08.04.2020

Адвокатов обязали надевать химзащиту в СИЗО

Костюмов в изоляторе мало, поэтому защитникам приходится долго ждать встречи

С 7 апреля женское СИЗО-6 «Печатники» ввело необычное изменение в порядок доступа адвокатов и следователей к арестантам. Хотя ранее ФСИН заявляла, что посетителям изоляторов достаточно иметь при себе маску, перчатки и бахилы, администрация «Печатников» решила пойти в борьбе с пандемией ещё дальше – и теперь все посторонние лица обязаны на входе облачаться в костюмы химзащиты. Об этом «Улице» рассказали трое адвокатов, которые посещали СИЗО в последние два дня. Они предоставили редакции фотографии, на которых и адвокаты, и сотрудники правоохранительных органах находятся на территории СИЗО в спецодежде, внешне неотличимой от легкого костюма химзащиты Л-1. Эта модель, больше известная как «Аладдин», используется российскими военными более 35 лет, стоит на вооружении Министерства обороны, а с 2000 года внесена в номенклатуру запасов средств защиты населения в районах биологического, радиационного и химического заражения.

«Я звонил в СИЗО-6 за день до визита, – рассказывает адвокат АП Москвы Леонид Соловьёв, посетивший изолятор 7 апреля. – Меня попросили взять с собой бахилы, перчатки и маску, ни о каких дополнительных ограничениях не сообщили. Первый вопрос, который мне задали сотрудники СИЗО, когда я явился, принеся с собой всё требуемое, – надену ли я костюм химзащиты». По словам адвоката, сотрудники уточнили, что без этого в изолятор не пустят: «Было озвучено, что нет костюма – нет прохода. Я, разумеется, согласился». Соловьёв уточнил, что комплектов химзащиты у сотрудников СИЗО всего 10 – если запас исчерпан, посетителю придётся ждать, пока кто-то выйдет со свидания и сдаст свой обратно.

Адвокат Леонид Соловьёв

Адвокат, который пришёл до меня, ждал своей очереди два часа – все костюмы были заняты. Сейчас посетителей немного, но такая процедура может привести к тому, что защитник к доверителю просто не попадёт.

Адвокат Асад Джабиров, побывавший в СИЗО-6, 8 апреля, говорит, что во время его визита костюмов стало уже вдвое меньше – всего пять. Но проблема не только в количественном ограничении. «Днём раньше я был вынужден отказаться от свидания именно из-за костюма, – объясняет Джабиров, – После посещения СИЗО нужно было ехать в суд, но я посмотрел, как одеваются другие, и понял, что испачканного тальком с ног до головы меня на заседание просто не допустят». Все опрошенные «Улицей» защитники, впрочем, подчеркнули, что в СИЗО-6 не людно и пока нет «столпотворения», а значит, и проблем из-за дефицита костюмов.

Комплекты выдавались в бюро передач, через которое передают требование на вывод подследственного. Чтобы попасть в сам изолятор, адвокат прошёл 100 метров через улицу к основному КПП, где его попросили надеть маску с перчатками и нацепить капюшон костюма – и только затем проводили в комнату краткосрочных свиданий. «Второй адвокат хотел пройти с сумкой, говорил, что там документы. Но его попросили их достать, а сумку оставить в камере хранения. Видимо, потому что сумку в ОЗК не оденешь», – предполагает Соловьёв.

Об аналогичной процедуре «Улице» рассказал и адвокат Дмитрий Сотников, который посетил СИЗО ранним утром, по назначению на следственные действия. «Когда я пришёл, следователь сообщила, что сейчас мы все станем космонавтами и нам выдадут скафандры. И действительно, нам обоим вручили штатные футляры с костюмами», – рассказывает адвокат. По его словам, для правоохранителей исключений не делали – одновременно с Сотниковым в бюро передач переодевались к другому визиту оперативник и переводчик.

Сотрудник на проходной, по словам защитника, к визиту «космонавтов» готов не был: «Когда мы позвонили, он спросил, кто нас вызвал. Услышав, что мы адвокат со следователем, он то ли в шутку, то ли всерьёз сказал, что принял нас за дезинфекторов». Сотников рассказывает, что затем сотрудники СИЗО пригласили врача, который измерил посетителям температуру, и только потом всех пропустили на территорию.

Все адвокаты, с которыми удалось побеседовать «Улице», говорят, что несмотря на столь строгие меры безопасности лично контактировать с арестантами не позволили ни им, ни правоохранителям. В следственные кабинеты также никого из пришедших не допустили, хотя ФСИН заявляла о возможности конфиденциальных встреч в этих помещениях. Все встречи, участниками и свидетелями которых были собеседники «Улицы», проходили в комнате краткосрочных свиданий, где посетителей и арестантов разделяет стекло. Беседовать приходилось через телефон. Леонид Соловьёв упомянул, что сотрудник изолятора сделал «жест доброй воли»: «За тем, как проходят краткосрочные свидания, надзирает через стекло специальный человек. Было забавно, что когда ко мне и другому адвокату привели доверителей, он демонстративно задернул шторку. Видимо, пытался показать, что не наблюдает, обеспечивает конфиденциальность».

Адвокат Асад Джабиров

Я рассчитывал, что с учётом явно чрезмерных мер, нас запустят в следственные кабинеты, но сотрудники проводят в комнату краткосрочных свиданий, где адвокаты раньше вообще не бывали, а на прямые вопросы у них один ответ – пожимают плечами и говорят, что «начальство не велит».

Собеседники «Улицы» уточнили, что не подавали заявления на общение в следственном кабинете (о необходимости оформлять специальную бумагу ранее заявляла ФСИН). Однако известно, что в «докоронавирусные» времена следственные действия в СИЗО-6 не проводились в комнате краткосрочных свиданий.

«Такая модель работы очень затягивает процесс, – сетует Дмитрий Сотников. – Каждый лист нужно показать через стекло, и дождаться, пока подзащитный через блики что-то разглядит, прочтёт, скажет». По его словам, в обычной ситуации допрос и ознакомление с обвинением занимают примерно 40 минут, но 7 апреля ему пришлось провести в СИЗО-6 больше двух часов. «Столько времени в резиновом чехле выдержать трудно, – говорит адвокат. – При этом реальной необходимости в нём нет – в комнате краткосрочных свиданий подследственные и так полностью изолированы от посетителей, им даже документы передают через сотрудника. Изолятор намеренно создаёт условия, при которых визитов в СИЗО начнут избегать, потому что они станут физически невыносимы». 

Новая форма одежды при этом принята в СИЗО-6 только для посетителей из «внешнего мира» – сами сотрудники (они переведены по сути на казарменное положение и работают вахтовым методом, сменяясь каждые 14 дней) ограничиваются масками и перчатками. Арестанты не обеспечены и этим – адвокаты рассказали, что у них не было даже масок.

О раздаче костюмов химзащиты в других следственных изоляторах пока не сообщалось, однако Леонид Соловьёв пересказал «Улице» беседу с сотрудницей «Печатников»: «Она утверждала, что существует приказ от УФСИН России по городу Москве, согласно которому подобный порядок должен быть распространён на все СИЗО». Адвокат уточнил, что сам приказа не видел. 

«Улица» обратилась за комментарием в пресс-бюро ФСИН России и в московское управление службы (та переадресовала вопрос в федеральное ведомство), но на момент публикации материала не получила ответа. Представитель ФСИН заявил корреспонденту, что запрос находится в работе и ответ будет направлен «в установленные законом сроки», то есть в течение семи дней.

Процесс
Защита в условиях пандемии
«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.