29.12.2021

«Раз сто говорили об этом Минюсту»

«Раз сто говорили об этом Минюсту» «Раз сто говорили об этом Минюсту»

Руководство ФПА поделилось мнением о поправках в закон

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Поправки в Закон об адвокатуре

На прошлой неделе «Российский адвокат» провёл стрим о поправках Минюста в Закон об адвокатуре. В ходе трансляции члены совета ФПА одобрили часть предлагаемых норм либо не увидели в них опасности для адвокатуры. Но при этом все участники дискуссии выступили против реестра ордеров и вмешательства Минюста в «дисциплинарки». «Улица» пересказывает основные тезисы беседы.

Могло быть и хуже

В начале дискуссии вице-президент ФПА Вадим Клювгант призвал не забывать, что обсуждается не закон и даже не законопроект, а проект законопроекта. «Я имею в виду, что этот проект не внесён в официальном порядке субъектом законодательной инициативы в законодательный орган, – уточнил Вадим Клювгант. – Констатация, что удалось, а что не удалось – преждевременная. Впереди ещё достаточно длинный путь». Он добавил, что первый вариант поправок был «намного хуже»: «То, что мы увидели при опубликовании, – это уже некоторая такая подвижка». Клювгант добавил, что ФПА высказала своё мнение по всем возможным рискам – и с самого начала просила министерство «не трогать» закон. 

Напомним, в начале декабря Минюст опубликовал пакет поправок в Закон об адвокатуре. Самый важный блок изменений касается дисциплинарной практики. Так, палаты не смогут отклонить представления Минюста и обязаны будут возбуждать «дисциплинарки». Кроме того, ведомство получит право обжаловать в суде решения палат по внесённым им представлениям.

Также законопроект закрепляет статус Комплексной информационной системы адвокатуры (КИС АР). В документе прописана обязанность ФПА с помощью КИС передавать государственным органам ряд сведений: об ордерах адвокатов и представителей, работающих по назначению; о претендентах на статус адвокатов; о прекращении статусов.

Наконец, Минюст предлагает ужесточить требования к кандидатам в адвокаты, включить в квалификационную комиссию «представителя от научного сообщества» и получить право утверждать Положение о порядке сдачи экзамена.

Адвокат Кирилл Маментьев возмутился, что поправки в профильный закон «исходят не от ФПА». «То есть не адвокаты задают эту повестку, а за нас всё решают, – пояснил он. – Основным принципом в адвокатуре является независимость. И таким образом все эти поправки в любом случае ограничивают адвокатуру в свободе действий».

Каринна Москаленко, соавтор обращения против поправок (на момент публикации его подписали 1136 адвокатов и юристов), также выразила сожаление, что «более широкие слои адвокатского сообщества» не были привлечены для подготовки проекта. «Может быть, удалось бы и раньше поговорить о тех опасностях, которые несёт в себе проект», – сказала она.

Адвокат Каринна Москаленко 

Я против всех поправок и вообще регулирования нашей деятельности со стороны государства – и тем более Минюста. Мне хочется призвать адвокатуру взять, наконец, власть в адвокатуре в свои руки.

«Самая неприемлемая поправка»

Участники стрима однозначно высказались против «вмешательства» Минюста в дисциплинарное производство. Вадим Клювгант, например, назвал «неприемлемым» и «категорически недопустимым» фактическое лишение адвокатской корпорации независимости в вопросе дисциплинарных производств. «ФПА представила подробнейшие и развёрнутые основания недопустимости самой этой идеи – со ссылкой на позиции КС и ЕСПЧ», – сказал он. И добавил, что считает такими же сомнительными идеи реестра ордеров и согласования порядка приёма квалификационного экзамена с Минюстом.

Вице-президент ФПА РФ Вадим Клювгант

Это те самые основные направления, которые мы, ФПА, как корпорация для себя уже наметили. Точнее даже, обозначили и обосновали. Теперь слово за адвокатскими палатами субъектов, которые дополнят.

Адвокат Руслан Кобелев напомнил, что Минюст предлагает дополнить квалификационную комиссию «представителем научного сообщества». «Мы как-то обходились всё это время без научного сообщества, – сказал Кобелев. – Мы же прекрасно понимаем, к чему это может привести. Я не имею ничего против кафедры уголовного права и уголовного процесса академии ФСБ, но это тоже научное сообщество».

Ведущий стрима, вице-президент ПАСО Дмитрий Тараборин попытался выступить адвокатом дьявола – и предположить, зачем ведомству эта норма. «Как бывший сотрудник Минюста скажу, что здесь расчёт на недисциплинированность членов квалифкомиссии от адвокатского сообщества. Один не явился – и паритет нарушен, – пояснил Тараборин. – Соответственно, решающий голос председателя утрачивает свою силу. И комиссия может вынести решение, которое не будет отвечать интересам адвокатского сообщества».

Вадим Клювгант тоже считает, что переживать рано. «Сейчас ветви власти сами выбирают своих кандидатов в комиссию. А что будет с представителем научного сообщества – непонятно. И на сегодняшний день эта норма написана так, что она просто не будет работать, – считает Клювгант. – То есть [неизвестно], кто и в каком порядке от имени научного сообщества будет этого члена выдвигать или предлагать. Пока это так – [поправка] будет [работать] никак».

Впрочем, вице-президент ФПА не верит в существование проблем с дисциплинированностью членов квалификационной комиссии. «Мне, например, не приходилось слышать, чтобы адвокаты манкировали своей миссией в комиссии. Она слишком серьёзна, – сказал Клювгант. – Никого не успокаиваю, но сегодня в московской квалифкомиссии законодательную власть представляют два адвоката. И [таким образом] общее количество адвокатов составляет не 7, а 9 человек».

Деньги на ордер

Участники дискуссии посчитали «сомнительной» идею реестра электронных ордеров. Вице-президент ФПА Олег Баулин напомнил, что изначально Минюст говорил о реестре всех ордеров в связи с Единым реестром адвокатов: «Мы достаточно долго на обсуждениях с Минюстом пытались пояснить, что речь идёт совершенно о разных материях. Если Единый реестр адвокатов возможен – это в какой-то степени статика, которая отражает статус адвоката, его движение, приостановление, прекращение – то при чём тут реестр ордеров?».

По его словам, ведомство в какой-то степени прислушалось к мнению ФПА, но в законопроекте всё равно остался реестр ордеров по назначению. Баулин признаёт, что возражать против этого достаточно сложно. «Работа адвоката по назначению не просто носит публичный характер, но и предполагает инициирование начала этой работы самим государством. И им же оплачивается, – напоминает вице-президент. – В какой-то степени можно понять, почему Минюст считает себя вправе поднимать этот вопрос об учёте ордеров. Они хотят контролировать расходование денежных средств, которые направляются на оплату труда по назначению. По большому счёту, государство имеет безусловное право на это».

Тем не менее Баулин отметил: палата ожидала, что Минюст представит определённое техническое решение. Но этого не произошло. «Мы просили показать нам какой-то программный продукт, который позволит обрабатывать достаточно серьёзный массив ордеров по назначению, – вспоминает он. – Ответа на этот вопрос мы не получили. А получили эту норму, что в составе реестра адвокатов будет вестись реестр ордеров по назначению. Далее возражать не имело смысла, потому что это ещё не законопроект. И у ФПА, и у адвокатуры имеются механизмы для того, чтобы на это воздействовать». 

Вице-президент ФПА Олег Баулин

Как это будет реализовано – я честно не знаю. И Минюст, я думаю, сам не понимает, потому что у них отсутствует программный продукт. А складывать стопочками поступившие из разных регионов ордера – это, наверное, глупость несусветная.

Вице-президент ФПА Елена Авакян считает, что эта инициатива «открывает ящик Пандоры». «Реестр действительно сформулирован таким образом, что страшно искушает на попытку потребовать ордер по соглашению. Поэтому в отношении этой нормы мы были изначально против, и эта однозначная позиция сохраняется», – сказала Авакян.

По её словам, государство не получит никакой дополнительной информации из этих реестров: «Как мы все знаем, в деле может быть один ордер, и оно может длиться полгода-год. А в деле, где человек находится под стражей, могут быть тысячи ордеров. Потому что каждый проход в СИЗО требует отдельного ордера. И никаких выводов ни об оплате, ни об участии, ни об объёме бюджета на основании ордеров сделать невозможно. Мы, наверное, раз сто говорили об этом Минюсту».

Вынуть адвоката из кармана

Есть в проекте закона и положительные нормы, считает Елена Авакян. По её мнению, внедрение КИС АР облегчит работу защитников в части взаимодействия с госорганами, поможет в борьбе с «карманными адвокатами», а также сохранит независимость адвокатуры от Минюста. «КИС АР даёт возможность адвокатам общаться с государственными органами в цифровом пространстве, возможность сократить объём бумажной работы до минимума, возможность распределять дела по назначению максимально эффективно, – перечислила Авакян. – Будет давать возможность с марта 2022 года принимать экзамены в онлайн-режиме обезличенно».

Вице-президент ФПА добавила, что многие палаты, в которых нет цифровой системы распределения дел по назначению, воспринимают внедрение КИС АР как существенный прорыв в борьбе с «карманными» адвокатами. «Я думаю, что здесь вряд ли могут быть сомнения относительно эффективности данной системы. Тем более путь “каждый сам за себя” мы пройти не можем, – заявила Авакян. – Потому что большинство палат внедрить какую-либо систему самостоятельно, да ещё так, чтобы обеспечить безопасность персональных данных, не в состоянии».

Каринна Москаленко выразила опасения по поводу безопасности КИС АР и утечки персональных данных. «Я далека от того, чтобы быть душителем прогресса или противником глобализации. Но адвокатскую информацию надлежало бы держать только в адвокатуре. И нигде больше, – заявила она. – Интеграция в государственную цифровую систему для меня представляется совершенно очевидным злом».

Елена Авакян с этим не согласилась. «Мы недаром разместили систему в Sbercloud (облачная платформа Сбера – “АУ”). Там так много всего “вкусного”, что я полагаю, если кто-то удачно её вскроет, то точно не ради адвокатской программы, какой бы прогрессивной и продвинутой она ни была. Поэтому удачных хакерских атак в части внешних угроз, честно говоря, не ожидаю, – считает вице-президент ФПА. – Внутренних – ну, всё возможно. Но в этом смысле мы предприняли максимум возможных мер для обеспечения, по крайней мере, информированности относительно любого входа. И максимального противодействия угрозам и защиты от недобросовестного поведения имеющих доступ к системе участников».

Ближе к концу дискуссии Каринна Москаленко призвала коллег публично выступить против обсуждаемого законопроекта, а ФПА – взять на себя разработку норм «так досконально, чтобы за адвокатуру это не делало государство». «Я всегда относилась и буду относиться не только с большим недоверием и подозрением, но с крайним непринятием к попыткам государственных органов нас порегулировать, – сказала Москаленко. – Вот этот проект пытается завершить процесс уничтожения независимой адвокатуры».

Автор: Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.