Луканина Две «дисциплинарки» по делу физика Луканина

Попытка защитить обвиняемого в госизмене чуть не обернулась лишением статуса

Иллюстрация: Ольга Аверинова

В декабре прошлого года «Улица» писала про томского физика Александра Луканина, обвиняемого в госизмене, – и адвоката Дмитрия Мыльцына, который несколько месяцев безуспешно пытался вступить в его защиту. Соглашение заключили друзья и родственники физика, но позже он отказался от услуг Мыльцына и выбрал неизвестного семье адвоката Оксану Павлову. Как узнала «АУ», эта запутанная ситуация закончилась двумя жалобами: семьи Луканина на Павлову, а самого физика – в адрес Мыльцына. «Улица» рассказывает, какие решения были приняты столичной и подмосковной палатами.

Мыльцын за Луканина

Т омского физика Александра Луканина задержали 29 сентября 2020 года. Как рассказывала «Улица», на следующий день он получил от следствия адвоката по назначению, а от суда – постановление о заключении под стражу. «Назначенец» пропал из этой истории сразу после судебного заседания, но на этом этапе в ней появился адвокат Дмитрий Мыльцын. К нему обратились обеспокоенные друзья и родственники физика: они безуспешно пытались разыскать арестованного Луканина, ещё не зная, что он уже переправлен в Москву.

Заключив соглашение с семьёй Луканина, адвокат Мыльцын бросился на его поиски – и довольно скоро выяснил, что физик находится в СИЗО «Лефортово». Адвокат пытался попасть к арестанту, но не смог переломить практику недопуска защитников в «Лефортово» без разрешения следствия. Дальше были несколько судебных заседаний по вопросу недопуска – но у Мыльцына так и не получилось встретиться с Луканиным. В конце октября следователь ФСБ заявил в суде, что физик заочно отказался от услуг Мыльцына и заключил соглашение с адвокатом Оксаной Павловой. До сих пор неизвестно, насколько добровольным было решение Луканина.

«Человек вроде как пропал совсем»
Кто, как и почему не пускает адвоката к обвиняемому в госизмене физику

Мыльцын vs Павлова

Мыльцын и близкие Луканина решили выяснить, как именно защитница из АП Московской области вступила в защиту физика и смогла попасть в самое «закрытое» СИЗО страны. 20 ноября 2020 года Мыльцын подал жалобу (есть в распоряжении «АУ») в подмосковную палату. В ней говорилось, что родственники и друзья физика не заключали соглашения с Павловой: «Складывается ощущение, что адвокат Павлова осуществляет защиту Луканина без имеющихся на то оснований <...> Прошу привлечь её к дисциплинарной ответственности».

Палата возбудила дисциплинарное производство в отношении Павловой 26 ноября. В заключении квалифкомиссии (есть в распоряжении «АУ») приводятся её объяснения. Павлова утверждала, что знала Луканина задолго до уголовного дела. «Когда обвиняемый был задержан в Томске, он сам позвонил ей, как своему адвокату, и предложил принять поручение на его защиту после этапирования в Москву, – пересказывает комиссия позицию адвоката. – После того как Луканин был доставлен в следственный изолятор “Лефортово”, она встретилась с подзащитным с разрешения следователя в помещении изолятора, подписала соглашение и приступила к защите по делу».

В это же время Мыльцын звонил Павловой – и просил передать Луканину, что заключил соглашение с его близкими. Павлова уверяет, что рассказала об этом физику. После этого, по её словам, «Луканин занял последовательную позицию, что он не знает адвоката Мыльцына, не доверяет ему, допускает, что адвокат Мыльцын действует в интересах третьих лиц, и он категорически не согласен на его участие в уголовном деле в качестве защитника».

Заключение квалифкомиссии АП Московской области

Мыльцын не представил надлежащих доказательств получения письменного согласия обвиняемого Луканина на осуществление его защиты по уголовному делу.

А вот Павлова предъявила соглашение с физиком, заключённое 5 октября. Комиссия констатировала, что жалоб от Луканина «как на качество предоставляемой защиты, так и на правовые основания вступления Павловой в уголовное дело не поступало». В итоге квалифкомиссия и совет АП Московской области решили прекратить дисциплинарное производство в отношении Павловой – «вследствие отсутствия нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности».

«Улица» попросила Павлову прокомментировать этот результат. Но она не захотела поделиться своим мнением. «А как я могу комментировать решение квалифкомиссии и совета в том числе? Объяснения я дала, как это положено по закону», – отрезала Павлова. И перед тем, как положить трубку, дала совет: «Звоните Мыльцыну, узнавайте. Дисциплинарное производство в отношении меня было прекращено. В отношении Мыльцына – я не знаю».

Луканин vs Мыльцын

Действительно, в отношении Дмитрия Мыльцына тоже было возбуждено дисциплинарное производство – по заявлению Александра Луканина. Его жалоба поступила в адвокатскую палату Москвы 17 декабря 2020 года. Физик утверждал, что его единственным адвокатом является Оксана Павлова. «Более ни с кем Луканин договоры об оказании юридической помощи не заключал и такого рода поручений ни своим родственникам, ни своим друзьям не давал», – так пересказана жалоба в заключении квалифкомиссии Московской палаты (есть в распоряжении «АУ»).

Луканин уточнил: в начале октября он получил от помощника Мыльцына письмо о вступлении в дело «на основании соглашения, заключённого с близкими». Позже эту информацию подтвердил телеграммой его друг Николай Кривопалов. Тем не менее физик заявил в жалобе, что не понимает, с какими «близкими» Мыльцын заключил соглашение. «Все лица, с которыми Луканин доверяет общаться адвокату Павловой, указаны им ей лично и поимённо. Среди них нет лиц, от имени которых “пришёл” адвокат Мыльцын», – говорится в документе. Там же повторяется, что Луканин 5 октября написал заявление об отказе от услуг Мыльцына.

Пересказ жалобы в заключении квалифкомиссии

Луканин считает, что адвокат Мыльцын настойчив в своём стремлении организовать с ним встречу, не стесняется публиковать в СМИ данные о том, что Луканин является его «клиентом», проходит по уголовному делу в качестве обвиняемого, повествует о фактах из его жизни и задержании в городе Томске. Луканин никому такого разрешения не давал.

В жалобе Луканин возмущался: он три раза писал заявление об отказе от Мыльцына, но тот всё равно пытался вступить в защиту и ознакомиться с делом. По мнению физика, адвокат намеревался «осуществить пиар в средствах массовой информации». В документах квалифкомиссии говорится, что Луканин «расценивает действия Мыльцына как попытку оказать давление на него и родственников».

Мыльцын за себя

В беседе с «Улицей» Дмитрий Мыльцын говорит, что может «только догадываться» о причинах обращения Луканина в палату: «Возможно, это действительно воля доверителя. А может, это и не его самостоятельное решение». Ещё 28 декабря он подал в квалифкомиссию свои объяснения (есть в распоряжении «АУ»). Там адвокат подробно рассказывает, как узнал из СМИ о задержании томского физика, как с ним связался Николай Кривопалов – и как он принял «поручение по защите Луканина на стадии предварительного следствия».

Объяснения адвоката Дмитрия Мыльцына

Подтверждаю, что осуществлял попытки встретиться с подзащитным Луканиным, но они не увенчались успехом в связи с противодействием со стороны следователя, сотрудников СИЗО, нежеланием самого Луканина, добровольность позиции которого установить не представляется возможным.

Адвокат утверждает, что хотел понять истинную позицию Луканина – и убедиться, что физику не навязали отказ. Когда Мыльцын увидел, что физик уже не раз писал заявление об отказе, то прекратил «все мероприятия по вступлению в уголовное дело».

В объяснениях адвокат попросил президента московской палаты Игоря Полякова отказать в возбуждении дисциплинарного производства «в связи с отсутствием допустимого повода».

Квалифкомиссия vs Мыльцын

Столичная комиссия рассмотрела «дисциплинарку» 31 марта. В заключении (есть у «АУ») говорится, что Мыльцын должен был отказаться от попыток вступить в защиту Луканина ещё в октябре – когда помощник адвоката отправил физику письмо о вступлении в дело, но не получил ответа. «Следовало расценивать молчание Луканина как невыдачу согласия на осуществление его защиты», – поясняют члены комиссии.

Но и после этого у Мыльцына была возможность перестать добиваться вступления в дело, говорится в заключении. Например, 29 октября – когда Лефортовский районный суд огласил «рукописное заявление Луканина от 5 октября об отказе от “услуг” Мыльцына». Этого сделано не было, более того – адвокат заключил новое соглашение на защиту физика с его сестрой Мариной Луканиной. «При таких обстоятельствах квалификационная комиссия считает, что начиная с 29 октября 2020 года у адвоката Мыльцына не имелось разумных оснований считать себя защитником Луканина и ему следовало (...) немедленно устраниться от участия в уголовном деле», – говорится в заключении.

Отдельно члены комиссии отметили, что в обоих соглашениях была прописана небольшая сумма гонорара – всего 1000 рублей.

Заключение квалифкомиссии АП Москвы

…квалификационная комиссия соглашается с мнением заявителя Луканина о том, что вся активность адвоката Мыльцына была направлена на самопиар в средствах массовой информации, на что, помимо установленных комиссией обстоятельств общения адвоката со средствами массовой информации, в данном конкретном случае указывает и размер вознаграждения адвоката по каждому из заключённых соглашений.

В итоге комиссия расценила поведение Мыльцына как «навязывание своей помощи Луканину» – и нарушение пп. 2 и 6 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Адвокат не согласился с заключением квалифкомиссии и сообщил об этом в палату 23 апреля (письмо есть в распоряжении «АУ»). Так, он оспорил утверждение о «самопиаре в СМИ». Мыльцын объяснил, что его контакты с прессой были направлены «на привлечение внимания к проблеме недопуска адвоката со стороны органов следствия к подзащитному (...) и полное игнорирование данной проблемы со стороны компетентных органов». А размер гонорара «определялся исходя из финансового положения лиц, обратившихся за оказанием квалифицированной юридической помощи – и мог быть увеличен в последующем после получения согласия доверителя и формирования совместно с ним позиции».

Также адвокат не согласился с мнением комиссии о том, что молчание Луканина означало его отказ от услуг. Защитник указал, что не мог знать точно, дошло ли сообщение до адресата. В заключении Мыльцын напомнил палате, что получил от следователя документ об отказе Луканина только 26 ноября. А значит, он никак не мог устраниться от участия в деле после заседания 29 октября – ведь тогда у него ещё не было на руках письменного подтверждения позиции физика. Без такого документа Мыльцына могли обвинить в необоснованном отказе от защиты доверителя.

После всех этих аргументов он снова попросил президента Московской палаты «о прекращении дисциплинарного производства вследствие отсутствия нарушения пп. 2 и 6 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката».

Совет палаты за Мыльцына

Совет рассмотрел «дисциплинарку» 27 апреля. В решении (есть у редакции) говорится, что Мыльцын действительно не мог верифицировать отказ Луканина от его услуг – и поэтому продолжал попытки встретиться. Более того, совет согласился, что адвокат получил документальное подтверждение отказа только 26 ноября – и после этого «прекратил осуществлять какие-либо действия в интересах Луканина». И даже несмотря на заключение нового соглашения с сестрой физика, Мыльцын, «обнаружив последовательность позиции Луканина, не предпринимал активных действий» – что свидетельствует об отсутствии «признаков навязывания юридической помощи».

Также совет не согласился с мнением комиссии, что небольшой гонорар означает «самопиар» адвоката.

Совет АП Москвы

Размер вознаграждения определяется сторонами соглашения об оказании юридической помощи и не может подвергаться оценке на предмет его обоснованности извне, в том числе со стороны органов адвокатского самоуправления

Что касается общения с прессой, то, по мнению совета, «само по себе общение адвоката с представителями СМИ в целях защиты интересов доверителя не может быть расценено как “самопиар”».

Совет пришёл к выводу, что квалифкомиссия «правильно установила фактические обстоятельства, но допустила ошибку в правовой оценке деяния адвоката». Члены совета признали «презумпцию добросовестности адвоката Мыльцына не опровергнутой» – и постановили прекратить дисциплинарное производство.

В разговоре с «Улицей» Дмитрий Мыльцын заявил, что не сомневался в таком решении совета. «Я предполагал, что либо квалификационная комиссия изначально, либо совет разберутся в этой ситуации. И в общем-то так и получилось, – говорит он. – В адвокатской палате Москвы всегда объективно принимали решения и все ситуации анализировали тщательно».

Луканины за Мыльцына

Адвокат Дмитрий Мыльцын до сих пор не уверен, что отказ Луканина от его услуг был добровольным. Но признаёт, что ничего больше сделать для физика не может. «В нашем деле самое главное – это воля доверителя. Какая бы она ни была: самостоятельная, не самостоятельная, ошибочная, или решения могут приниматься под давлением… – перечисляет Мыльцын. – Но мы всего лишь лица, которые следуют воле доверителя».

Сестра обвиняемого Марина Луканина согласна, что адвокат не навязывал своих услуг. «Я лично общалась с Мыльцыным и заключила с ним соглашение о юридическом сопровождении, – говорит она. – Я видела написанный моим братом от руки некий документ, что ему навязывают услуги – и у меня большие сомнения… Либо его вводили в заблуждение, либо это было написано под давлением».

Луканина говорит, что заключила соглашение с Дмитрием Мыльцыным, потому что ей «нужна была объективная информация» о том, что происходит с братом. Адвокату Павловой женщина не доверяла с самого начала. «Изначально Павлова не говорила, что брат заключил с ней договор. Зато я знала, что следователь заявил друзьям брата, будто его дочь Александра заключила договор с ней, – рассказывает Марина Луканина. – Но я точно знаю, что его дочь никакого соглашения об услугах не подписывала. Она только от меня и узнала, что с отцом произошло такое несчастье. Я общалась с адвокатом, задавала вопросы об этом – и, видимо, не очень ей понравилась».

По словам Луканиной, однажды брат позвонил ей из СИЗО – и высветился номер Павловой. Сестре физика это показалось крайне странным. «Это могло произойти только по воле следственных органов, – уверена Луканина. – И я считаю, что этот адвокат ангажирована следственными органами. Она выполняет свою роль. Может быть, брат решил, что она ему поможет, – это его выбор. Я тогда ему сказала, что у него может быть несколько адвокатов – и нужно встретиться с Мыльцыным, переговорить хотя бы. Он обещал подумать, после чего родилась эта странная жалоба».

Сестра обвиняемого Марина Луканина

Я не знаю, как разговаривали с братом и что ему предлагали. Но его согласие на Павлову говорит о том, что он подвергался прессингу и, возможно, даже жёсткому.

По её словам, брат продолжает звонить с номера Павловой – примерно раз в месяц. «Я спрашивала его о горизонте развития событий, говорят ли ему что-то [о сроках]… Но пока горизонт не обозначен. Я спросила, что ему говорят о ходе и решениях следствия, известно ли, какая окончательная статья у него. Но он чётко не мог мне ответить, – рассказывает Луканина. – Либо его держат в неведении, либо он не может откровенно говорить по этому телефону».

«Улица» пыталась получить у Павловой комментарий о претензиях сестры Луканина – и о звонках обвиняемого с её телефона. Но адвокат снова отказалась разговаривать. «Со средствами массовой информации я не общаюсь. Вопросы есть – обращайтесь к супруге Луканина, родственникам, кому хотите, там у него сестра есть. Они в курсе, он ведёт с ними переписку. Всё. Я адвокат, сохраняю адвокатскую тайну. Прошу не звонить», – сказала Оксана Павлова и положила трубку.

Марина признаётся, что без Мыльцына ей стало сложнее планировать защиту брата. И сам адвокат расстроен, что ему пришлось отказаться от дела Луканина. Он говорит, что «ни о чём не жалеет» и в другой раз в подобной ситуации поступил бы так же. «Каждый адвокат сам выбирает, как ему работать. Кто-то – активно, кто-то иначе, – говорит Дмитрий Мыльцын. – Но я считаю, что нужно просто выполнять свою работу. Причём выполнять её достаточно настойчиво, но не скатываться при этом в истерию».

Автор: Антон Кравцов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.