07.10.2021

Мосгорсуд «посоветовал» требовать адвоката только письменно

Устные просьбы задержанных отказались считать причиной для допуска защитника

Мосгорсуд опубликовал мотивировку решения по жалобе адвоката Марии Эйсмонт. Она просила признать незаконным её недопуск в ОВД «Аэропорт» под предлогом плана «Крепость». Суд посчитал, что полицейские не могут пустить адвоката, пока от задержанного не поступит письменного ходатайства. К ним отказались приравнять зафиксированные в протоколах жалобы на недопуск защитника. Представители Эйсмонт считают, что суды ищут любые предлоги для отказа признать «Крепость» незаконной. Истцы и представители АП Москвы надеются на отмену решения в кассации.

Как ранее писала Улица, 12 июня 2019 года Мария Эйсмонт прибыла в ОВД «Аэропорт». Там находились трое её доверителей, задержанных на акции в поддержку журналиста Ивана Голунова. Но полицейские не пустили защитницу в отдел, сославшись на план «Крепость». Позже Эйсмонт подала административный иск, потребовав признать недопуск незаконным. Её интересы представляют юристы Института права и публичной политики*.

Пресненский районный суд, а затем и Мосгорсуд отказали в удовлетворении иска. Судьи заявили, что права задержанных не были нарушены, ведь позже они смогли получить юридическую помощь в Савёловском суде. Действия начальника ОВД признали законными, поскольку были направлены на защиту отдела от внешних угроз.

Однако 21 октября 2020 года 2КСОЮ посчитал решения нижестоящих судов «формальными» и отправил дело на пересмотр. Кассация попросила установить важные обстоятельства недопуска. В том числе – как вводилась «Крепость», какие ограничения она предполагала, какие действия в это время производили с задержанными и когда приехала адвокат.

Но Пресненский суд вновь отказал в удовлетворении иска. При этом судья не только повторил аргументы прошлого постановления, но и добавил новые. Так, он счёл недоказанным, что Эйсмонт вообще была в отделе и имела полномочия на защиту. Представители Эйсмонт не смирились с повторной неудачей – и вновь подали жалобу в Мосгорсуд.

В жалобе (есть у «АУ») они напомнили, что ст. 48 Конституции гарантирует право на защиту с момента задержания. Поэтому возможность задержанных пользоваться юридической помощью в суде не означает, что недопуск адвоката в ОВД не нарушил их права. Адвокаты также указали, что право на защиту может быть ограничено только федеральным законом – а не внутренними приказами МВД, как в случае с «Крепостью». Авторы жалобы посчитали незаконным отказ суда проверять обоснованность введения плана.

13 августа Мосгорсуд рассмотрел апелляционную жалобу. Как следует из постановления (есть у «АУ»), суд признал, что Эйсмонт находилась у ОВД и подтвердила свои полномочия ордером. Суд согласился и с тем, что задержанные имели право на помощь адвоката в ОВД, а не только в суде. Но всё равно посчитал действия полицейских законными – потому что в материалах дела отсутствовали письменные ходатайства задержанных о допуске защитника.

В протоколах об административных правонарушениях задержанные зафиксировали, что к ним не пустили адвоката. Однако, по мнению суда, эти записи не заменяют письменных ходатайств.

Постановление Мосгорсуда

Обязательным условием, без соблюдения которого невозможен в принципе допуск адвоката к участию в производстве по делу об административном правонарушении, является именно волеизъявление лица на допуск к участию в деле избранного им защитника, о котором свидетельствует соответствующее заявление.

В итоге апелляция пришла к выводу, что принятое Пресненским судом решение законно, а допущенные нарушения формальны.

Представитель Эйсмонт, адвокат Александр Мальцев, раскритиковал мотивировку Мосгорсуда. По его мнению, суд просто нашёл формальный повод, чтобы отказать в жалобе. «В процессе по КАС бремя доказывания ложится на административного ответчика – в нашем случае ОВД “Аэропорт”, – пояснил адвокат. – Именно полицейские должны были доказывать, что задержанные не просили адвоката. И объяснить, почему они тогда пожаловались на отсутствие адвоката в протоколах».

Адвокат Александр Мальцев

В законе нигде не написано, что требовать адвоката можно только в письменном виде. Складывается ощущение, что суды ищут любой предлог, чтобы не создать прецедента с признанием «Крепости» незаконной.

Он добавил, что суд первой инстанции отказал истцам в вызове в качестве свидетелей самих задержанных. Они могли бы подтвердить, что требовали защитника, уверен адвокат.

Юрист Вадим Доньшов, который также представлял Эйсмонт, считает аргумент о письменных ходатайствах «новшеством в судебной практике». «Странно, как адвокат появилась в отделе, если задержанные не просили её об этом, – удивляется юрист. – А также предъявила ордера на защиту людей, которые её якобы не звали. Раньше в практике такого не было».

В качестве заинтересованного лица к иску привлекли столичную адвокатскую палату. Её представитель, адвокат Евгений Бобков, считает довод о письменных ходатайствах «очередной уловкой, чтобы отказать Эйсмонт».

Член КЗПА АП Москвы Евгений Бобков

У каждого есть право на защиту с момента задержания. Каким образом задержанный его реализует – скажет, что нуждается в помощи защитника, или напишет – это неважно.

Бобков не верит, что позиция Мосгорсуда приведёт к созданию новой практики. По его мнению, это лишь одно из решений в процессе «затяжной битвы», которую ведёт Эйсмонт.

Представители ИППП сообщили «Улице», что уже готовят жалобу на решение Мосгорсуда. Они рассчитывают, что кассация не только отклонит аргумент о письменных ходатайствах для допуска адвоката – но и обяжет суд наконец проверить обоснованность введения «Крепости». 2КСОЮ, по мнению адвокатов, должен либо удовлетворить иск Эйсмонт, либо вернуть дело в апелляцию для устранения нарушений.

* Минюст России внёс организацию в реестр НКО-«иноагентов».

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.