25.03.2021

«Тут совсем нет никакой этики»

«Тут совсем нет никакой этики» «Тут совсем нет никакой этики»

Адвокаты комментируют изменения в работе по назначению и гонораре успеха

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Поправки в КПЭА

Всё меньше времени остается до Всероссийского съезда адвокатов, который рассмотрит пакет поправок в Кодекс профессиональной этики. «АУ» продолжает цикл материалов о возможных изменениях. В этот раз редакция попросила адвокатов оценить поправки, затрагивающие вопросы работы по назначению, предела действия соглашения с доверителем и «гонорара успеха».

«Пример регуляторного зуда»

К ак уже писала «Улица», проект поправок в КПЭА был опубликован на сайте Федеральной палаты адвокатов в конце декабря. Никаких новостей об этом ФПА не дала – и в результате публикация прошла незамеченной. «АУ» начала подготовку серии текстов о новой редакции кодекса, но ряд адвокатов по разным причинам отказались её комментировать. Только в конце марта ФПА провела публичное обсуждение поправок в Clubhouse, официально доступной только пользователям iPhone. Президент федеральной платы Юрий Пилипенко заявил, что считает внесение изменений «неизбежным». В первом тексте «АУ» рассказывала о грядущем запрете членам корпорации «вмешиваться» в дела других палат и призывать к этому госорганы; о предложении ограничить адвокатов в публичных высказываниях – а также о новом институте «предостережения».

«Без вмешательства извне»
Адвокаты – о запрете обращаться в госорганы по «внутренним» делам корпорации

Теперь «Улица» попросила экспертов прокомментировать поправки, которые касаются профессиональной деятельности адвокатов.

Уже после публикации первых двух текстов «Улицы», посвящённых поправкам в Кодекс, ФПА представила обновлённую версию документа. Нормы, о которых идёт речь в этой статье, остались в новом варианте без изменений.

Для начала авторы документа предлагают изменить ст. 9 КПЭА, где идёт речь о работе по назначению. Сейчас адвокатам нельзя принимать защиту по назначению в нарушение порядка, установленного Советом палаты. В новой версии защитнику запрещено нарушать порядок, установленный «решением совета Федеральной палаты адвокатов и принимаемыми в соответствии с ним решениями советов адвокатских палат субъектов РФ».

На первый взгляд, правка совершенно формальная – и связана с желанием привести кодекс в соответствие с УПК, Законом об адвокатуре и решением совета ФПА. Между тем, нововведение может быть принято в условиях, когда работа по назначению всё ещё вызывает споры и конфликты внутри региональных палат. Так, в начале марта совет АП Санкт-Петербурга решил установить повышенные требования для «назначенцев», которые пришли в корпорацию из правоохранительных органов. Инициатива вызвала неоднозначную реакцию.

Андрей Сучков (в прошлом – исполнительный вице-президент ФПА) считает поправку «явно избыточной», ведь адвокат и так обязан выполнять решения ФПА и советов своих адвокатских палат. Эксперт напоминает, что КПЭА – это сборник этических норм. «В данном же случае речь идёт об организационных вопросах защиты по назначению. Тут совсем нет никакой этики», – говорит адвокат. Он называет поправку «примером регуляторного зуда».

Адвокат Андрей Сучков

Нарушается важный принцип – устойчивость правового регулирования. Если постоянно вносить изменения в КПЭА – буквально от съезда к съезду – то высший орган адвокатуры тоже станут называть «взбесившимся принтером».

Автоматическая система распределения дел по назначению «вошла в нашу жизнь совсем недавно», напоминает адвокат АП Томской области Юлия Копейкина. «И поэтому процесс принятия поручений на защиту в порядке назначения, безусловно, нуждается в регулировании. Ранее это осуществлялось с помощью актов самих палат, так как КПЭА не содержал подобной нормы, и дисциплинарная практика была достаточно пёстрая, – говорит она. – Но тенденция очевидна: принятие поручения по 51-й вне очереди стало считаться самостоятельным правонарушением для адвоката. И в большинстве случаев влечет дисциплинарное взыскание. Новая норма окончательно закрепит эту практику».

«Жизнь значительно сложнее»

А вот поправка в ст. 13 Кодекса может существенно сказаться на жизни российских адвокатов. В действующей редакции любой адвокат, принявший на себя защиту человека в ходе следствия, не вправе без уважительных причин отказаться от неё в суде. Новая редакция предлагает оставить такую обязанность только для защитников по назначению. Адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский считает идею «достаточно разумной».

Адвокат Сергей Колосовский

Сейчас адвокат обязан, независимо ни от чего, продолжать защиту в суде. Но жизнь значительно сложнее, и даже при самом добросовестном отношении адвоката к доверителю их взгляды на защиту могут расходиться.

Поправка позволит им по окончанию следствия подвести промежуточный итог и определиться, продолжать ли совместную работу в суде.

Несколько лет назад адвокатское сообщество уже обсуждало этот вопрос, напоминает Андрей Сучков. Но тогда участники дискуссии так и не смогли прийти к единому мнению. Предложение ФПА сохранить запрет на выход из дела только для «назначенцев» Сучков считает «в принципе, обоснованным». Но предупреждает, что поправка «создает неопределенность» для защитников по назначению, которые хотят избежать «двойной защиты» (когда при наличии адвоката по соглашению следователь или суд всё равно назначают защитника – “АУ”). «Как может получиться: остался в деле – нарушил запрет на “двойную защиту”. Вышел из дела – нарушил КПЭА, поскольку ФПА не прописала алгоритм выхода», – говорит Сучков.

Адвокат Андрей Сучков

Московская палата приняла очень хороший документ об основаниях отказа от защиты адвокатами по назначению. Вот ФПА лучше бы этот порядок продублировала решением совета, поскольку в остальных АП такого решения нет.

Ещё запрет на выход из дела при его передаче в суд не учитывает специфики региональных палат, указывает Сучков. «Получится так, что по уголовному делу областной подсудности защитнику по назначению в Диксоне придется лететь за три тысячи километров в Красноярский областной суд. Без особой перспективы оплаты проезда и командировочных», – приводит он пример.

«Пихать в Кодекс всё что ни попадя»

Другая поправка затрагивает ст. 16 КПЭА, в которой говорится про «гонорар успеха». Сейчас Кодекс разрешает «включать в соглашение… условия, в соответствии с которыми выплата вознаграждения ставится в зависимость от благоприятного для доверителя результата рассмотрения спора имущественного характера». Новая редакция конкретизирует эту норму: «Адвокат вправе в соответствии с правилами, установленными советом Федеральной палаты адвокатов, включать в соглашение об оказании юридической помощи условия, согласно которым выплата (размер выплаты) вознаграждения ставится в зависимость от результата оказания адвокатом юридической помощи, за исключением юридической помощи по уголовному делу и по делу об административном правонарушении».

Член совета АП Москвы Константин Ривкин считает, что поправка просто «приводит Кодекс в соответствие с действующим законодательством» – «гонорар успеха» был легализован поправкой в Закон об адвокатуре в конце 2019 года. Сергей Колосовский добавляет, что текущая формулировка про «спор имущественного характера» могла порождать разночтения. «Вместе с тем, мне неизвестно о какой-либо дисциплинарной практике, связанной с применением нормы о “гонораре успеха”», – говорит он.

Адвокат Сучков вновь считает, что авторы поправок в КПЭА неоправданно дублируют Закон об адвокатуре. «Этот вопрос не имеет никакого отношения к этике, – настаивает он. – А пихать в Кодекс всё что ни попадя, на что глаз упал – только портить Кодекс».

Обновление от 1 апреля: добавили информацию о новой версии поправок.

Автор: Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.