27.04.2020

Арестован адвокат в Красноярске

Обыск в доме защитника прошёл во время онлайн-семинара с коллегами

24 апреля в доме красноярского адвоката Кунай Аббасовой провели обыск. В дом к защитнику пришел следователь СК из следственного отдела по Центральному району города Красноярска в сопровождении оперативных сотрудников ФСБ. Сама Аббасова в это время принимала участие в онлайн-семинаре на тему оглашения показаний в ходе судебного разбирательства, который вёл советник адвокатского бюро «Хорошев и партнеры» Александр Брестер. Аббасова успела сообщить коллегам, что её дверь вскрывают. «Поначалу всё было обычно, – рассказал Брестер “Улице”. – В семинаре участвовало 30 человек, я всех видел, слышал. Через час после начала Аббасова сказала, что к ней пришли с обыском». Он поначалу принял это сообщение за вопрос по теме занятия, но обыск оказался вполне реальным. Занятие пришлось приостановить. «Я взял паузу, чтобы организовать защиту – дал Кунай несколько простых инструкций о том, как себя вести», – объяснил Брестер. Он уточнил, что всё это время трансляция в Zoom не прерывалась – зрители семинара слышали разговоры сотрудников. Правда, видеотрансляции обыска не было, поскольку адвокат изначально принимала участие в семинаре без камеры.

Кунай Аббасова, по словам Брестера, оставалась на связи ещё около 15 минут. За это время стало понятно, что на обыске не присутствуют ни адвокат Аббасовой, ни представитель палаты. Но обеспечить защиту всё же удалось. Александр Брестер позвонил своим ученикам – адвокатам Наталье Балог, Илье Жерносеку и Ивану Готовко – и они прибыли к Аббасовой за полчаса. «Это была большая удача – ранее мы готовили ребят именно к таким ситуациям на магистерской программе “Адвокат в судебном процессе”. И теперь они смогли в полной мере себя проявить», – поделился впечатлениями Брестер. Удалённую координацию работы трёх адвокатов взял на себя защитник Иван Хорошев – партнёр Александра Брестера по бюро. Сам он вернулся к семинару.

На вызов адвоката следователь дал Аббасовой полчаса, но слова не сдержал. «Ей обещали подождать, и мы уложились в отведённый срок, но когда приехали на место, сотрудники уже вовсю работали», – говорит Иван Готовко. По его словам, нарушений было достаточно: «Можно выделить крайне общо составленное постановление суда: там не указаны ни конкретные объекты, ни документы, которые нужно искать (это обязательное требование ст. 450.1 УПК при обысках у адвокатов – “АУ”). В итоге забрали материалы адвокатского производства, которые никакого отношения к существу подозрений не имеют. Сам следователь цель изъятия пояснить также не смог». Многократные попытки защитников указать сотрудникам на нарушение адвокатской тайны успехом не увенчались.

Адвокат Иван Готовко поясняет, что правила обыска у защитников знает не понаслышке: раньше он работал следователем и даже проводил первый в крае – после появления в УПК ст. 450.1 – обыск у адвоката. «Присутствие представителя палаты обязательно – мы указывали на это. Но в ответ получали от сотрудника устные пояснения, что АП уведомлена, но почему-то не отправила наблюдателя. Отразить это в протоколе они нужным не сочли», – рассказал адвокат. По словам Ивана Хорошева, ситуация с уведомлением выглядит крайне сомнительной: «Я беседовал и с президентом палаты Ириной Кривоколеско, и с уполномоченными представителями палаты, но никто из них письменного извещения не получал. Палата в недоумении, мы его разделяем». Адвокат полагает, что следователь мог саботировать вызов. «Возможно, сотрудник ограничился звонком в палату и, не получив ответа, счёл законом установленные обязательства исполненными, – предположил Хорошев. – Очевидно, что такой сценарий не является должным, надлежащим уведомлением. Но никаких иных попыток связаться следствие не предприняло».

В ходе обыска, по словам Ивана Готовко, были и другие злоупотребления. «По сути, были попраны все базовые принципы тех изменений в УПК, что нормируют обыск у адвоката. Обыск словно проходил у обычного гражданина, которому адвокатскую тайну соблюдать не нужно. Хотя правила даже такого мероприятия были нарушены», – говорит адвокат. Защитник уточнил, что в обыске участвовали два оперативника ФСБ, которые отказывались представляться – а следователь не указал их в протоколе и сообщил устно, что они «обеспечивают безопасность». «При этом они перемещались по месту обыска и вполне могли быть отнесены к “участвующим лицам”, – пояснил адвокат. – Из-за активности следователей было непросто за всем уследить, повезло, что нас было трое и Иван Хорошев оказывал тактическую и теоретическую поддержку».

Кунай Аббасову задержали в тот же день. В воскресенье, 26 апреля, суд избрал ей меру пресечения в виде содержания под стражей на два месяца. По словам Ивана Хорошева, который координировал работу защитников, заседание прошло «рутинно»: «Это и пугает – никакой человечности». То, что суд подошёл к вопросу «штатно», подтвердил и адвокат Иван Готовко: «Суд никак не учёл личность Аббасовой, полностью проигнорировал её семейное положение (у адвоката есть малолетний ребёнок – “АУ”), профессиональный статус, и согласился с доводами следствия». Кроме того, адвокатам отказали в возможности приобщить к делу копии документов о праве собственности, чтобы доказать возможность избрания домашнего ареста – суд потребовал оригиналы, которые были изъяты в ходе обыска.

Адвокат находится в статусе подозреваемой. Защитники Аббасовой избегают конкретизировать существо подозрений, объясняя это неопределённостью своего статуса. «Обыск по сути начался в прямом эфире, и когда Аббасова попросила о помощи, мы выступили, – объяснил Хорошев. – Соглашение распространялось только на неотложные действия. Сейчас, когда они закончились, наша команда в подвешенном состоянии, поэтому мы ограничены в высказываниях – это вопрос этики. В дело могут вступить другие адвокаты, не хотелось бы навредить их линии защиты».

«Адвокатская улица» направила запрос в СК по Красноярскому Краю, УФСБ по Красноярскому краю и попыталась связаться с пресс-секретарем краевого СК Ольгой Шаманской в социальных сетях. На момент публикации этого материала ответы получить не удалось.

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.