31.03.2021

Оставьте «назначение» молодым

Александр Мелешко
Александр Мелешко
Адвокат, глава Комиссии по правам человека Совета АП Санкт-Петербурга

Каким должен быть следующий шаг после ограничений для «бывших»

Процесс
«Бывшие» в адвокатуре

«Улица» продолжает дискуссию об ограничениях для «бывших сотрудников», которые месяц назад ввела палата Санкт-Петербурга при распределении дел по назначению. Ранее краснодарский адвокат Тимур Филиппов пояснил читателям, почему считает эту инициативу дискриминационной и неэффективной. Теперь редакция предоставила слово стороннику противоположного мнения. Глава комиссии по правам человека совета АП Санкт-Петербурга Александр Мелешко считает инициативу «шагом в правильном направлении» – но с важной оговоркой. Он уверен, что опытным «бывшим сотрудникам» не должна быть интересна малооплачиваемая работа по назначению. При этом в ней очень нуждаются молодые коллеги – вчерашние выпускники юридических вузов, которым важно набить руку в реальном процессе. По мнению Мелешко, решение палаты – первый шаг к тому, чтобы «выправить баланс» между ними.

Кто на новенького

К оллеги бурно отреагировали на решение палаты Санкт-Петербурга ввести дополнительные требования по допуску к работе по назначению. Напомню: «бывшие сотрудники» смогут приступить к такой работе только через три года после увольнения из правоохранительных органов. Также они должны будут пройти «дополнительное обучение» и отдельное «собеседование» в комиссии по назначению.

Выскажу исключительно свою точку зрения: мне представляется, что это шаг в правильном направлении. При этом я считаю совсем не продуктивными жаркие споры о том, кто лучше в роли уголовных защитников – «бывшие сотрудники» или коллеги «с гражданки». Очевидно, что нужны и те, и другие. Первые привносят в профессию прикладной опыт, важные навыки и знания. Вторые – новые взгляды, концептуальную приверженность ценностям гражданского общества и принципам уважения прав человека. Но если путь сотрудников правоохранительных органов в уголовную адвокатуру прост и понятен, то о коллегах «с гражданки» нельзя сказать того же.

Никто не будет спорить: стратегически наше сообщество заинтересовано в том, чтобы адвокатами по уголовным делам становились наиболее квалифицированные и профессиональные юристы. Но это не самое «денежное» направление, поэтому не все талантливые и высокорейтинговые выпускники юридических факультетов горят желанием прийти в уголовную адвокатуру. Кроме того, доступ к работе по «51-й статье» для них не так-то прост. Насколько мне известно, наша палата проводит довольно скрупулёзный отбор. Причём попадание в такой список ещё не гарантирует стабильный поток дел, который позволит быстро наработать практику. По словам коллег, из-за большого числа желающих работать по назначению каждому из них достаётся не так уж много дел.

Все эти неизбежные разочарования вынуждают «новичков» менять или размывать уголовную специализацию.

Адвокат Александр Мелешко

Конечно, есть тренинги и курсы внутри палаты. Опытные адвокаты-наставники также отчасти восполняют этот пробел. И всё же сложно сравнить эту полезную, но всё-таки учёбу, с опытом реальной защиты по уголовным делам.

Именно работа по назначению во многих странах является трамплином для профессионального развития начинающих адвокатов. А у нас выпускники вузов, обладающие хорошим юридическим образованием, воспитанные в духе уважения к правам человека и искренне желающие работать в уголовном процессе, нередко оказываются за бортом реальной адвокатской деятельности.

В бой идут одни ветераны

Теперь давайте посмотрим на коллег, которые приходят в корпорацию, завершив карьеру в правоохранительных органах. Они вполне справедливо полагают, что их опыт и профессионализм могут быть востребованы именно в уголовной защите. А наше сообщество вправе ожидать, что эти опыт и высокий профессионализм – и, чего скрывать, авторитет среди процессуальных оппонентов – будут реализованы прежде всего в работе по соглашению.

Соглашусь, что в регионах может быть своя специфика. Но в Санкт-Петербурге и Москве сложно предположить, какие именно карьерные задачи, мотивы и цели могут заставить опытного профессионального криминалиста, только что оставившего госслужбу, приступить к работе по назначению. Уж точно не символическая оплата такого труда.

Конечно, чрезвычайно важно следить, чтобы они в своей работе не допускали появления «чувства ложно понятого товарищества» к бывшим коллегам. Столь неприглядный пример, напомню, и стал поводом к введению в нашей палате соответствующих ограничений (думаю, впрочем, что это была не единственная причина). Но не менее важно задуматься о том, какой карьерный трек корпорация может предложить молодым.

Адвокат Александр Мелешко

Адвокатское сообщество, решая задачу воспроизводства кадров, обязано обеспечить баланс – между опытом бывших сотрудников правоохранительных органов и знаниями-энергией молодых коллег. А перекос в ту или другую сторону будет опасен для планомерного воспроизводства профессиональных адвокатских кадров.

Для этого необходимо открыть молодым профессионалам дорогу к работе по назначению (как это было в советское время). Одновременно нужно направить опыт и наработанные юридические навыки ветеранов правоохранительных органов в русло защиты по соглашению – где схватки с процессуальными оппонентами часто становятся наиболее принципиальными. И требуют не только моральной отдачи, но и высокого профессионализма.

Именно такой путь адвоката-защитника – из правоохранительных органов в работу по соглашению – является традиционным для многих стран. Вспоминается, например, бывший прокурор, адвокат Дж. Кокран, добившийся оправдания по самому громкому в США делу О. Дж. Симпсона.

Замкнутый круг

Я предвижу возражение, что работу по назначению логичнее «зарезервировать» именно для опытных «бывших сотрудников». Ведь адвокатура должна руководствоваться принципом социальной ответственности перед обществом – а у такого доверителя нет возможности выбирать уровень подготовки адвоката.

Адвокат Александр Мелешко

Действительно, известны случаи, когда и мэтры принимают защиту «по праву бедности». Такой альтруизм следует всячески поощрять, однако сложно представить его общеобязательным и регулярным правилом.

Кроме того, следует учитывать российские реалии. Многие дела по назначению связаны с признанием вины – и спор между обвинением и защитой на деле отсутствует. Из-за этого багаж знаний, накопленных адвокатом за время работы в правоохранительных органах, окажется невостребованным, а его профессиональный потенциал – нереализованным. При этом те же дела могут быть использованы молодыми коллегами для «обкатки» процессуального инструментария.

Конечно, многие справедливо говорят, что решение Петербургской палаты привнесло элемент неравенства между коллегами. Но ведь и молодые адвокаты, только что принятые в наше сообщество, ещё не равны ветеранам из правоохраны по своему профессиональному опыту, навыкам и умениям. И получается замкнутый круг – из-за недостатка опыта они с трудом могут претендовать на работу по соглашению, но одновременно у них крайне затруднён доступ к делам по назначению. А в итоге уголовная адвокатура лишается цивильного тренда, столь необходимого для гуманизации правоприменения.

Поэтому регуляторное решение адвокатской палаты Санкт-Петербурга заслуживает, с моей точки зрения, одобрения и поддержки – как попытка стимулировать адвокатов с опытом работы в правоохранительных органах к работе по соглашению. Но с тем, однако, условием, что работа по назначению теперь станет более доступной для молодых коллег.

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.