16.11.2020

Адвокат рассказал о девятичасовой очереди в «Бутырку»

Защитникам и следователям не предоставляют даже элементарных удобств

Адвокат Александр Редькин рассказал «Улице» о проблемах, с которыми сталкиваются адвокаты в московском СИЗО-2 «Бутырка». Электронная запись перегружена, но и живая очередь не выход – по ней к своим подзащитным попадает по три адвоката в день. Защитники сначала по девять часов стоят на улице, а потом по два часа ждут вывода доверителя уже внутри здания. При этом для ожидающих не создано никаких удобств – им даже не разрешают пользоваться туалетом. Интересно, что с таким отношением сталкиваются не только адвокаты – следователи и оперативники испытывают те же сложности.

Напомним, в октябре в московских СИЗО снова были введены «коронавирусные» ограничения. Согласно распоряжению главного санитарного врача ФСИН России, у всех посетителей учреждений СИЗО и колоний будут измерять температуру и проверять наличие бахил, масок и печаток. Свидания заключённых с адвокатами и родственниками будут проводиться «в помещениях следственных кабинетов и комнатах краткосрочных свиданий через стекло, с использованием средств индивидуальной защиты».

В Московских СИЗО снова ввели карантин
ФСИН России сообщила, что ограничения могут распространиться и на другие регионы

Адвокат Александр Редькин рассказал «Улице», что в совокупности с «нежеланием сотрудников изолятора нормально работать» санитарные ограничения сильно усложнили работу адвокатов в СИЗО-2. Описывая обстановку в изоляторе, Александр Редькин выразился лаконично: «Происходящее в “Бутырке” – это просто ад».

По его словам, электронная очередь в СИЗО-2 расписана на месяц вперёд. При необходимости срочной встречи с доверителем она просто не имеет смысла, сетует защитник; единственная реальная возможность – прийти рано утром и встать в живую очередь. Адвокат приехал к подзащитному в «Бутырку» 10 ноября, но ему не удалось в тот же день попасть на свидание: «Приехал к 8:00 и не смог пройти, хотя прождал девять часов, до 17:00. На следующий день приехал в 6:30 – был первым в этой живой очереди. В следственный изолятор меня позвали в 12:30. А подзащитного привели в 15:00».

По его словам, общее число адвокатов, оперативников и следователей в живой очереди достигает сорока человек, «причём никакую социальную дистанцию соблюдать невозможно». Из-за «коронавирусных» ограничений все они вынуждены стоять на улице, пока их не вызовут в «предбанник» – комнату ожидания СИЗО. По наблюдениям адвоката, из живой очереди к подзащитным попадает по три адвоката в день. Отправиться на обед или отойти по другим нуждам они не могут – вызвать из очереди могут в любой момент. «Поэтому коллеги стоят на стрёме, чтобы в случае чего сказать, мол, подождите, он сейчас прибежит. И ты буквально бежишь в туалет или кафе как можно быстрее и возвращаешься обратно», – рассказал Александр Редькин. Он отмечает, что проблема касается не только на адвокатов: «Мне один оперативник сказал: “Каждый день пишу рапорт, что я не смог попасть в СИЗО”».

Те, кому посчастливилось попасть в комнату ожидания, снова вынуждены ждать, пока им не приведут арестованного. Александр Редькин ждал своего подзащитного два с половиной часа, а оперуполномоченный, с которым позже познакомился адвокат, – целых пять часов. Точную причину, по которой людей так долго выводят к посетителям, Александру Редькину сотрудники изолятора не назвали.

Внутри здания ожидающие также не могут сходить в уборную – она закрыта. «Они туда не пускают. Рядом сидела женщина – тоже адвокат – и возмущалась: “Мне что, горшок с собой носить?”. Они говорят: “Да, носите горшок с собой”», – пересказывает Александр Редькин. Он пытался выяснить, чем вызван этот запрет. По словам адвоката, сотрудники СИЗО ответили: «Закрыто из-за коронавируса. Все заразные, нам некому убирать, поэтому не пускаем».

Когда адвокату удалось встретиться с подзащитным, разговор был в буквальном смысле сложным. Беседовать можно лишь через телефон, у которого очень плохая слышимость, а рядом, в соседних отсеках, другие посетители, которые также пытаются докричаться до заключённых.

По словам Редькина, в помещении он насчитал 16 «переговорных» отсеков, из которых было занято всего семь. Проблемы возникли и с передачей документов: всю корреспонденцию сотрудники просят высылать по почте. «А ознакомление обвиняемых с материалами проходит “вслепую”: следователи показывают заключённым с другой стороны стекла их уголовные дела и листают, чтобы те читали. По-другому сотрудники изолятора не позволяют передать документы», – говорит адвокат.

Редькин считает, что все эти проблемы усложняют и работу следствия, и защиту, а ознакомление с материалами через мутное и поцарапанное стекло при плохом освещении сложно назвать полноценным информированием. Он подчёркивает, что эти проблемы возникли именно после введения санитарно-эпидемиологических ограничений.

По его словам, в «Бутырке» есть возможность более удобной встречи с арестованным – в следственном кабинете. Однако на адвокатов это не распространяется: «Следователи обращаются в СИЗО, подают документы за пять суток, сообщая, что у них есть такая необходимость. По заявлению адвоката они (сотрудники СИЗО – “АУ”) сделать этого не могут».

«Улица» направила запрос в СИЗО-2, но не получила ответа. На сайте «Бутырки» редакция не нашла отдельного предупреждения для посетителей о сложностях с доступом к арестованным. Самое свежее сообщение на эту тему датировано 19 октября: «Следственные действия со следователями, дознавателями, и предоставление свиданий с защитныками и адвокатами подозреваеммым, обвиняемым и осужденным осуществлять в помещениях комнат краткосрочных свиданий через стекло и использованием средств индивидуальной защиты масок, бахил и перчаток» (орфография и пунктуация сохранены). «Улица» направила запрос в столичное управление ФСИН, но пока также не получила ответа.

Напомним, во время первой волны коронавируса адвокаты также столкнулись с рядом проблем в СИЗО. Среди них – запрет на допуск к доверителям без химзащиты, обязательное предъявление справки от работодателя и присутствие следователя на свиданиях с заключёнными.

Обновление от 20:40: внесли редакторские правки и исправили ошибку про количество адвокатов из живой очереди, которым удаётся встретиться со своими подзащитными.

Процесс
Защита в условиях пандемии

Авторы: Стелла Феоктистова, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.