09.12.2020

Адвоката не пустили на первое свидание с подзащитной

В изоляторе сослались на «особое распоряжение» следователя

Врач Юлиана Иванова – одна из обвиняемых по громкому делу о «продаже детей» от суррогатных матерей – заявила, что к ней в СИЗО-6 уже два месяца не может попасть защитник. В столичном изоляторе подтверждают, что адвокат Александра Пирогова не была допущена к подзащитной. По словам сотрудников СИЗО, они выполняют распоряжение руководителя следственной группы, который «запретил встречи Ивановой с новыми адвокатами без разрешения следователя». Члены ОНК заявили администрации изолятора о нарушении прав арестованной.

Летом 2020 года Басманный районный суд Москвы арестовал нескольких известных врачей, директора медцентра и переводчика в рамках уголовного дела о «продаже детей» от суррогатных матерей. Они обвиняются в торговле людьми организованной группой и в покушении на это преступление (ч. 3 ст. 127.1 УК, ч. 3 ст. 30 УК, ч. 3 ст. 127.1 УК). Среди прочих, 15 июля была арестована акушер-гинеколог Юлиана Иванова; с тех пор она содержится в СИЗО-6 Москвы.

В начале декабря её посетили члены ОНК Москвы. Женщина пожаловалась наблюдателям, что уже два месяца фактически лишена права на защиту. «В сентябре я решила сменить адвоката, и 7 октября новый адвокат Александра Пирогова попыталась встретиться со мной в СИЗО, но её не допустили. С тех пор я остаюсь без юридической помощи», – цитирует слова врача член ОНК Марина Литвинович.

Адвокат Александра Пирогова подтвердила «Улице», что в СИЗО-6 ей отказали в свидании с доверительницей. По её словам, сотрудник изолятора заявил, что «есть указание» руководителя следственной группы не допускать к Ивановой новых защитников, пока это не будет «согласовано» со следователем. Адвокат потребовала показать это распоряжение в письменной форме, но ей отказали. Тогда Пирогова подала жалобу руководству СИЗО. «При мне это заявление было зарегистрировано в соответствующей книге, присвоен входящий номер. Так что у меня нет никаких сомнений, что информация доведена до руководства СИЗО. Другое дело, что уже прошло больше месяца, и ответа никакого нет», – говорит адвокат.

Пирогова добавила, что в её практике это первый случай, когда сотрудники СИЗО отказывают в свидании с подзащитной. «Каждое лицо, которое привлекается к уголовной ответственности, имеет право на защитника, на его участие, на ознакомление со всеми обстоятельствами дела – в том числе на то, чтобы беседовать без ограничений по времени. А то, что следователь имеет такое влияние на администрацию учреждения – это, конечно, для меня нонсенс, – говорит адвокат. – СИЗО и все подобные учреждения должны в первую очередь руководствоваться законом. А закон им говорит, что если есть защитник с ордером и удостоверением, то нет никаких препятствий для допуска». Защитник не стала сообщать «Улице» о том, что она собирается делать дальше.

Член ОНК, корреспондент RT Борис Клин посещал Юлиану Иванову 4 декабря и подтвердил, что администрация СИЗО объяснила отказ допускать адвоката именно распоряжением руководителя следственной группы. По словам Клина, в изоляторе рассказали о существовании письменного запрета «встречи Ивановой с новыми адвокатами без разрешения следователя». Член ОНК заявил, что вместе с коллегами «потребовал от руководства СИЗО-6 прекратить нарушать права Ивановой на юридическую защиту». «Улица» спросила, что им ответили – но Клин отказался комментировать ситуацию другому СМИ.

Марина Литвинович рассказала «АУ», что в последний год ОНК уже получала жалобы на недопуск новых адвокатов – но все они касались СИЗО «Лефортово», где содержатся обвиняемые в госизмене и шпионаже. «Туда под тем или иным предлогом не пускали защитников, которые чаще всего шли на смену адвокатам по назначению, – рассказала Литвинович. – Человека арестовывают, следователь сразу приводит адвоката по назначению. Потом родственники приходят в себя и нанимают своего адвоката. Он пытается пройти в СИЗО – и тут возникают большие сложности, потому что следователь не даёт разрешения, всё это тянется. Такая история у нас была с блогером Андреем Пыжом, схожая история сейчас происходит с адвокатом физика Александра Луканина». Литвинович подчеркнула, что первый раз за год сталкивается с ситуацией, когда «порочная практика» Лефортово «расползается и на другие изоляторы».

По её словам, члены ОНК реагируют на недопуск адвоката точно так же, как и на любую другую выявленную проблему. Они официально требуют устранить нарушение и делают отметку в своём журнале. Позже его в обязательном порядке просматривает руководство изолятора. Также наблюдатели сообщают обо всех нарушениях сотруднику СИЗО, который выходит к членам ОНК после посещения изолятора.

«Улица» обратилась в СИЗО-6 и УФСИН по Москве с просьбой прокомментировать факт недопуска адвоката к подзащитной – и ссылку на «особое» распоряжение следователя. Пока что на запросы никто не ответил. В ФПА отказались комментировать ситуацию. Ранее палата признавала проблему – и даже подготовила для ФСИН предложения, как решить проблему допуска защитников. ФПА получила «вполне конструктивный ответ» – из которого следует, что «положения действующего законодательства, а также сложившаяся практика его применения не позволяют в полной мере разрешить указанные проблемы».

Напомним, «Улица» неоднократно писала о случаях, когда сотрудники СИЗО незаконно требовали у адвокатов разрешения следователя или суда на первое посещение подзащитного. Так, в апреле под этим предлогом адвокатов не пускали в СИЗО-1 Иркутска к фигурантам дела о бунте в колонии. В июне «Улица» рассказала историю защитника Сергея Карташова, которому не разрешили свидание с доверителем в СИЗО-1 Калуги. С октября адвокат Дмитрий Мыльцын не может попасть на свидание с физиком Александром Луканиным в «Лефортово». В ноябре адвокаты сообщили «АУ» об аналогичном требовании сотрудников «Бутырки».

Между тем Минюст прекратил работу над законопроектом, который должен был решить проблему предоставления адвокатам первых свиданий с арестованными подзащитными. Причиной, по словам пресс-службы, стали «концептуальные замечания» профильных ведомств.

Автор: Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.