09.09.2020

Мосгорсуд отменил «частники» адвокатам Хасавова

Мосгорсуд отменил «частники» адвокатам Хасавова Мосгорсуд отменил «частники» адвокатам Хасавова

Они намерены использовать этот факт в защите

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Дело адвоката Хасавова

Как стало известно «Улице», Мосгорсуд отменил частное постановление Дорогомиловского районного суда в отношении адвокатов Максима Ижикова, Тимура Идалова и Станислава Арсентьева. Первые два защитника на стадии следствия представляли интересы известного адвоката Дагира Хасавова, обвиняемого по ч. 4 ст. 309 УК (подкуп или принуждение к даче показаний). Третьего, Арсентьева, суд сам пытался назначить защитником Хасавова. Поводом для частника стала неявка адвокатов на заседания – но теперь Мосгорсуд пришёл к выводу, что их вины в этом не было. Адвокаты считают, что это решение подтверждает нарушение права Хасавова на защиту. В совете московской палаты указывают, что отмена «частников» может быть поводом для отвода судьи.

С удья Дорогомиловского райсуда Галина Таланина 3 июля 2020 года вынесла частное постановление по поводу нарушений, якобы допущенных тремя адвокатами при рассмотрении дела Хасавова. Она заявила, что Максим Ижиков и Тимур Идалов без уважительных причин не явились на заседание 1 апреля. «Каждый из них был надлежащим образом и заблаговременно извещён, – утверждалось в постановлении. – При этом суд не располагал сведениями о наличии у защитников соглашения (…) поскольку соответствующий ордер суду представлен не был».

После этой неявки суд перенёс заседание на неделю и подал заявку на защитника в систему АИС. Адвокат Станислав Арсентьев принял её, но на заседание 8 апреля не пришёл. «Причины неявки суду сообщены не были, – говорилось в постановлении. – В дальнейшие судебные заседания защитник Арсентьев также не явился».

Ижиков с Идаловым не пришли в суд и 8 апреля. «Учитывая, что срок действия меры пресечения <…> истекал, однако обеспечить участие защитника посредством АИС не представлялось возможным, 8 апреля был приглашён иной защитник в порядке ст. 51 УПК», – объясняла судья Таланина. В документе сообщается, что этот «иной защитник» участвовал в заседаниях 8, 13, 14 и 20 апреля. Его имя не называется, однако речь идёт про адвоката Игоря Щербакова. Как ранее писала «Улица», Дагир Хасавов на каждом заседании отказывался от услуг «назначенца», но тот продолжал участвовать в процессе. Недавно, в конце августа, Щербаков был лишён за это статуса.

Галина Таланина утверждала в «частнике», что адвокаты Ижиков и Идалов «извещались надлежащим образом о необходимости явки в каждое судебное заседание». Она обратила внимание на то, что оба адвоката отправили суду свои ордера на защиту Хасавова по почте. Кроме того, Идалов «неоднократно направлял по электронной почте в суд ходатайства <…> о выдаче ему процессуальных документов по данному уголовному делу». «Таким образом, защитники <…> не могли не знать, что уголовное дело рассматривается Дорогомиловским районным судом Москвы, однако в судебные заседания не являлись», – заключила Таланина. В «частнике» отмечалось, что Ижиков, Идалов и Арсентьев нарушили п. 1 ст. 8 (адвокат обязан честно, разумно, добросовестно исполнять обязанности) и п. 2 ст. 13 КПЭА (адвокат не вправе отказаться от защиты).

Защитнику никто не пишет

В апелляционной жалобе на постановление (есть у «АУ»), адвокаты пояснили, что не были должным образом извещены о датах заседаний. «В деле вообще нет ни одной повестки или вызова в мой адрес ни на одно из заседаний, – утверждает Максим Ижиков. – Требования ст. 232 УПК (вызовы в судебное заседание – “АУ”) судом были грубо и систематически нарушены». Он указал, что заседание 1 апреля не состоялось вовсе не по причине неявки защитников: работа суда была приостановлена из-за коронавируса, «как указано самим судом».

Ижиков утверждает, что не получил извещения о заседании 8 апреля – и вообще узнал о нём из СМИ. «Однако с 8 апреля по 15 апреля я был нетрудоспособен, о чём с первого дня болезни информировал суд и что подтверждается листком нетрудоспособности», – поясняет адвокат. По его словам, суд не уведомил защиту о заседаниях 13 и 14 апреля, что опять-таки подтверждается отсутствием в деле повесток и вызовов. А 20 апреля и 6 мая заседаний вовсе не было, «поскольку дело было снято с рассмотрения в связи с эпидемией коронавируса, о чём сообщила пресс-секретарь суда».

Адвокат приводит пример, как 8 и 18 июня он приходил в Дорогомиловский суд для участия в предварительном слушании. Однако заседаний всё равно не было, поскольку из-за карантина Хасавова не доставили в суд. «Не отсутствие защитников (не уведомленных судом!) препятствовало проведению слушаний, а эпидемия и самоизоляция СИЗО», – написал Ижиков в жалобе.

Адвокат Максим Ижиков

Все попытки суда провести «предварительное слушание» в период эпидемии преследовали единственную цель – любым способом продлить Хасавову «стражу». А после продления «стражи» суд успокаивался, вспоминал об эпидемии и заседания не проводил.

Он считает, что неуведомление защиты «вряд ли было простой халатностью работников аппарата». «Воспользовавшись неизвещением защитников по соглашению, Дорогомиловский суд, минуя АИС (т. е. незаконно и непроцессуально), вновь предоставил Хасавову защитника по назначению Щербакова, – поясняет Ижиков. – Подобные действия суда считаю тенденциозными, недопустимыми и подрывающими авторитет судебной власти».

Тимур Идалов подтвердил «Улице», что его не уведомляли о заседаниях. Адвокат утверждает, что он получал сообщения о датах – в мессенджере и с незнакомого номера. По его мнению, это никак не может считаться официальным извещением.

«Убеждён, что вынесение судом частного постановления обусловлено личной неприязнью судьи Таланиной по отношению ко мне и адвокату Идалову, – заканчивает апелляционную жалобу Ижиков. – Поскольку именно при нашем с ним участии и по нашим жалобам в заседании Мосгорсуда было отменено её незаконное постановление (о продлении ареста Хасавову – “АУ”)».

«Улица» связалась с третьим адвокатом, получившим «частник» – Станиславом Арсентьевым. Но он заявил, что даже не знал о постановлении Дорогомиловского суда в его адрес.

Отведение счётов

Московский городской суд рассмотрел апелляционную жалобу Ижикова и Идалова 20 августа – и встал на их сторону. «С выводами [Дорогомиловского районного] суда о неявке адвокатов в судебное заседание без уважительных причин в указанные в частном постановлении дни согласиться нельзя», – говорится в апелляционном постановлении. Суд указал, что в материалах дела нет протокола заседания от 1 апреля – а значит, оно действительно не проводилось. При этом, судя по справке Дорогомиловского райсуда, оно и правда было перенесено на 8 апреля из-за коронавируса.

На заседание 8 апреля Хасавова не доставили из СИЗО, напомнил Мосгорсуд, «в связи с чем неявка адвокатов Ижикова, Идалова, Арсентьева не являлась бы безусловным основанием для отложения дела, поскольку судебное заседание не могло быть продолжено по объективным причинам, ввиду распространения коронавирусной инфекции и установленных ограничений». Апелляционная инстанция признала достоверной справку Ижикова о болезни. «Каких-либо других конкретных дат судебных заседаний и их отложений в связи с неявкой без уважительных причин адвокатов Ижикова, Идалова и Арсентьева в частном постановлении не указывается, – говорится в документе. – При таких обстоятельствах частное постановление нельзя признать законным, обоснованным, и оно подлежит отмене».

Отметим, на заседании в Мосгорсуде Ижиков заявил, что Дорогомиловский суд сфальсифицировал материалы дела. Речь идёт о скриншотах сообщений с уведомлениями о дате заседаний, которые суд якобы направил адвокату. «Сообщения в мой адрес никогда не отправлялись и являются фальсифицированными материалами, – заявил Ижиков. – В деле не имеется данных о фиксации отправки и доставки СМС-сообщений. Нет и расписки о согласии на уведомление посредством СМС-сообщения». Мосгорсуд в постановлении никак не прокомментировал эти заявления.

Тем не менее Максим Ижиков и Тимур Идалов заявили «Улице», что полностью удовлетворены решением Мосгорсуда. Более того – намерены использовать его в защите Дагира Хасавова.

Адвокат Максим Ижиков

Постановление Мосгорсуда имеет значение для уголовного дела в отношении Хасавова. Вместе с решением совета палаты [о прекращении адвокатского статуса Щербакова] это доказывает, что право на защиту Хасавова как минимум в апреле и в мае было нарушено. Теперь это задокументированный факт.

Документы будут направлены в качестве приложения к первой жалобе в интересах Хасавова в ЕСПЧ, добавил адвокат.

Адвокатская палата Москвы не стала комментировать «Улице» ни вынесение «частников» в отношении защитников, ни их отмену в Мосгорсуде. Как утверждают сами адвокаты, дисциплинарное производство в их отношении не возбуждалось.

По мнению члена совета АП Москвы Константина Ривкина, решение Мосгорсуда подтверждает необъективность судьи Дорогомиловского суда. Он считает, что постановление апелляционной инстанции даёт защите Хасавова право требовать отвода судьи в соответствии с ч. 2 ст. 61 УПК («Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу»).

Член совета АП Москвы Константин Ривкин

Уникальность ситуации состоит в том, что практически все приведённые судьёй Дорогомиловского суда доводы в обоснование частного постановления признаны несостоятельными, а если сказать жёстче – высосанными из пальца.

Ривкин подтвердил «Улице», что жалобы судей на адвокатов не редкий случай в дисциплинарной практике московской палаты. Так, в августе совет палаты рассмотрел 40 дисциплинарных производств – и шесть из них были возбуждены по обращениям судей. Иногда такие обращения поступают в виде частных определений, но «в части установления в действиях адвоката нарушений или их отсутствия они никаким приоритетом не пользуются», заверил Ривкин. «Эти вопросы относятся к исключительной компетенции органов адвокатского самоуправления», – подчеркнул он.

Адвокат отметил, что в практике палаты бывали случаи, когда информация об отмене «частника» поступала уже во время дисциплинарного разбирательства. Это становилось поводом для его прекращения.

Авторы: Елена Кривень, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.