03.08.2022

Три жизни адвоката Войцеха

Три жизни адвоката Войцеха Три жизни адвоката Войцеха

«Улица» рассказывает, как защитник был лишён статуса за пост в соцсетях

Иллюстрация: Вера Демьянова

Уфимский адвокат Александр Войцех стал своего рода легендой – башкирская палата трижды пыталась лишить его статуса. Он настаивает, что руководство АП таким образом мстит ему за критику. Суд два раза вставал на сторону Войцеха, но теперь Фемида изменила адвокату: в июле ВС республики согласился с советом палаты. «Улица» напоминает о первых «дисциплинарках» Александра Войцеха – и подробно рассказывает про последнюю.

Фигура первая. Лирическая

П ервый раз Александра Войцеха лишили статуса в 2019 году. Это произошло на фоне громкого скандала: СК заинтересовался договорами об аренде помещений, которые палата заключила с тёщей своего же президента Булата Юмадилова. В Уфе прошла внеочередная конференция адвокатов, где делегаты поддержали руководство АП. «Войцех пытался выступить вне регламента, – сообщалось на сайте палаты. – Он поднялся на сцену и пытался, перекрикивая председателя конференции, взять слово до начала каких-либо обсуждений. Его призвали к порядку, после чего на сцену стала подниматься его “группа поддержки”. Попытка навести порядок вылилась в лёгкую потасовку». Сам Войцех пояснял «Улице», что хотел прочитать доклад о злоупотреблениях руководства палаты, но ему не дали этого сделать.

Дело о мошенничестве (ч. 4 ст. 159) в АП Башкортостана было возбуждено в июне 2019 года. По версии следствия, президент Булат Юмадилов «в целях обогащения членов своей семьи» утаил сведения о конфликте интересов – и палата сняла помещение у матери его супруги. При этом стоимость аренды якобы превышала среднерыночную, а само здание оказалось непригодным для размещения офиса, поэтому палате пришлось потратить свыше 3,7 миллиона рублей на его ремонт. Тем не менее через несколько лет АП арендовала у тёщи Юмадилова ещё одно помещение. СК пришёл к выводу, что в 2014–2019 годах палата израсходовала так более 5 млн рублей.

В декабре 2019 года следователь Кировского СО обратился в совет АП РБ за согласием на возбуждение дела в отношении Юмадилова – правда, уже по ч. 1 ст. 201 УК (злоупотребление полномочиями). Но совет и конференция адвокатов отказались дать такое согласие. Тем не менее дело возбудили. Защита Юмадилова обжаловала это решение – и 28 августа 2020 года суд признал возбуждение дела без согласия палаты незаконным. В итоге дело окончательно прекратили в апреле 2021 года.

Через месяц после конференции в отношении Войцеха возбудили поочерёдно четыре «дисциплинарки»:

  • из-за жалобы мировой судьи о неявке на заседание;
  • из-за жалобы адвоката Артура Мамяшева, которого Войцех критиковал в соцсетях;
  • из-за эмоциональной фразы Войцеха в адрес вице-президента палаты Чулпан Муртазиной;
  • из-за 3600 рублей долга по взносам.

По трём «дисциплинаркам» совет вынес предупреждения – а вот за долг по взносам адвокат был лишён статуса (с допуском к сдаче экзамена через три года). Суровость наказания в палате объяснили грубостью и неоднократностью нарушений, а также отношением Войцеха к своим проступкам. Адвокат обжаловал решения совета в Кировском районном суде Уфы – и тот в марте 2020 года принял решение о восстановлении статуса.

Фигура вторая. Печальная

Второй раз Войцеха лишили статуса по итогам неудачной попытки заработать на рынке недвижимости. Адвокат решил взять кредит, чтобы купить две квартиры на торгах Росимущества, а затем перепродать их по более выгодной цене. Он так и поступил, но в итоге не смог оформить право собственности на недвижимость. Оказалось, что пристав Юрик Гимашев перечислил деньги Войцеха не «Росимуществу», а сторонней фирме.

Адвокат несколько лет добивался возбуждения уголовного дела. Наконец, в ноябре 2021 года Гимашева признали виновным в превышении полномочий и приговорили к четырём годам колонии. Параллельно Войцех пытался взыскать с пристава похищенные деньги и сопутствующий ущерб. В этих процессах адвокат представлял интересы своей родственницы, которая формально выступала покупателем квартиры. И посчитал справедливым взыскать с ответчика ещё и стоимость юридической работы по сопровождению исков.

Адвокат и семь миллионов
История проблем Александра Войцеха

Гимашев пожаловался на Войцеха в палату. Он заявил, что адвокат «совершил действия, имеющие признаки преступления в виде завладения бюджетными денежными средствами в счёт возмещения понесённых расходов на оказание юридических услуг». Пристав рассказал, что Войцех представил суду три соглашения со своей родственницей на сумму 150 тысяч рублей – и квитанции о внесении этих средств в кассу коллегии. Суд назначил по ним компенсацию в 40 тысяч рублей. Но Гимашев заявил, что в «Уфимской городской коллегии адвокатов» не регистрировали эти соглашения Войцеха и не выдавали квитанций о получении средств.

Вице-президент палаты Дмитрий Киселёв посчитал обращение пристава допустимым поводом для возбуждения дисциплинарного производства. Заседание квалификационной комиссии прошло 9 сентября без Войцеха: тот предоставил больничный от кардиолога, но в палате не посчитали это уважительной причиной. Комиссия усмотрела в действиях Войцеха нарушение п. 15 ст. 22 и п.6 ст. 25 Закона об адвокатуре – о необходимости регистрировать соглашение в коллегии и вносить гонорар в кассу. А также пп. 1 п. 1 ст.9 КПЭА – о том, что «адвокат не вправе оказывать доверителю юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды».

Заседание совета состоялось 21 сентября. По словам Войцеха, его не уведомили о дате – а он всё ещё находился на больничном. Однако в решении совета (есть у «АУ») говорится, что адвокат был уведомлён надлежащим образом, но не явился без объяснения причин. Зато на заседание пришёл заявитель Гимашев. Он рассказал палате, что на следующий день после заседания квалифкомиссии встретил Войцеха «без признаков заболевания» в одном из следственных отделов. Гимашев попросил применить «самые строгие меры реагирования вплоть до лишения статуса».

Глава коллегии Ильшат Махмутов подтвердил, что соглашения Войцеха с родственницей не проводились через кассу. Тогда совет напомнил, что в число обязанностей адвоката входит и «надлежащее оформление договорных отношений с доверителем» – в частности регистрация соглашения и внесение денег в кассу. Действия Войцеха посчитали грубым нарушением – и постановили лишить его статуса.

Адвокат обжаловал это решение в суде. Он указал, что вменяемый ему дисциплинарный проступок был совершён ещё в 2018 году – а значит, срок привлечения к ответственности уже истёк. Кроме того, пристав Гимашев не был клиентом Войцеха – а значит, его обращение не могло быть допустимым поводом для «дисциплинарки».

Юрист Александр Войцех

В палате постоянно говорят о тайне дисциплинарного производства и в то же время не только возбуждают производство по обращению Гимашева, но и делают его участником разбирательства. Мой процессуальный оппонент, преступник, в отношении которого уже вынесен приговор, получает доступ ко всем документам и сидит на заседаниях квалифкомиссии и совета.

Отдельно Войцеха возмутил тот факт, что пристав смог каким-то образом получить информацию о регистрации соглашений и внесении гонорара в кассу – а ведь эти данные защищены адвокатской тайной. Он указал, что руководитель коллегии Ильшат Махмутов является одновременно вице-президентом палаты – а значит, заинтересован в исходе разбирательства с «неугодным» адвокатом.

Также Войцех обратил внимание суда на то, что палата практически повторила рассуждения Гимашева о хищении бюджетных средств и использовании фиктивных квитанций. «Если в том, что я не провёл соглашение через кассу, ещё можно усмотреть проступок – да и то срок привлечения уже вышел, – то делать выводы о фиктивных квитанциях и хищениях комиссия не вправе, – поясняет адвокат. – Это компетенция правоохранительных органов». Помимо этого, Войцех напомнил, что палата отказалась переносить заседание квалификационной комиссии несмотря на больничный. И добавил, что ему не предоставили вовремя материалы дисциплинарного разбирательства.

Кировский суд Уфы рассмотрел иск Войцеха в феврале 2021 года. Как следует из решения (есть у «АУ»), судья согласился с аргументом Войцеха, что комиссия вышла за пределы своих полномочий, когда рассуждала о «фиктивных квитанциях» и «завладении им средств из бюджета». Суд сослался на разъяснения ФПА от 28 января 2016 года № 02/16, согласно которым комиссия не вправе делать выводы о наличии в действиях адвокатов признаков уголовно наказуемого деяния или административного правонарушения.

Также суд признал, что палата уведомила Войцеха о заседании совета «без учёта времени на почтовый пробег корреспонденции» – всего лишь за пять дней до мероприятия. Довод о том, что письмо было продублировано на электронную почту коллегии Войцеха, суд счёл несостоятельным – поскольку ответчик не доказал, что «ящик» принадлежал адвокатскому образованию. Нарушением оказалось и проведение заседания квалифкомиссии без участия Войцеха. В итоге суд постановил вернуть адвокату статус – и апелляция оставила решение без изменений.

Фигура третья. Разлучная

Осенью 2021 года, в преддверии очередной конференции АП Башкортостана, Войцех направил в палату запрос о предоставлении финансовой отчётности. Он сослался на п. 11 ст. 29 Закона об адвокатуре – там говорится, что палата должна публиковать в интернете годовой финансовый отчёт и информацию о сделках, где имеется заинтересованность членов совета. Но помощник президента палаты ответил, что обращение «не подлежит удовлетворению».

Войцех опубликовал эту переписку в соцсетях – и возмутился, что ответ адвокатской палаты мотивирован столь сухой фразой, которая, по его мнению, больше подходит суду. Он предположил, что палатой давно руководят «люди в погонах», а взносы собирают для обогащения силовиков и «решал». На следующий день руководитель пресс-службы палаты обнаружил пост и сообщил о нём коллегам. На этот раз представление о возбуждении дисциплинарного производства внёс вице-президент палаты Ильшат Махмутов.

Адвокат настаивает, что в его словах не было – и в принципе не может быть – состава дисциплинарного проступка. «Я много лет запрашивал финансовую документацию, которая по закону должна публиковаться открыто, – поясняет он. – И на очередной запрос я получаю ответ от человека, должности которого не существует. Да ещё с такой формулировкой. Какие выводы мне после этого делать, если несколько лет никто не может мне сказать, куда уходят деньги палаты? Я высказал своё предположение. Адвокат не может быть наказан за мнение, если судом не будет установлена его вина».

Квалификационная комиссия пришла к выводу, что Войцех нарушил правила поведения в Интернете, утверждённые ФПА в 2016 году. Там говорится, что любые заявления адвоката должны быть «ответственными, достоверными и не вводить в заблуждение». Отступление от этих правил может рассматриваться как нарушение КПЭА. А выражение «палатой адвокаты уже не руководят, все решения принимают люди в погонах» оскорбляет адвокатуру в целом – поскольку противоречит принципу независимости корпорации от государства.

Квалификационная комиссия АП Башкортостана

Несмотря на голословность высказываний адвоката Войцеха, простой пользователь соцсетей может «принять на веру» его утверждения и сформировать об адвокатуре неверное и ошибочное представление, которое в итоге приведёт к подрыву доверия со стороны граждан.

По мнению комиссии, это приведёт к тому, что люди перестанут обращаться за помощью к адвокатам, опасаясь их зависимости от силовиков. Аргумент Войцеха про «мнение» в палате отвергли – заявив, что его слова носят «не предположительный, а утвердительный характер». 8 декабря 2021 года комиссия пришла к выводу, что Войцех нарушил пп. 4 п. 1 ст. 7 Закона об адвокатуре (обязанность соблюдать КПЭА), а также п. 1 ст. 4 (адвокат должен всегда сохранять достоинство), п. 2 ст. 5 (адвокат должен избегать действий, направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре).

22 декабря совет палаты согласился с выводами комиссии, – и отметил, что в ноябре 2019 года Войцеху уже было вынесено предупреждение. А значит, скандальный пост стал «повторным» нарушением и адвокат заслуживает самой строгой меры – лишения статуса (с возможностью допуска к сдаче экзамена через пять лет).

Войцех вновь обратился в суд. В иске он назвал несостоятельными доводы совета о «повторности» проступка. Согласно КПЭА, взыскание «погашается», если в течение года адвокат не подвергается новому наказанию. По мнению Войцеха, все его предыдущие предупреждения «сгорели» – а самое последнее было вынесено уже после публикации. Таким образом, спорное высказывание в любом случае не может считаться «повторным» нарушением.

Далее Войцех сослался на Закон об адвокатуре. Согласно п. 2 ст. 18, «адвокат не может быть привлечён к какой-либо ответственности за выраженное им при осуществлении адвокатской деятельности мнение». Единственное исключение – «вступивший в законную силу приговор». Но члены АП Башкортостана не обращались в суд с исками о клевете.

Юрист Александр Войцех

Обоснованная критика управления адвокатской палатой и сбор сведений о финансово-хозяйственной деятельности не может повлечь вред адвокатской палате.

Войцех заявил, что цель его публикации – защита прав коллег: «Запрос был обусловлен систематическими существенными нарушениями законодательства об адвокатуре членами руководства АП РБ и причинением адвокатской палате ими имущественного вреда, в связи с нарушением членами совета АП РБ финансовой дисциплины». Дальше адвокат напомнил суду историю экс-президента палаты Булата Юмадилова. Он указал в иске, что факт аренды помещения у родственницы президента палаты был доказан. По его мнению, уголовное дело было прекращено только потому, что совет отказался подавать заявление в отношении «начальства». Поэтому интерес к финансовой отчётности и сделкам палаты обусловлен защитой интересов корпорации.

По словам Войцеха, в прениях он подробно рассказал суду о конфликте с руководством палаты – и о предыдущих попытках лишить его адвокатского статуса. По мнению Войцеха, в такой ситуации решение совета не могло быть объективным и беспристрастным. «Люди, которые два раза лишали меня статуса за критику, не вправе рассматривать дисциплинарное производство», – уверен адвокат. Он полагает, что разбирательство следовало передать на уровень ФПА.

Но в этот раз Кировский суд встал на сторону палаты. «Решения совета являются мотивированными и содержат конкретную ссылку на правила, предусмотренные законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодексом этики», – говорится в апрельском постановлении (есть у «АУ»). Суд также не увидел доказательств заинтересованности руководства палаты в исходе разбирательства – и постановил отклонить иск Войцеха. 20 июля Верховный суд Башкортостана рассмотрел жалобу адвоката. При этом Войцех попытался заявить отвод судьям: заявил, что подозревает их заинтересованность в исходе дела. Он предложил обратиться в Шестой кассационный суд общей юрисдикции, чтобы тот направил дело на рассмотрение в суд другого региона. Но ходатайство было отклонено.

Тогда Войцех повторил аргументы о праве на критику: «Если адвокат критикует деятельность адвокатского образования, это не может служить надлежащим доводом для возбуждения дисциплинарного производства». Кроме того, Войцех сообщил суду, что с 2019 года в отношении него было возбуждено 11 дисциплинарных производств. Это, по его мнению, доказывает предвзятость палаты.

Как передаёт «Ъ», вице-президент палаты Ильшат Махмутов заверил суд, что считает Войцеха «профессионалом своего дела». А затем пожаловался на поведение коллеги: «Он не понимает, что выходит за рамки допущенного».

Вице-президент АП Башкирии Ильшат Махмутов

Он никак не приемлет либо не хочет принять, что статус адвоката наделяет не только определёнными правами и полномочиями, но и обязанностями, установленными Федеральным законом «Об адвокатуре». Все принятые решения Совета Федеральной палаты он просто не исполняет, хотя они обязательны к исполнению всеми адвокатами.

В итоге ВС республики отказался удовлетворить жалобу адвоката. Он считает, что суд вообще не прислушался к его доводам, и намерен обжаловать решение в кассации. При этом Войцех настаивает, что палата продолжает ему мстить – хотя он уже не принадлежит к адвокатской корпорации. «Дважды пытались отвести меня от процесса: писали в суд, что я лишён статуса, а значит, не могу быть представителем, – рассказал Войцех. – Но суд оба раза отказал, поскольку основания, по которым меня лишили статуса, не предполагают запрета на представительство».

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.