23.11.2020

Кассация посчитала решения судов по «Крепости» формальными

2КСОЮ указал первой инстанции установить важные для дела обстоятельства

«Улица» ознакомилась с мотивировочной частью постановления Второго кассационного суда, который месяц назад отменил решения нижестоящих инстанций по делу о «Крепости». 2КСОЮ указал на формальность, с который суды подошли к рассмотрению спора между адвокатом Марией Эйсмонт и ОВД «Аэропорт» – и фактически написал инструкцию о том, как следует рассматривать подобные дела.

Напомним, 12 июня 2019 года Мария Эйсмонт пыталась попасть в ОВД «Аэропорт» – там были её подзащитные, задержанные на акции в поддержку журналиста Ивана Голунова. На входе в отдел защитник предъявила удостоверение и ордера, но сотрудники ОВД не пропустили её в здание, сославшись на план «Крепость». Причину введения такого специального режима полицейские назвать затруднились. По словам Марии Эйсмонт, она не заметила ничего особенного в работе отделения – более того, другие посетители беспрепятственно проходили в ОВД. Она поговорила с некоторыми проходящими по «крепостной» территории полицейскими – как оказалось, они вообще не слышали о введении такого плана.

Пока адвокат пыталась попасть в ОВД, на её доверителей были оформлены протоколы. После этого в суде они были признаны виновными в нарушении ч. 6.1 ст. 20.2 КоАП (участие в несанкционированном мероприятии); им были назначены штрафы.

Адвокат штурмует «Крепость»
Защитник Мария Эйсмонт борется в суде за право допуска к задержанным

В августе Мария Эйсмонт подала административный иск к ОВД «Аэропорт», потребовав признать недопуск незаконным. Эйсмонт заявила, что были нарушены не только конституционные права её доверителей на получение юридической помощи, но и её права как адвоката. Пресненский суд рассмотрел иск только 28 января 2020 года. В заседании представители ОВД продемонстрировали суду рапорт, обосновывающий ведение плана «Крепость». В этом документе полицейские трактовали «незначительное скопление граждан» возле ОВД как «возможную подготовку противоправных действий». Мария Эйсмонт указала на отсутствие действий со стороны сотрудников отдела, подтверждающих необходимость введения «Крепости». Чтобы это доказать, она ходатайствовала о допросе свидетелей. Но судья не стал слушать их показания – а затем и вовсе отказал в удовлетворении иска. Решение он мотивировал тем, что доверители всё-таки смогли получить помощь от своего адвоката – уже в суде. В июне Мосгорсуд «засилил» решение суда первой инстанции.

Мосгорсуд оставил в силе «крепостное» право
Недопуск адвоката в ОВД признали законным

Эйсмонт обратилась во Второй кассационный суд. В жалобе она указала, что суды неверно истолковали нормы Закона о полиции. Они действительно предусматривают частичное ограничение прав – но ни одна из них «не позволяет не пускать адвоката к своему доверителю». Также Эйсмонт посчитала неверными выводы судов об отсутствии нарушения права на защиту: «Ссылка суда на последующую возможность оказать юридическую помощь не является корректной как минимум в силу того, что квалифицированная юридическая помощь гарантируется Конституцией именно с момента задержания». Кроме того, адвокат  указала, что суды отказались допросить свидетелей, непосредственно присутствовавших при действии плана «Крепость». «Судами не учтена необоснованность введения плана “Крепость”, не выяснено, что из себя данный план представляет, предусмотрены ли этим планом ограничения для допуска адвокатов к задержанным, – говорится в жалобе. – Суд произвольно сослался на нормы Закона о полиции, не соотнеся введённые полицией ограничения с конституционным правом на квалифицированную юридическую помощь».

В итоге 21 октября Второй кассационный суд отменил решения нижестоящих судов. На днях на сайте КСОЮ появилась мотивировочная часть постановления, в которой суд указал на формальный подход нижестоящих инстанций.

Второй кассационный суд общей юрисдикции

Суды первой и апелляционной инстанции, признавая оспариваемые действия законными, ограничились формальным указанием на введение на территории отдела полиции плана «Крепость».

«Судам следовало установить процедуру и время введения, период действия на территории ОМВД по району Аэропорт плана “Крепость”, какие ограничения вводились указанным планом, момент возбуждения дел об административных правонарушениях, совершение либо несовершение с задержанными процессуальных действий, предусмотренных Кодексом об административных правонарушениях… в период введения плана, время прибытия в отдел адвоката Эйсмонт М. О., представление ею документов, подтверждающих полномочия выступать в качестве защитника [задержанных]… наличие у неё права участвовать при совершении процессуальных действий и беспрепятственно встречаться со своими доверителями», – перечислила кассация.

Суд отметил, что все эти обстоятельства на обсуждение не выносились и сторонам не предлагали представить доказательства в их подтверждение или опровержение. «При таком положении принятые судебные решения нельзя признать законными», – заключил 2КСОЮ и отправил дело на пересмотр в Пресненский суд. Дата заседания пока неизвестна.

Решение кассации приятно удивило Марию Эйсмонт. Она отметила, что 2КСОЮ учёл значительную часть её доводов. «Судом были рассмотрены важные вопросы, из-за которых мы собственно и затеяли эту историю, – пояснила защитник. – Мы считаем, что план “Крепость” в подобном нашему случаях вводится исключительно чтобы не допустить адвоката. Мы хотели эту отвратительную практику как-то прекратить! Очень важно показать, что так не будет работать больше, что адвоката допустить обязаны! Это конституционное право гражданина – иметь возможность встретиться с адвокатом с момента задержания».

Старший юрист Института права и публичной политики Александр Брестер, помогавший Эйсмонт с подготовкой жалоб, также удивлён решением кассации. «Мы почти сразу стали готовиться к обращению в Конституционный Суд, поскольку изначально не рассчитывали на какие-то отмены. А когда кассация всё же отменила решение, начали переживать, что она сделала это по процессуальным основаниям, – рассказал Брестер. – Но в итоге мы получили кассационное постановление, которое меня лично удовлетворяет процентов на 70–80. Во-первых, суд констатировал, что право на квалифицированную юридическую помощь не подлежит ограничениям. Во-вторых, указал, что нижестоящие суды подошли к рассмотрению дела максимально формально – и категорично написал, что такой подход неприемлем».

Брестер заметил, что особую ценность постановления 2КСОЮ составляет своеобразная инструкция по рассмотрению «крепостных» споров. «Теперь нижестоящие суды обязаны проверить процедуру и время введения плана “Крепость”, они обязаны проверить период его действия, время прибытия адвоката и т. д., – пояснил юрист. – Нас это, конечно, устраивает. Это некоторый стандарт для рассмотрения таких дел».

С самого начала в деле по оспариванию «Крепости» участвовал член Комиссии по защите прав адвокатов Евгений Бобков. Он заявил «Улице», что считает решение 2КСОЮ «вполне логичным, закономерным». Адвокат выразил надежду, что первая инстанция учтёт все доводы кассации и примет законное решение. «Надеемся, что данное решение будет первой ласточкой, – добавил он. – В УПК этот вопрос урегулирован, а в КоАП он урегулирован недостаточно: поэтому в дальнейшем, если будут вводиться такие планы, можно будет ссылаться на это решение кассационного суда».

Автор: Антон Кравцов

Редактор: Екатерина Горбунова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.