28.10.2022

Институт права и публичной политики* пожаловался на «Крепость» в ВС

Правозащитники третий год оспаривают недопуск адвоката в отделение полиции

Институт права и публичной политики (ИППП) обратился в Верховный Суд по вопросу недопуска адвоката Марии Эйсмонт в столичное ОМВД. С 2019 года юристы дважды прошли первую, вторую и кассационную инстанции – но так и не добились наказания для полицейских. «Улица» подробно пересказывает аргументы жалобы.

Напомним, что 12 июня 2019 года адвоката Марию Эйсмонт не пустили в ОМВД по району Аэропорт к доверителям, задержанным на акции в поддержку журналиста Ивана Голунова. Полицейские сослались на план «Крепость» (вводится для защиты отделения от вооружённого нападения). Эйсмонт подала административный иск о незаконности недопуска, её интересы представляют юристы Института права и публичной политики.

Пресненский районный суд, а затем и Мосгорсуд отказали в удовлетворении иска. Они заявили, что полиция не нарушила права доверителей Эйсмонт – ведь позже те смогли получить юридическую помощь непосредственно в суде. Также судьи решили, что начальник ОВД правомерно ввёл режим «Крепости» для защиты отдела от внешних угроз. Но в октябре 2020 года 2КСОЮ посчитал эти решения «формальными» и отправил дело на пересмотр. Пресненский суд вновь отказал в удовлетворении иска. В этот раз судья счёл недоказанным тот факт, что Эйсмонт была в отделе и имела полномочия на защиту. Представители адвоката опять подали жалобу в Мосгорсуд – и тот признал, что Эйсмонт находилась у ОВД и имела при себе ордер. Также Мосгорсуд согласился, что задержанные имели право на помощь адвоката в ОВД. Однако пришёл к выводу, что решение Пресненского суда законно, а нарушения полицейских формальны. Мосгорсуд отметил, что в материалах дела отсутствовали письменные ходатайства задержанных о допуске защитника – хотя доверители зафиксировали в протоколах, что к ним не пустили адвоката.

В апреле 2022 года 2КСОЮ «засилил» отказ Мосгорсуда – при этом «мотивировка» была изготовлена только 17 октября. И в среду, 26 октября, юристы ИППП обратились в Верховный Суд России. Они подали жалобу на вторую «цепочку» – решение Пресненского районного суда, апелляционное определение Мосгорсуда и кассационное определение 2КСОЮ.

Первый аргумент – суды «не установили, не исследовали и не дали оценку» обстоятельствам введения «Крепости» и её влияния на права задержанных. Авторы жалобы напоминают: в 2020 году 2КСОЮ вернул дело на новое рассмотрение, потребовав прояснить ряд «крепостных» вопросов. Но Пресненский суд не установил точное время введения плана «Крепость», период его действия и перечень предусмотренных им ограничений. Также не было установлено, когда именно доверители Эйсмонт требовали допустить адвоката. «При этом, как указано в определении [2КСОЮ] от 21 октября 2020 года, эти обстоятельства имеют значение для правильного разрешения настоящего административного дела… Следовательно, отсутствие исследования и оценки указанных обстоятельств свидетельствует о неправильном разрешении судами указанного административного дела», – говорится в жалобе.

Во-вторых, суды «отказались от оценки законности введённых [“Крепостью”] ограничений ввиду наличия “свободы усмотрения” должностного лица». Пресненский суд указал, что целью «Крепости» было «обеспечение безопасности и антитеррористической защищённости» отдела. Но в полицейском рапорте, который стал формальным основанием для «Крепости», сообщалось про «незначительное скопление граждан» возле ОВД – и ничего не говорилось про угрозу теракта. 

Жалоба ИППП в Верховный Суд

Нет никакой связи между изложенным в рапорте и тем выводом, который сделал суд, оценивая адекватность и законность введения плана «Крепость». Но даже введение такого специального режима само по себе не может ограничивать допуск адвоката к задержанным.

Третий арумент – неправильное применение Закона о полиции. Пресненский суд указал, что сотрудники МВД имеют право «в целях защиты жизни, здоровья и имущества граждан не допускать их на отдельные участки местности и объекты». Авторы жалобы отмечают, что «никаких данных об угрозе жизни, здоровью или имуществу граждан в отделе полиции не было». Также ИППП ссылается на определение Конституционного Суда от 26 марта 2019 года. Там говорится, что норма из Закона о полиции сама по себе «не допускает произвольного применения» и не может создавать «непреодолимых препятствий для оказания адвокатом квалифицированной юридической помощи». А Верховный Суд в решении от 22 января 2018 года указал, что нормы пропускного режима не должны нарушать право доверителя на свидание с защитником.

«Очевидно, что получение квалифицированной юридической помощи задержанными является их конституционным правом, защищать которое призваны сотрудники полиции, – пишут авторы жалобы. – Очевидно, что данное право не может быть ограничено на основании одних только опасений неких возможных действий “незначительного скопления граждан”, на что и указывал суд кассационной инстанции ранее. Оценка ситуации в целом должна соотноситься не с произвольным усмотрением должностных лиц, а с конкретными террористическими угрозами, послужившими основаниями для ограничений доступа в отдел МВД».

Жалоба ИППП в Верховный Суд

Ответчик, а за ним и суды, никак не объяснили, как именно допуск адвоката Эйсмонт к задержанным мог бы усилить те угрозы, которые послужили основанием для введения плана «Крепость».

Четвёртый аргумент – суд нарушил положения Конституции и Закона об адвокатуре, которые дают адвокатам право на беспрепятственные встречи с доверителями. Авторы указывают: закон «специально уточняет, что даже содержание под стражей не может быть препятствием к свиданию с адвокатом». И это право напрямую вытекает из ч. 2 ст. 48 Конституции – согласно которой каждый задержанный имеет право на юридическую помощь с момента задержания. Юристы ИППП добавляют, что в данном случае Закон об адвокатуре имеет приоритет над общими нормами Закона о полиции.

Дальше в жалобе рассмотрен аргумент суда о том, что доверители Эйсмонт смогли получить юридическую помощь позже – после их освобождения из ОВД. Юристы снова напоминают, что Конституция гарантирует право на квалифицированную юридическую помощь именно с момента задержания: «Эта гарантия не ослабевает и не может ослабевать в связи с тем, что в будущем также может быть оказана юридическая помощь».

В жалобе отмечается, что сотрудники полиции обязаны разъяснить задержанным их права – в том числе право на защиту. «При объявлении плана “Крепость” получается, что такие разъяснения должны содержать указание на невозможность получения задержанными юридической помощи, – предполагают юристы ИППП. – Этот вопрос судом не исследовался, а отсутствие такого разъяснения лишний раз могло бы подтвердить, что введённые ограничения на доступ в отдел полиции не могут быть связаны с ограничением доступа туда адвокатов».

Последний довод авторов жалобы касается процессуальных нарушений. Пресненский суд отказался допрашивать свидетелей – граждан, которые находились внутри ОВД и «наблюдали отсутствие специальных мер безопасности». Также суд не стал вызывать свидетельницу, которая стояла у входа в ОВД и «была непосредственным очевидцем наличия или отсутствия “незначительного скопления граждан до 10 человек”». Это грубо нарушило право истца на представление доказательств в обоснование своей позиции, уверены юристы ИППП.

В итоге авторы жалобы попросили ВС отменить решения предыдущих инстанций и признать незаконным отказ допустить Эйсмонт на территорию ОМВД.

Жалоба ИППП в Верховный Суд

В настоящем деле наряду с нарушением норм процессуального права суды неправильно применили нормы материального права, а именно положения ст. 48 Конституции РФ, Закона о полиции, Закона об адвокатуре. Соответственно, имеются основания для принятия нового судебного акта без передачи дела на новое рассмотрение. Более того, необходимо учитывать, что настоящее дело уже отправлялось на рассмотрение в суд первой инстанции и указания 2КСОЮ не были в полной мере учтены.

Жалоба уже зарегистрирована. «Я не уверен, что Верховный Суд захочет в это дело вникать, – признал в беседе с “Улицей” соавтор жалобы, эксперт Института права и публичной политики Александр Брестер. – Но если есть дело, то мы доводим его до конца. Есть шанс написать в ВС – значит, мы его используем. Нужно сделать всё, чтобы наша работа не прошла даром».

* Институт права и публичной политики внесён в реестр «иноагентов».

Процесс
Штурм «Крепости»

Авторы: Анна Ромащенко, Александр Творопыш

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.