10.07.2020

Арестованный с коронавирусом подал в суд на СИЗО

Он утверждает, что вместо лечения его держали в «одиночке»

В России подан иск об условиях содержания в СИЗО человека с положительным тестом на COVID-19. Экс-глава полиции Махачкалы Раип Ашиков, обвиняемый в финансировании терроризма, требует компенсацию в 500 тысяч руб у ФСИН России и администрации дагестанского СИЗО-1. Бывший силовик утверждает, что после положительного теста на COVID-19 его перевели в одиночную камеру. Там он провёл 42 дня, не получая никакого лечения. Его защитникам и родственникам не сообщили о заболевании.

Ранее адвокат Сапият Магомедова подробно рассказывала «Улице» о ситуации со здоровьем её доверителя. По её словам, 4 апреля 2020 года Ашикова доставили из СИЗО в региональное управление ФСБ для очной ставки, хотя в Дагестане уже две недели действовал режим самоизоляции. «13 апреля у меня появились симптомы заболевания идентичные с симптомами ОРВИ, – говорится в иске Ашикова к ФСИН (есть в распоряжении “АУ”). – После этого здоровье моё стало ухудшаться, появились новые симптомы, ранее незнакомые для меня». К тому времени заболели и адвокаты Ашикова, присутствовавшие на очной ставке. Они обратились за медицинской помощью в больницы, а вот их доверителю врачи СИЗО-1 «предложили парацетамол, мукалтин, бромгексин, так как другими лекарствами медчасть не располагала».

Заболел и сокамерник Ашикова. 20 апреля их изолировали в отдельных камерах и взяли анализы на коронавирус. Как сообщается в иске, 25 апреля тесты обоих мужчин дали положительный результат – но сотрудники СИЗО сообщили Ашикову об этом лишь в начале мая. Ни семью, ни защиту экс-силовика также не известили. Адвокаты получили официальное подтверждение диагноза лишь 6 мая – и не от сотрудников ФСИН, а от судьи Советского районного суда, который на заседании показал справку о состоянии здоровья их доверителя.

Ашиков утверждает, что после сдачи теста их с сокамерником перевели в отдельный блок СИЗО и рассадили по камерам-одиночкам. «42 дня мы находились в полной изоляции, были лишены возможности принимать душ, проводить ежедневные прогулки, без возможности проветрить помещение, были лишены возможности дышать свежим воздухом», – говорится в иске. По словам Ашикова, сотрудники СИЗО, опасаясь заражения по воздуху, заткнули вентиляционное отверстие его камеры – причем использовали его же одеяло. «Первые 20 дней постель не меняли, лишили возможности получать электронные письма, объясняя это тем, что ответственный за это сотрудник на больничном, – рассказал Ашиков. – Пользоваться продуктовым магазином не могли из-за системных сбоев работы ларька, бланки на заявления и список продуктов не предоставляли». Мужчина неоднократно направлял следователю и администрации СИЗО просьбы о проведении КТ лёгких, но не получил ответа. Зато позже ему сообщили, что второй тест будто бы показал отрицательный результат на COVID-19.

Раип Ашиков

Два раза за 42 дня проверили мне температуру через «кормушку», не посещая больного в камере. А один из врачей при этом распылял вокруг себя дезинфекционное средство. На мою просьбу дать мне данное средство для дезинфекции дверных ручек, туалета и раковины ответил, что он не имеет права предоставлять это средство. При этом сам находился в костюме химической защиты и цинично продолжал распылять раствор вокруг себя.

Во второй части иска Ашиков рассказывает, как 25 июня его отвезли в суд в автозаке. Условия транспортировки в 33-градусную жару он называет «бесчеловечными»: «Речь идёт о перевозке заключённых в автозаках высотой 1,6 м, в глухих одиночных «стаканах» площадью около 0,5 м². По сути это металлический шкафчик, где нельзя стоять в полный рост: две стенки, третья стенка – корпус автомобиля, и открывающаяся дверь. Там нет поручней, чтобы держаться, нет ремней безопасности, отсутствует вентиляция, освещение. Перевозка обвиняемых в железном ящике, без доступа воздуха в 21 веке это не что иное, как пытка».

В итоге он требует от ФСИН России и администрации СИЗО-1 Республики Дагестан признать многочисленные нарушения его прав и выплатить компенсацию в размере 500 тысяч рублей.

Как пояснила «Улице» Сапият Магомедова, адвокаты экс-полицейского были намерены жаловаться на условия содержания в СИЗО-1 ещё до пандемии. «Как известно, право подачи административного иска на принуждение компенсации – это новшество. Поэтому я надеюсь на нашу Фемиду, надеюсь, она не подведёт», – поясняет Магомедова. В случае отрицательного результата в российском суде она готова обратиться в ЕСПЧ.

«АУ» направила запрос в пресс-службу УФСИН по Дагестану с просьбой прокомментировать иск, но пока не получила ответа. В июне начальник УФСИН по Республике Дагестан Андрей Поляков сообщил «Улице», что «среди лиц, заключенных под стражу с симптомами острой вирусной инфекции два человека были изолированы и находились под постоянным наблюдением медицинских работников учреждения, которые в настоящее время сняты с диспансерного учета в связи с получением двух отрицательных результатов тестов на COVID-19». При этом на запрос о состоянии Ашикова пресс-служба ведомства тогда не ответила, ссылаясь на врачебную тайну и отсутствие письменного согласия самого арестанта.

Ранее «Улица» подробно писала про обвинения в адрес бывшего главы полиции Махачкалы – и о проблемах, с которыми столкнулась его защита.

Процесс
Защита в условиях пандемии

Автор: Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.