06.05.2021

Перестройка за три года

Перестройка за три года Перестройка за три года

Петербургская палата объяснила ограничения для «бывших сотрудников»

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
«Бывшие» в адвокатуре

Руководство адвокатской палаты Санкт-Петербурга наконец-то дало разъяснения по поводу ограничений для «бывших сотрудников». Президент АП Евгений Семеняко официально подтвердил, что такие адвокаты смогут приступить к работе по назначению лишь через три года после увольнения из органов. По его словам, это необходимо для «психологической профессиональной перестройки сознания бывшего следователя или прокурора».

История вопроса

Н апомним, в начале марта «Улица» сообщила, что совет палаты Санкт-Петербурга принял новый порядок допуска к работе по назначению. Информацию об этом мы обнаружили на сайте самой палаты – в сообщении про адвоката N, бывшего следователя МВД. Он нарушил правила работы по назначению, чтобы «выручить» экс-коллег из органов. В этой же новости палата вскользь упомянула о новых «повышенных требованиях» к бывшим сотрудникам правоохранительных органов. «Теперь такие адвокаты будут допускаться к работе по назначению только спустя три года с момента увольнения из органов, а также после прохождения специального обучения и собеседования с комиссией», – говорилось в сообщении.

Три года без права назначения
Адвокаты обсуждают дополнительные требования для «бывших сотрудников»

«Улица» направила в палату запрос с просьбой подробнее рассказать об этих изменениях, но не получила ответа. Никаких официальных документов о новой версии порядка работы по назначению палата не опубликовала. И вот два месяца спустя на Youtube-канале «Адвокатское телевидение» вышло подробное интервью президента АП СПб Евгения Семеняко и вице-президента, главы Комиссии по назначению Татьяны Тимофеевой. В ходе интервью Евгений Семеняко несколько раз назвал «слухами» сообщения об ограничениях для «бывших сотрудников». Но потом сам же и подтвердил всё то, о чём сообщала «Улица». В этом материале мы пересказываем самые важные моменты из этой беседы; цитаты приводятся с незначительной стилистической редактурой, необходимой при публикации живой устной речи.

У природы есть плохая погода

В начале интервью Евгений Семеняко посетовал, что часть коллег поспешили негативно отозваться об инициативе палаты. «Некоторые критики, которые ещё даже не ознакомились с нашим решением и с нашими аргументами, уже заблаговременно восприняли критически саму идею, само намерение кое-что поменять», – пожаловался президент палаты. Он, впрочем, так и не уточнил, где можно ознакомиться с решением совета и новым порядком работы по назначению – эти документы до сих пор не опубликованы.

Евгений Семеняко подчеркнул, что система защиты по назначению «входит в ответственность палаты». И палата пришла к выводу: ситуация, когда адвокат «в течение очень короткого времени овладевает минимальными навыками» уголовной защиты – это «нарушение конституционного права гражданина на квалифицированную неюридическую помощь». «Главная задача – таким образом организовать эту систему, чтобы к защите допускались подготовленные, профессиональные, квалифицированные коллеги, – сказал он. – Чтобы защита не превращалась в некую видимость или просто имитацию защиты».

По словам Семеняко, палата два года внимательно изучала ситуацию. «Вопрос такой: кто у нас претендует на защиту по назначению, на включение в список? И кто эти более тысячи адвокатов, которые уже находятся в списке? – риторически спросил президент. – Так вот, я со всей ответственностью заявляю: это на 65–75% новопринятые адвокаты. Такие наши коллеги, у которых стаж чаще всего не превышает одного года».

Президент АП СПб Евгений Семеняко

Какое там основное ядро? Может быть, там высокие большие профессионалы, знатоки нашего дела? О чём говорит наша статистика и многочисленные жалобы, которые поступают на адвокатов по этому виду юридической помощи? Это те наши коллеги, которые совсем недавно работали в правоохранительных органах.

Семеняко добавил, что инициатива палаты «родилась не потому, что им не нравятся коллеги-адвокаты, пришедшие из правоохранительных органов». «Среди них есть немалое количество достойных, высокопрофессиональных адвокатов по уголовным делам, – заверил президент палаты. – Но дело в том, что не они “делают погоду” именно в этом направлении».

В ожидании перестройки

Евгений Семеняко подтвердил, что выходцам из правоохранительных органов придётся столкнуться с трёхлетним мораторием на получение дел по назначению. По словам Семеняко, совет АП единогласно проголосовал за такое ограничение. «Я считаю, что это унижение для такой профессии, как адвокатура, когда считается, что ею можно так просто [овладеть]. Вчера ещё был следователем, а потом вдруг получил удостоверение – и на следующий день можешь выступать в суде защитником», – пожаловался он.

Президент АП СПб Евгений Семеняко

[Адвокатура] – это другая профессия, которая предполагает не только овладение профессиональными навыками. Она подразумевает психологическую профессиональную перестройку – в том числе перестройку сознания бывшего следователя или прокурора. Адвокатура предполагает совершенно другую систему ценностей, ориентиров.

Президент привёл яркий пример, когда такая «перестройка сознания» просто необходима. «Один из наших адвокатов, который лет 20–25 отработал следователем, получил возможность работать по назначению. Мы получили жалобу от подзащитного, что адвокат лишь склонял его к тому, что “лучший способ защиты – это разоружиться перед следователем и рассчитывать на смягчение участи”, – начал рассказ Евгений Семеняко. – Что же мы услышали от новоиспечённого коллеги? Он сказал: “Извините, я юрист, у меня есть представление о справедливости. Для меня была совершенно очевидна виновность этого гражданина. И вы что, Евгений Васильевич, считаете, что я должен быть помогать этому человеку уклониться от справедливого наказания?”»

Учиться, учиться и ещё 35 часов учиться

Петербургская палата ввела ещё одно требование для «бывших» – и для будущих «назначенцев» в целом. Теперь они обязаны пройти дополнительное обучение. Семеняко напомнил, что подобные занятия были и раньше – но на добровольной основе. «Если кто-то хотел овладеть особенностями защиты по назначению, он включался в соответствующую группу, – рассказал президент палаты. – Должен сказать, что принцип добровольности в этой области абсолютно не оправдался. Просто потерпел такое фиаско, что нет резона обсуждать это всерьёз».

Объём программы принудительного обучения составит 35–40 часов. «С чего начинать диалог со следователем, как построить взаимоотношения, как не “проторговать” своим статусом при этом… – перечислила темы лекций вице-президент палаты Татьяна Тимофеева. – Кроме того, есть вопросы, связанные с заменой защитника: как нужно поступать, когда ты пришёл, а там сидит другой адвокат». По её словам, результаты прошлых лет показали, что одних только лекций явно недостаточно. «Наши коллеги, приходя в комиссию [по назначению], показывают достаточно поверхностное понимание, что они прослушали, – пожаловалась Тимофеева. – Поэтому мы включили в программу семинарские занятия, на которых дают практические задачи, на которые наши коллеги отвечают».

Вице-президент АП СПб Татьяна Тимофеева

Действительно, защитниками не рождаются, это профессиональный опыт. А самое главное – [умение] отличать гражданскую позицию от своих профессиональных прав и обязанностей. Есть такое изречение, один из наших коллег говорил: «Мы защищаем всех – от чекистов до контрабандистов».

Уже с мая претенденты на работу по назначению должны будут продемонстрировать свою профпригодность на «игровых судах» и устном экзамене с «двумя-тремя» членами комиссии по назначению. «Прогульщиков» занятий к собеседованию не допустят.

– В этот раз мы опубликовали все главные вопросы, на которые претенденты должны отвечать быстро и не думая, – рассказала Татьяна Тимофеева.

– Нет, лучше думая, – пошутил Евгений Семеняко.

Президент палаты пожаловался, что следователи научились обходить автоматизированную систему назначения, чтобы «искусственно вытеснить, выдавить из дела адвоката принципиального и по этой причине неугодного – и на его место звать коллег, извините, напоминающих “дам, приятных во всех отношениях”». По его словам, у таких коллег нет «никакой другой вдохновляющей идеи, кроме получения доступа к вознаграждению». Президент палаты считает, что новые требования позволят отсеивать недобросовестных адвокатов – и помогут честным защитникам «не быть отжатыми на обочину».

Напомним, что ограничения в отношении «бывших» вызвали споры среди адвокатского сообщества. «Я полагаю, что делить корпорацию на бывших силовиков и кристально чистых белых и пушистых адвокатов бессмысленно, – сказал «Улице» адвокат Евгений Тонков. – Это внесение раскола. И я надеюсь, что в нашей палате не будет такого деления». Адвокат Сергей Колосовский поддержал идею дополнительного обучения «назначенцев», но тоже раскритиковал идею трёхлетнего «моратория»: «Я бы ни в коем случае не рекомендовал проводить поребрик по признаку предыдущей работы». Адвокат Тимур Филиппов написал колонку, в которой рассказал о своём опыте перехода из «сотрудников» в адвокаты: «Очевидно, что правоохранительный бэкграунд никак не влияет на способность и желание адвоката работать добросовестно. А доверительные связи с правоохранителями можно наладить, ни дня не проработав в органах, – было бы желание». А вот глава комиссии по правам человека совета АП Санкт-Петербурга Александр Мелешко одобрил инициативу – но с важной оговоркой. Он считает, что опытным «бывшим сотрудникам» самим не интересна малооплачиваемая работа по назначению. А вот выпускникам юридических вузов важно получить опыт реального процесса. По мнению Мелешко, решение палаты – первый шаг к тому, чтобы «выправить баланс» между ними.

Автор: Юрий Слинько

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.