21.09.2021

До ФСИН не доходит

До ФСИН не доходит До ФСИН не доходит

Минюст решает проблему освобождения по ВКС

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

Минюст подготовил законопроект о незамедлительном освобождении человека из колонии или СИЗО, если суд вынес такое решение при рассмотрении дела по ВКС. Сейчас учреждение ФСИН должно сначала получить документы из суда – и уже освобождённому гражданину приходится долго ждать доставки бумаг. Ведомство предлагает пересылать документы в электронном виде – «при наличии технической возможности в суде». Юрист Юлия Федотова, которая представляет интересы жертвы такой «пересидки», согласна с идей законопроекта – но указывает на ряд расплывчатых формулировок в нём.

«В целях повышения гарантий прав осужденных»

20 сентября Минюст опубликовал для общественного обсуждения пакет поправок в УИК и УПК. Среди прочего, в нём содержится положение, призванное решить проблему «пересидок» после освобождения по ВКС. Для этого ведомство предлагает изменить статьи 389.33 и 401.14 УПК («Постановление апелляционного приговора», «Решение суда кассационной инстанции»), а также ст. 173 УИК («Прекращение отбывания наказания и порядок освобождения»). Их дополнят нормой о праве судов апелляционной и кассационной инстанций отправлять в электронном виде «приговоры, постановления, определения или выписки» об освобождении осуждённого. Документы попадут в изолятор или колонию через электронную систему межведомственного взаимодействия, их нужно заверить усиленной электронной подписью суда. При этом в тексте поправок говорится, что отправлять решения в учреждения ФСИН будут лишь «при наличии технической возможности в суде».

Законопроект Минюста

[Копия апелляционных приговора, постановления или определения либо выписка из их резолютивной части] при наличии технической возможности в суде незамедлительно направляется соответственно администрации места содержания под стражей, администрации места отбывания наказания.

В пояснительной записке ведомство сообщило, что проект разработан «в целях повышения гарантий прав осуждённых». «Улица» писала о ярких примерах этой проблемы. Так, краснодарский адвокат Алексей Аванесян и юрист Юлия Федотова с 2019 года занимаются делом Людмилы Бештоевой. Её признали виновной в мошенничестве; в заседаниях апелляционной инстанции подсудимая участвовала по ВКС из СИЗО другого региона. Суд заменил Бештоевой реальный срок на условный, но СИЗО ещё 19 дней не выпускало тяжелобольную женщину на свободу. Представители ФСИН ссылались на приказ Минюста от 23 июня 2005 года № 94-ДСП. Согласно этому документу, сотрудники изолятора не могут освободить заключённого без официально заверенного решения суда. Аванесян и Федотова подали иск к ФСИН, Суддепу и Минюсту, требуя отменить «устаревшие» инструкции. Но Верховный суд не увидел проблемы в ситуации.

С проблемой «пересидки по ВКС» столкнулся и адвокат Владимир Зубков. Суд заменил ему меру пресечения на подписку о невыезде. Сотрудники СИЗО слышали решение суда, но не стали его исполнять – в итоге защитник просидел в заключении лишние пять суток. Зубков даже объявил голодовку, лишь бы наконец выйти на свободу.

Желание есть, возможностей нет

Юрист Юлия Федотова одобряет идею законопроекта – но признаётся, что её тревожат отдельные формулировки. «Самое главное, что меня смутило – фраза “При наличии технической возможности”. Как быть, если суд будет каждый раз говорить, что у него этой возможности нет, потому что компьютер завис? – спрашивает Федотова. – Да и вообще, есть ли “возможность” принимать электронные документы у колонии где-нибудь в мордовских лесах?»

Юрист Юлия Федотова

Нужны хорошие, грамотные изменения, но я бы убрала эти слова про «техническую возможность», потому что они дают возможность лавировать.

Федотова полагает, что для полного решения проблемы необходимо разработать систему конкретных межведомственных инструкций. «После внесения поправок в УПК нужно внести корреспондирующие изменения в ведомственные инструкции под грифом «ДСП». Должен быть какой-то приказ о межведомственном взаимодействии между ФСИН и судами», – указывает эксперт.

Ещё одной проблемой законопроекта Федотова считает отсутствие чёткого указания на сроки отправки решения и освобождения. Сейчас в поправках используется термин «незамедлительно». «Я бы установила срок более жёстко – например, в течение часа и вне зависимости от времени вынесения решения», – предлагает юрист.

Пересидка живёт ещё три года

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что для обмена судебными решениями придётся дорабатывать ГАС «Правосудие». «Доработку ГАС “Правосудие” возможно будет осуществить за счёт предусмотренных бюджетных ассигнований и установленной штатной численности не ранее 01.01.2023», – указано в документе. ФСИН, в свою очередь, намерен дорабатывать свой сегмент внутри Системы межведомственного электронного взаимодействия (СМЭВ). Одновременно ФСИН занимается созданием ведомственной Единой информационной системы (ЕИС). Ведомство пообещало, что ЕИС предусмотрит «взаимодействие с ГАС “Правосудие” посредством СМЭВ в автоматическом режиме». Срок реализации этих планов – конец 2023 года. Поэтому Минюст указывает в пояснительной записке, что «незамедлительно» освобождать по ВКС можно будет лишь с 2024 года.

«У нас, к сожалению, ничего не делается быстро. И что-то мне подсказывает, что это и к 2024 году может не быть реализовано», – говорит Федотова. Она полагает, что Минюсту следовало бы указать максимально сжатые сроки реализации поправок – «или это затянется навечно».

Напомним, летом 2020 года депутат Госдумы Федот Тумусов также попытался решить проблему «пересидок» с помощью электронного документооборота. Он внёс на рассмотрение коллег проект поправок в УПК и Закон о содержании под стражей. Но уже в сентябре Совет Госдумы отклонил законопроект и вернул его инициатору. Тем не менее правительство внесло аналогичную инициативу в план законотворческой деятельности на 2021 год. В разговоре с «Улицей» депутат Тумусов предположил, что таким образом партия «Единая Россия» решила «присвоить» авторство поправок. Согласно правительственному плану, проект о «пересидках» должен быть подготовлен к ноябрю 2021 года и внесён в Госдуму в марте 2022 года.

Добавим, что в законопроекте Минюста есть и другие важные новации. Так, ведомство предлагает засчитывать в срок наказания период этапирования осуждённых. Предполагается, что один день следования в тюрьму или колонию строгого, особого режимов будет засчитан как полтора. При следовании в колонию общего режима и колонию-поселение один день будет равняться двум дням лишения свободы. Минюст подчеркнул, что при разработке этой инициативы учитывал практику ЕСПЧ.

Автор: Юрий Слинько

Редактор: Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.