14.11.2020

Адвокату Аббасовой отменили домашний арест

Меру пресечения заменили на запрет определенных действий

Вчера Красноярский краевой суд отменил решение первой инстанции о продлении домашнего ареста адвокату Кунай Аббасовой. При этом суд не стал передавать дело на новое рассмотрение, а самостоятельно изменил меру пресечения на запрет определённых действий. Интересно, что в этот же день районный суд отказал следствию в аресте имущества Аббасовой. Об этом «Улице» рассказал один из её защитников – Иван Хорошев.

Напомним, красноярский адвокат Кунай Аббасова обвиняется в организации незаконной миграции группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 2 ст. 322.1 УК). Адвоката задержали 24 апреля 2020 года, тогда же в её квартире провели обыск. 26 апреля суд отправил Аббасову на два месяца в СИЗО. Мера пресечения в отношении обвиняемой была изменена только 18 июня. С того дня она находилась под домашним арестом. Аббасова заявляла, что уголовное дело против неё сфабриковано, а реальная причина преследования – её профессиональная деятельность.

Адвокат Аббасова записала обращение о своём деле
Она заявила, что преследование связано с профессиональной деятельностью

По словам Хорошева, следствие несколько раз ходатайствовало о продлении домашнего ареста. Последний раз это произошло 22 октября. Необходимость продления меры пресечения следователь мотивировала «традиционными» причинами. В частности, она указывала на «особую сложность» уголовного дела: «Необходимо получить ответы на ранее направленные запросы и поручения; допросить в качестве свидетелей иностранных граждан, <...> произвести осмотр всех материалов оперативно-розыскной деятельности, <...> принять по ним процессуальное решение, предъявить аудиозаписи разговоров <...> Аббасовой». По словам следователя, за время нахождения обвиняемой под домашним арестом «выполнить запланированные мероприятия в полном объёме не представилось возможным».

Защита парировала, что доводы следствия о сложности уголовного дела не мотивированы. «Планы следователя о дальнейшем расследовании постоянно копировались из одного постановления о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под домашним арестом в другое – и систематически не выполнялись», – рассказал «АУ» Иван Хорошев. Защита, по его словам, также указала, что фактически следствие в своём ходатайстве ссылалось лишь на тяжесть совершенного преступления -- подтверждая таким образом, что остальные основания в ограничении свободы отпали. Поэтому защита просила отклонить ходатайство следователя и изменить меру пресечения на несвязанную с ограничением свободы.

Однако Центральный районный суд Красноярска встал на сторону следствия. В постановлении суда о продлении домашнего ареста приводится «обычная» формулировка о том, что обстоятельства, послужившие основанием для избрания домашнего ареста, «не отпали». Суд повторил за следствием, что адвокат обвиняется в совершении тяжкого преступления, – а также указал, что Аббасова может скрыться от органов следствия и воспрепятствовать производству по делу путём оказания давления на участников процесса.

Адвокат Иван Хорошев не согласился с решением суда и подал апелляционную жалобу. В разговоре с «Улицей» он подчеркнул, что ходатайство следствия было «дежурным». «Следователи просто штампуют эти ходатайства: они кочуют из продления в продление, их содержание практически не меняется, – заявил он. – А закон требует указывать на наличие особых обстоятельств при продлении домашнего ареста более чем шесть месяцев». Кроме того, Хорошев указал на нарушение суда при вынесении решения. В постановлении в качестве оснований для продления меры пресечения суд указал обстоятельства, на которые следствие не ссылалось. «Таким образом, суд взял на себя функцию обвинения. А суд не имеет права этого делать, поскольку функция обвинения лежит на прокуратуре, – объяснил защитник. – Кроме того, следствие не привело доказательств, подтверждающих сложность дела. По практике Верховного суда и ЕСПЧ нельзя объяснять необходимость продления меры пресечения только тяжестью преступления». Следствие, по словам Хорошева, просило не удовлетворять жалобу – и оставить решение суда первой инстанции в силе.

Однако Красноярский краевой суд вчера отменил решение Центрального районного суда о продлении домашнего ареста. Более того, апелляция не стала отправлять дело на пересмотр в первую инстанцию: суд самостоятельно изменил меру пресечения Аббасовой на запрет определённых действий. Защита пока не получила мотивировочную часть постановления, но, по словам Хорошева, его подзащитной нельзя встречаться со свидетелями по делу, покидать место жительства с 23:00 до 6:00, обсуждать ход и расследование дела ни с кем, кроме следствия и защитников.

Иван Хорошев не сильно удивлён решению апелляции: «Вообще, всё по закону. Там чётко написано, что продление домашнего ареста возможно только при особой сложности уголовного дела, – объяснил Хорошев. – Когда обвиняемым избирается мера пресечения, связанная с ограничением свободы, следствие говорит о том, что человек может скрыться и воспрепятствовать. Но следствие по делу моей доверительницы ведётся уже шесть месяцев – всё, что можно было, они по делу закрепили. Даже гипотетически сейчас Аббасова не может ничему воспрепятствовать».

Интересно, что в тот же день в Центральном районном суде Красноярска решался другой вопрос – об аресте имущества Аббасовой. «Следователь попросила наложить арест на единственное имущество моей подзащитной, – сообщил Хорошев. – При этом она никак не мотивировала своё ходатайство, а стоимость имущества значительно превышала штраф, который предусмотрен вменяемой статьёй». В итоге суд встал на сторону Аббасовой, отказавшись удовлетворить просьбу следствия. Защита пока не получила «мотивировку», поэтому не стала подробно комментировать этот вопрос.

Хорошев также рассказал «Улице», что следственные действия по делу почти не проводятся – по крайней мере с участием его подзащитной. 14 июля Аббасова была допрошена, и только спустя три месяца, 21 октября, её вместе с адвокатом вызвали к следователю, чтобы ознакомить с записями телефонных разговоров, полученных от ФСБ. «Мы посмотрели, ничего особенного в них не увидели, сказали: “Ну и как вы это будете привязывать к формуле обвинения?” – рассказал Хорошев. – Там пожали плечами, сказали, что потом нам всё расскажут. Так что мы ждём, когда они нам всё расскажут». По его словам, неопределённость по делу не позволяет адвокатам Аббасовой предпринимать активные действия по её защите. «Мы ждём окончательного обвинения, формулы, чтобы понять, что нам всё-таки предъявляют. И, конечно, мы ждём ознакомления [с материалами дела], – объяснил Хорошев. – Мы не согласны с тем, что предъявлено сейчас. Но, может быть, следствие за это время что-то нарасследовало – и в процессе ознакомления с делом мы поймём, что именно. Но пока мы не прочли показания всех участников событий, не увидели, какие документы есть в деле, мы вынуждены ждать».

По просьбе Хорошева «Улица» не стала говорить с самой Аббасовой. Адвокат выразил опасение, что поскольку сейчас его подзащитной запрещено «обсуждать ход и расследование дела», беседы со СМИ могут стать поводом для ужесточения меры пресечения.

На вопрос о том, участвует ли АП Красноярского края в защите Аббасовой, адвокат ответил отрицательно. По его словам, «палата решила не вмешиваться в эту историю». «Улица» обратилась за комментарием по этому вопросу к главе комисии по защите прав адвокатов АП КК Павлу Кирееву, но пока не получила ответа.

Автор: Антон Кравцов

Редактор: Екатерина Горбунова

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.