29.05.2021

В «Крепости» пробили брешь

В «Крепости» пробили брешь В «Крепости» пробили брешь

Симоновский суд признал незаконным недопуск адвоката в ОВД

Иллюстрация: Ольга Аверинова
Процесс
Штурм «Крепости»

Российская адвокатура добилась серьёзного успеха в борьбе с недопусками. Вчера Симоновский суд Москвы признал незаконным отказ сотрудников ОВД «Даниловский» пропустить адвоката Марию Эйсмонт к задержанным на митинге доверителям. Но при этом суд не нашёл нарушений в решении о введении плана «Крепость», который был формальным основанием недопуска. Адвокаты считают и такой итог своей победой, хоть и признают, что проблемы с допуском наверняка сохранятся. «Улица» почти год следила за этим процессом – и теперь рассказывает, как прошли последние заседания.

Адвокат Мария Эйсмонт столкнулась с «Крепостью» 15 июля 2020 года, когда в Москве протестовали против изменения Конституции. Она приехала в ОВД «Даниловский» в 23:20 и предъявила ордера на защиту нескольких задержанных. Но в отдел её не пустили, а в 00:08 дежурный на КПП объявил о введении плана «Крепость». Эйсмонт пришлось ночевать в машине; в отдел её пропустили лишь в 5:45. К тому времени в ОВД остался лишь один задержанный, Капитонов; остальные согласились подписать документы без адвоката. За ночь Капитонову стало плохо, поэтому никаких показаний полицейским он давать не смог. Тем не менее благодаря принципиальности доверителя Эйсмонт удалось попасть в ОВД, написать и зарегистрировать в КУСП заявление о недопуске.

Осенью 2020 года Эйсмонт и юристы Института права и публичной политики подготовили три иска в Симоновский районный суд Москвы. В первом адвокат попросила признать незаконным свой недопуск. Ещё два иска были поданы её подзащитными. Они попросили суд признать незаконным недопуск защитника, а также оспорили решение начальника ОВД ввести план «Крепость». Судья Хызыр Муссакаев объединил три иска в одно производство.

В ходе процесса руководство ОВД «Даниловский» предоставило суду рапорт, на основании которого был введён план «Крепость». Оказалось, что полицейские посчитали угрозой «скопление граждан не менее 20 человек», которые пытались передать в отдел еду и воду. Кроме того, силовики почувствовали потенциальную угрозу от «граждан, представлявшихся адвокатами задержанных».

Ещё в декабре судья удовлетворил ряд ходатайств истцов. Он приобщил пояснения к исковым заявлениям, разрешил допросить свидетелей и согласился истребовать с ответчика три «крепостных» приказа МВД с грифом «Для служебного пользования». Но вместо полных приказов адвокаты получили от отдела краткие «выписки», в которых ничего не говорится о праве полицейских не допускать защитников. Судья Муссакаев попросил включиться в процесс столичный главк. На следующем заседании представительница ГУВД Москвы заявила, что в выписке содержится норма о том, что «не допускаются граждане вообще» – а значит, защитники тоже не должны допускаться в отделение.

«Толпа непонятных людей»

«Улица» изучила запись судебного заседания от 23 апреля. Тогда истцы снова не смогли ознакомиться с полной версией ДСП-приказов полиции. Столичный главк решил, что суду будет вполне достаточно предоставленных ранее выписок. Полицейские отдельно указали на подпункт приказа, где говорилось о полной блокировке отдела при угрозе нападения. «Все остальные документы носят гриф “секретно”», – добавила представительница ГУВД.

Также в суде выступили три свидетеля – полицейские, дежурившие в ночь с 15-го на 16 июня 2020 года. Сержант Александр Сухарев рассказал про обстоятельства введения «Крепости»:

– Примерно в 10 часов вечера привезли задержанных. Начала скапливаться толпа родственников, потом приезжали адвокаты, пытались пройти. [Они] не предъявляли никаких документов, не показывали личные вещи для досмотра. Просто говорили: «Я хочу пройти к такому-то» – и пытались пройти. После чего был введён план «Крепость».

– Адвокат Эйсмонт утверждает, что 15 июля 2020 года в 23:20 при предъявлении на КПП удостоверения адвоката… – начал было задавать вопрос представитель ОВД Сергей Иванов. Но его прервал адвокат Александр Мальцев:

– Ваша честь, я возражаю против оглашения показаний Эйсмонт и предоставления свидетелю лишней информации.

– Хорошо, – уступил Иванов. Он переформулировал вопрос:

– Скажите, в 23:20 вам предъявляли ордера на защиту задержанных? Вы пропускали адвокатов, которые предъявляли ордера?

– Да, перед введением плана «Крепость» к нам зашли какие-то два адвоката, они показали удостоверение и ордер. А после введения плана «Крепость» никто не показывал удостоверение.

Опрос продолжил адвокат Мальцев. Он спросил Сухарева, с чем было связано введение «крепостного» режима.

– В связи с тем, что возле отделения скапливалась толпа непонятных людей, – отрапортовал полицейский.

– Вы же сказали, что это родственники? – напомнил Мальцев.

– Непонятно, кто там был: родственники, адвокаты, много кто был. Какие-то люди подходили, что-то спрашивали, а какие-то просто стояли, – ответил Сухарев.

Полицейский заявил, что адвокат Эйсмонт не предъявила ордер и удостоверение. Он добавил, что при действующей «Крепости» «никто не должен проходить в отдел, кроме сотрудников». Полный запрет на проход в ОВД подтвердили и другие свидетели – ещё один сержант и помощник начальника ОВД. После опроса заседание было отложено более чем на месяц.

«Адвокаты угрозы не представляют»

Прения сторон состоялись только 28 мая. Первым выступил адвокат Александр Мальцев. Он заявил, что процесс полностью подтвердил незаконность введения «крепостного» режима. «Фактически план был введён для ограничения допуска адвоката на территорию отдела полиции. На вопросы о правовых основаниях введения плана и недопуска адвоката представители ответчиков не ответили. Суду не представлено никакого правового обоснования не пускать адвоката Эйсмонт на территорию отдела полиции “Даниловский”», – возмущался Мальцев.

Адвокат напомнил: суд обозревал видеозаписи того, как Эйсмонт пыталась пройти в отдел. При этом режим «Крепости» не помешал сотрудникам ОВД прогуливаться и курить на территории. «Более того, мы видим, что люди в гражданской одежде спокойно проходили на территорию и с территории отдела», – добавил Мальцев. А согласно материалам дела, во время действия «Крепости» полицейские спокойно проводили процессуальные действия.

В очередной раз адвокат повторил, что предоставленные суду выписки из приказов МВД не содержали нормативных оснований для недопуска. «Там есть лишь общие фразы, что полиция обеспечивает безопасность. Никто с этим не спорит», – подчеркнул он.

Адвокат Александр Мальцев

Я надеюсь, что полиция действительно обеспечивает безопасность. Но адвокаты в данном случае никакой угрозы представлять не могут. Адвокат в данном случае является лицом, наделённым специальными полномочиями.

Мальцев попросил суд признать решение о введении «Крепости» необоснованным, а отказ дежурных пустить в отдел Эйсмонт – незаконным.

«Реалити-шоу о моём недопуске»

Мария Эйсмонт в начале своего выступления напомнила, что в интернете можно увидеть десятки свидетельств о недопусках защитников в ОВД. «Не допустили просто потому что могут. Потому что гладиолус», – посетовала Эйсмонт. Адвокат добавила, что ставит себе «пятёрку» за документирование «Крепости» в «Даниловском».

Адвокат Мария Эйсмонт

Наученная горьким опытом предыдущих недопусков, я заранее посмотрела на видеокамеры – и подумала, что возьму полную запись видеонаблюдения за тем, что происходило в отделении полиции. Не говоря уже о том, что снималось на мобильный телефон. То есть реалити-шоу о моём недопуске полностью доступно и находится в материалах дела.

Эйсмонт добавила, что необоснованное введение «Крепости» – это преступление не только против адвокатов и их подзащитных, но и против рядовых полицейских. «Они могли бы быть любимыми своим народом людьми. Они должны ходить с хорошей зарплатой и гордиться тем, что они работают на население. А они выполняют незаконные идиотские приказы начальства – и многие этому совершенно не рады», – закончила свою речь адвокат.

Представитель ОВД «Даниловский» лишь повторил доводы, изложенные в возражении на иск. «Никаких препятствий для доступа к квалифицированной юридической помощи сотрудники полиции не создавали», – подчеркнул Иванов. Он добавил, что «во всех ордерах, предоставленных Эйсмонт, отсутствует номер и дата заключения соглашения». Наконец, Иванов напомнил о показаниях свидетелей-полицейских – они утверждали, что два адвоката прошли через КПП до введения плана «Крепость».

И нашим, и вашим

Решение судьи Хызыра Муссакаева удивило и порадовало адвокатов – он удовлетворил одно из требований истцов и признал недопуск Эйсмонт незаконным. Впрочем, он же не увидел нарушения закона в решении о введении спецплана.

Мотивировочная часть пока что не готова, но адвокаты примерно представляют, какой она будет. «Думаю, в “победной'” части суд сошлётся на те же нормы, что указывал Второй кассационный суд, когда отменял решение Пресненского суда по другому недопуску Эйсмонт, – говорит Александр Мальцев. – Прежде всего это статьи 46 и 48 Конституции (право на защиту и получение квалифицированной юридической помощи не подлежит ограничению – “АУ”), а также корреспондирующие им нормы Закона об адвокатуре и КоАП».

Говоря о «проигрышной» части, Мальцев предположил, что в мотивировке суд сошлётся на пункт 62 постановления Пленума Верховного Суда №36 за 2015 год, которое запрещает судам оспаривать целесообразность принятия решения органами власти. «С такой позицией мы категорически не согласны, поскольку ставили перед судом вопрос про обоснованность – то есть наличие оснований для введения плана “Крепость”, а вовсе не про целесообразность, – предупредил адвокат. – Суд, скорее всего, уклонится и от оценки законности принятого решения. Укажет лишь на то, что начальник отдела МВД действовал в пределах своих полномочий».

Сторона истца уверена, что ОВД «Даниловский» и столичный главк обжалуют это решение. «Но не исключена вероятность того, что и мы со стороны истцов подадим свою жалобу на отказ в удовлетворении второй части требований, – сказал Мальцев. – Посмотрим, что будет написано в мотивированном решении».

Выиграна битва, а не война

Адвокатам удалось пробить серьёзную брешь в «Крепости» – но сама она устояла. «Улица» спросила, довольны ли они таким «половинчатым» итогом дела. Ответ Александра Мальцева оказался таким же «двойным», как и решение Симоновского суда. «Мы, конечно, называем это решение победой, ведь такие результаты в работе адвокатов встречаются всё реже и реже, – сказал Мальцев. – Но это не победа вовсе».

Адвокат Александр Мальцев

Стоит начать с того, что в нормальном демократическом государстве даже и дела такого быть не могло. В Конституции записано, что каждый задержанный имеет право пользоваться помощью защитника с момента задержания. Поэтому сам факт существования дела об оспаривании недопуска адвоката к подзащитному абсурден.

Мальцев подчеркнул, что это дело носит стратегический характер: «Мы боремся за конституционное право на получение квалифицированной юридической помощи. Поэтому наша главная задача – закрепить прецедент, указать полиции на недопустимость такого произвольного вмешательства в профессиональную деятельность адвокатов и нарушение прав наших подзащитных».

Мария Эйсмонт тоже считает, что до полной победы пока далеко: «Я не верю, что теперь всех защитников начнут поголовно пускать в ОВД и закончится произвольное применение плана «Крепость» для борьбы с адвокатами».

Адвокат Мария Эйсмонт

Но я искренне рада за судью Муссакаева. Судейский мир показал себя несколько сложнее, чем сложившееся у нас о нём в последнее время представление.

«Будут ли недопуски после вступления этого решения в силу? Думаю, что да, – рассуждает Мальцев. – Но, по крайней мере, это решение – сигнал адвокатскому сообществу. Сигнал о том, что бороться за свои права необходимо – и что в этой борьбе можно побеждать».

Автор: Юрий Слинько

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.