17.02.2020

Адвокат против ФСБ

Адвокат против ФСБ Адвокат против ФСБ

Угрозы, отвод и жалобы в палату – таков арсенал для борьбы с неугодным адвокатом

Иллюстрация: Вера Демьянова

Адвокат Сапият Магомедова оказалась в сложной ситуации: она одновременно защищала двух мужчин, один из которых оговорил другого. Практически сразу он отказался от показаний, объяснив, что дал их под пытками – но год спустя следователи ФСБ потребовали отвода защитника якобы из-за наличия конфликта интересов. Магомедова уверена, что настоящей причиной стала её активная позиция по делу: она много раз жаловалась на следователей, добивалась возбуждения уголовных дел о пытках и общалась со СМИ. Когда адвокат отказалась дать подписку о неразглашении, следователи подали жалобу в управление Минюста по Дагестану – и ведомство внесло представление в региональную палату. Но АП Республики Дагестан встала на сторону коллеги и прекратила дисциплинарное производство.



Клиенты, которых мы выбираем

Сапият Магомедова в 2013 году заключила соглашение с бывшим главой махачкалинской полиции Раипом Ашиковым – его подозревали в причастности к «банде прокуроров», но до обвинения дело так и не дошло. По словам адвоката, в то время неизвестные лица пытались получить показания против Ашикова у Омара Абдурашидова – с помощью угроз и подкупа поочерёдно. Но тот не согласился оговорить Раипа Ашикова и сообщил о произошедшем в ФСБ. Там по этому факту якобы провелась проверка, о результатах которой никому не сообщили.

Спустя несколько лет проблемы возникли уже у Абдурашидова. 28 марта 2019 года он был похищен неизвестными людьми, и его родственники заключили соглашение о защите с Сапият Магомедомой. «Я выписала ордер, но всё это происходило уже ночью. Мы обратились в правоохранительные органы по факту похищения, есть суточная сводка об этом, – рассказывает адвокат. – И на следующий день я представила ордер во все инстанции, в частности, в ФСБ республики, в Советский районный суд Махачкалы, в прокуратуру. Вместе с заявлением под подпись, что я представляю интересы Абдурашидова – чтобы, если он окажется у них, они дали мне знать».

Следующей ночью в доме Абдурашидовых прошёл обыск. По словам адвоката, он начался так, что понятая сравнила его с военными действиями. «Мне позвонил несовершеннолетний сын Абдурашидова и сообщил, что приехали какие-то вооружённые люди на бронеавтомобилях, сломали ворота и вошли в дом. Он сказал, что эти люди даже не представились», – говорит Сапият Магомедова. Адвокат прибыла на место, но её не пустили в дом. И только когда она вызвала наряд полицейских, вооружённые люди ответили, что они из ФСБ. В это время из дома раздались крики – сын Омара и его родственница заметили, что один из силовиков прятал за спиной подозрительную большую сумку. После этого членов семьи на время вывели из дома – а когда их впустили обратно, оказалось, что за время их отсутствия под матрасом обнаружили оружие.

С Магомедовой связался следователь ФСБ и рассказал, что Омар всё это время находился в местном управлении службы. Так адвокат узнала, что в отношении Абдурашидова собираются возбудить уголовное дело и что его уже защищает адвокат по назначению. Сапият связалась с коллегой, и тот сообщил, что посоветовал Омару взять 51-ю статью. Он подчеркнул, что хотя на Абдурашидова оказывается давление – «сами знаете, кто его забрал» – состояние его здоровья хорошее, за исключением ссадины на лбу. Сапият настаивала на встрече с подзащитным, но следователи не предоставили такой возможности. Они пообещали, что без неё не будут проводить никаких следственных действий. Ночью Сапият поехала домой, решив, что точно встретится с клиентом на следующий день в суде. Но по дороге она узнала, что был арестован её давний доверитель – Раип Ашиков.



«Вам это даром не пройдёт»

Защитник позвонила родственникам Омара и попросила найти для него других адвокатов (ими в итоге стали Салимат Кадырова и её сын Гаджимурад Кадыров). После этого адвокат Магомедова приехала в управление ФСБ, где собирались допрашивать Раипа Ашикова. Следователь начал требовать, чтобы она выбрала между двумя подзащитными. Тогда Магомедова решила защищать Ашикова, исходя из того, что Абдурашидов отказался от дачи показаний и, по словам адвоката по назначению, был в безопасности. К тому же следователи обещали, что пока не будут проводить с ним следственных действий.

Адвокат Сапият Магомедова

Я начала беседовать с Раипом Ашиковым. Он был в наручниках, при этом в комнате находилось два вооруженных человека. Когда я потребовала дать конфиденциально поговорить с подзащитным, они начали смеяться. По их словам, они присутствовали исключительно ради безопасности моего доверителя – «‎а то вдруг он в окно выйдет»‎. Такие вот шутки у них.

В ходе беседы из соседнего кабинета послышались крики и удары, будто кого-то били. «Я пыталась узнать, что происходит, но меня не выпустили в коридор», – говорит Сапият. Как позже станет известно, в соседнем кабинете держали Омара Абдурашидова: он услышал, что пришла адвокат Магомедова, и стал кричать, чтобы дать о себе знать. По словам Абдурашидова, после этого начались избиения – «чтобы заткнулся».

Той же ночью Раипу Ашикову и Омару Абдурашидову вменили финансировании терроризма (ч. 1 ст. 205 УК). Известно, что в республиках Северного Кавказа «финансировании терроризма» – это такое же распространённое обвинение, как «экстремизм» в европейской части России. Сами обвиняемые считают, что их дело «заказал» влиятельный чиновник, экс-глава дагестанского отделения Пенсионного фонда Сагид Муртазалиев, объявленный в 2015 году в международный розыск (обвиняется в ряде преступлений, среди которых финансирование терроризма и покушение на убийство). Раип Ашиков утверждает, что был одним из главных расследователей преступлений Муртазалиева – и этим «перешёл дорогу».

На следующий день Омара Абдурашидова доставили в суд, чтобы избрать меру пресечения. На заседании выяснилось, что во время следственных действий Омар дал показания и против себя, и против Раипа Ашикова. В суде его адвокат Салимат Кадырова заявила, что признания были выбиты под пытками. Во время заседания Омар Абдурашидов вёл себя отрешённо, долго молчал – а потом ему резко стало плохо. Процесс прервался; возмущённые родственники отобрали у конвоиров из ФСБ ключи от клетки, зашли внутрь, осмотрели родственника и обнаружили у него на теле ссадины, синяки и следы от электрошокера. Всё происходящее было заснято на видео корреспондентом газеты «Черновик». Обвиняемому вызвали скорую. Врачи измерили давление, но после разговора с сотрудниками ФСБ поспешили на следующий вызов. Суд отправил Омара под арест.

В это время адвокат Магомедова находилась на следственных действиях с Раипом Ашиковым – по её словам, она не знала о происходящем в суде. Просветил её следователь ФСБ Дмитрий Коростелёв, попутно обвинив адвоката в организации «шоу». «Всё это из-за вас! Я буду откровенным, в этом здании вас больше половины отдела ненавидят и терпеть не могут. Это всё вы сделали со своей коллегой. Вам это даром не пройдёт. Мы ответим вам за это, ждите», – пригрозил следователь. Такое отношение следователей к адвокату не удивительно, ведь Сапият Магомедова – одна из самых известных правозащитников в Дагестане. Она участвовала во многих резонансных делах, касающихся произвола силовых структур, и не раз получала премии за заслуги в правозащитной деятельности.

12 апреля оперативники провели обыск в доме Ашиковых – на этот раз в присутствии адвоката. Сапият Магомедова утверждает, что следователи отчитывали её за слишком тесное общение со СМИ и пригрозили лишением статуса адвоката. «Воспринимайте это как самое лучшее, что с вами произойдёт», – по её словам, сказал следователь. На деле, рассказывает Сапият, журналисты знали все подробности дела без её помощи – источники из «силового блока» пересылали «Черновику» и «Кавказскому узлу» фотографии и документы, а адвокат лишь комментировала информацию, согласовывая позицию с Раипом Ашиковым.

На следующий день был задержан брат Раипа Ашикова – Зияводин. Всем троим обвиняемым вменили еще одно преступление – покушение на сотрудника полиции Анвара Шамхалова в 2012 году (ст. 317 УК). Когда адвокат Магомедова пришла с Зияводином на допрос (он решил не искать другого защитника), один из следователей захотел отобрать у адвоката подписку о неразглашении – не уточнив, почему это необходимо, и что именно является тайной следствия. Адвокат отказалась подписывать документ – вместо этого на обратной стороне листка она написала, что информацию по делу в СМИ «сливают» сами следователи, вплоть до фотографий Раипа Ашикова в наручниках. «Таким образом, они пытаются отобрать подписку о неразглашении данных следствия в целях провокации», – указала Магомедова на бланке. По словам защитника, в ответ на отказ следователь сказал: «Будете сидеть здесь, пока не подпишете», вышел из кабинета и закрыл дверь. «Я стала стучать, он вернулся и сказал, что следственные действия ещё не окончены», – вспоминает адвокат. Она спросила, как следственные действия могут проходить в отсутствие подзащитного, на что следователь ФСБ якобы ответил: «Следственные действия закончатся, когда вы подпишете бумагу». Так Сапият Магомедова пробыла взаперти больше часа.

При этом следователи постоянно уговаривали обвиняемых отказаться от услуг адвоката Магомедовой. «Они пытались братьев Ашиковых убедить, что от меня нужно отказаться. Говорили им: “Она вас только позорит, она о вас пишет в СМИ”», – рассказывает Сапият Магомедова. Ещё раз отобрать подписку у неё попытались уже 30 апреля. На одном из допросов Раипа Ашикова следователь устно спросил, не хочет ли Сапият подписать документ, на что она ответила отказом.

Защитник утверждает, что и сотрудники УФСИН также мешали ей выполнять работу по защите доверителя – 23 апреля она направила жалобу на их действия в прокуратуру.

Адвокат Сапият Магомедова

Сотрудник СИЗО-1 Махачкалы присутствует при разговоре с подзащитным, проверяет и читает все бумаги, которыми мы с подзащитным обмениваемся, слышит и слушает все беседы адвоката с подзащитным, на замечания и возражения не реагирует. Это также отражается на невозможности планирования тактики осуществления защиты, так как 10 минут не хватает даже на уточнения элементарных вопросов по поводу их содержания.

С весны 2019 года Сапият информировала палату обо всех нарушениях, допущенных следственной группой. «Обращение Сапият Магомедовой поступало в адвокатскую палату. Президентом АП РД оно было адресовано Комиссии по защите социальных и профессиональных прав адвокатов АП РД для рассмотрения по существу и принятия соответствующих мер реагирования. Адвокатская палата РД держит указанный вопрос на контроле», – заверили «Улицу» представители палаты.



«Меня убьют под видом самоубийства»

Защитники Омара Абдурашидова подали множество жалоб в суд, СКР, прокуратуру, ФСБ по факту его заявлений о пытках, чтобы добиться их расследования. Своим адвокатам обвиняемый даже назвал имена сотрудников из следственной группы, которые истязали его – били электрическим током, наносили удары, а в конце устроили ему «казнь»: отвезли на набережную и стреляли над ухом. Защитники ссылались на несколько медицинских освидетельствований – судебную экспертизу, независимое обследование, акт медицинского освидетельствования в ИВС и СИЗО-1, где содержали подозреваемого. В частности, 1 апреля 2019 года врачи УФСИН зафиксировали ссадины и кровоподтёки на лбу, шее, теменной области головы, коленях, запястье и кисти, за день до этого в ИВС – опухлость половых органов. Все эти факты были переданы руководством СИЗО-1 в военно-следственный отдел (ВСО) СКР.

6 апреля члены ОНК навестили Омара и тоже зафиксировали травмы – в том числе и «метки тока» на теле. Позже независимая экспертиза подтвердила, что эти «точки» – на языке и в паховой области – однозначно указывают на пытки электрическим током. Несмотря на эти доводы, ВСО СКР несколько раз приостанавливал проверки, отказываясь заводить уголовное дело о пытках. В ФСБ телесные повреждения объяснили тем, что при задержании Омар якобы стал убегать.

В августе по делу Ашиковых проводился целый ряд следственных действий во Владикавказе, куда этапировали обвиняемых. Пока Сапият Магомедова присутствовала на очных ставках в другом городе, 15 августа следователь без уведомления защитников пришёл в СИЗО и под видом допроса попытался оказать давление на Абдурашидова. Оценивая риски и опасаясь новых пыток, защитники решили добиться справедливости в Европейском суде; помогать им стала адвокат Каринна Москаленко, глава Центра содействия международной защите. 2 сентября Омар Абдурашидов написал заявление на её имя.

Обвиняемый Омар Абдурашидов

Мне угрожают, что меня убьют под видом самоубийства. Сотрудники ФСБ угрожают, что если я не дам показания на братьев Ашиковых, на меня заведут дело по 131 статье УК (изнасилование), будут пытать и убьют. Я боюсь за свою жизнь, очень прошу спасти меня.

К августу троих обвиняемых стали представлять шестеро защитников – Сапият Магомедова, Салимат Кадырова, Гаджимурад Кадыров, Борис Сокальский, Муса Сусланов и Али Гаджиалиев (получил статус адвоката в октябре).



Следственные ограничения

23 декабря следователь неожиданно решил пожаловаться на Сапият Магомедову в Минюст. Спустя восемь месяцев с начала расследования сотрудникам ФСБ показалось, что давний отказ адвоката от подписки о неразглашении накладывает ограничения на следствие. «У следствия складывается мнение, что Магомедова С.А. намерена разгласить данные предварительного следствия. [...] Учитывая тот факт, что в рамках настоящего уголовного дела устанавливаются другие соучастники преступлений, сведения, ставшие известными адвокату как заинтересованному лицу, могут быть достоянием других лиц, что может негативно отразиться на расследуемом уголовном деле», – написал следователь Минюсту. Какие именно сведения составляют тайну и почему отказ от подписки является нарушением, сотрудник ФСБ не уточнил.

Сапият Магомедова подчёркивает, что при отсутствии в деле государственной тайны адвокат не обязан отдавать подписку. Кроме того, все трое подзащитных не согласны с тем, чтобы их адвокат отдавал такую подписку – и защитник действовал согласно воле доверителей. «Самое интересное, что в деле Ашиковых и Абдурашидова работают шесть адвокатов, но никому кроме меня не предложили дать подписку о неразглашении», – рассказала защитник (по данным «Кавказского узла», подписку пытались отобрать также и у адвоката Мусы Сусланова). При этом заседания по делу были открытыми и на них присутствовали журналисты. Тем не менее 30 декабря Минюст передал представление в палату, попросив принять дисциплинарные меры к адвокату.

«Осознав, что Ашиковы от меня не откажутся, они решили обратиться в Минюст», – считает Сапият. По мнению адвоката, с помощью жалобы её пытаются отвлечь от представления интересов подзащитных. «Они пожаловались в Минюст, зная, что в этот период я написала в суд 17 жалоб на руководителя следственной группы. Некоторые из них удовлетворены в полном объёме, некоторые частично, но шквал моих жалоб не прекращается и на сегодняшний день, – рассказала адвокат. – Я полагаю, что они решили избавиться от меня, потому что я веду активную защиту своего доверителя». В частности, адвокат обжаловала в суде незаконное этапирование обвиняемых, недопустимые доказательства, отсутствие уведомлений о продлении срока следствия, невыдачу копий ходатайств и протоколов очных ставок, незаконное задержание, постановление о возбуждении уголовного дела, нерассмотрение следователем ходатайств защиты, несвоевременное ознакомление с результатами экспертиз и другие нарушения.

28 января следствие придумало новый способ борьбы – Сапият Магомедовой объявили отвод. Следователи неожиданно посчитали, что адвокат не может защищать братьев Ашиковых из-за конфликта интересов, поскольку якобы оказывает «юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого им обвиняемого».

С аргументами отвода Сапият Магомедова не соглашается. Она утверждает, что конфликта интересов быть не могло, поскольку она не успела поучаствовать в следственных действиях до момента, когда Абдурашидов отказался от своих показаний против Ашиковых. Кроме того, подчёркивает адвокат, защитники Ашиковых и Абдурашидова координируют действия между собой и не имеют противоречий. Сейчас адвокат обжалует свой отвод в суде. Каринна Москаленко связала отвод Сапият Магомедовой с иском в ЕСПЧ – в декабре адвокаты подали жалобы братьев Ашиковых.

Адвокат Каринна Москаленко

Факт такого совпадения совсем не красит представителей правоохранительных органов. Конечно, бывают и другие факты произвола, когда пытаются исключить из процесса бесстрашного и принципиального адвоката. Но власти не стоит этого делать после подачи жалобы в ЕСПЧ – иначе это может послужить косвенным доказательством.

Магомедова подчеркнула, что государство, являющееся членом Совета Европы, обязано обеспечить доступ защитника к доверителю для подачи жалобы в Европейский суд. «Моё отстранение сделает практически невозможным представление интересов доверителей в ЕСПЧ, потому что меня не допускают на свидания и не дают изучать материалы дела», – утверждает адвокат.



Палата поддержала адвоката

11 февраля состоялось заседание Квалификационной комиссии АП Дагестана по заявлению из Минюста. К членам комиссии обратился и обвиняемый Раип Ашиков. В своём письме из СИЗО он высоко оценил работу своего адвоката, назвал жалобу в Минюст «местью следователей» и призвал к объективному рассмотрению вопроса.

В итоге дисциплинарное производство в отношении Сапият Магомедовой было прекращено. «Заявление Минюста основано на представлении ФСБ о том, что адвокат Магомедова Сапият отказалась подписать требование следователя о неразглашении данного следствия, – сказал “Улице” президент АП РД Акиф Бейбутов. – В данном случае мы проверили нормативную базу этого вопроса и пришли к выводу, что адвокат не обязан давать какие-либо подписки о неразглашении. Тем более при исследовании документов в рамках дисциплинарного производства нами было установлено, что в этой подписке не было никаких данных о сведениях, которые нельзя разглашать».

«Я очень рада, что квалификационная комиссия Адвокатской палаты Республики Дагестан объективно подошла к рассмотрению данного дисциплинарного производства и поддержала меня. Тем самым адвокатская палата показала, что сотрудники ФСБ не на всех могут наводить страх и заставлять делать то, что им необходимо. Ведь по этому делу даже судьям, которые априори по закону независимы, сотрудники ФСБ дают указания, как провести судебные заседания и какие решения выносить, – рассказала «Улице» Сапият Магомедова. – Поэтому, конечно, итоги рассмотрения были для меня очень важны. Адвокаты – самая незащищённая часть гражданского общества. Если не мы сами, то кто нас защитит?». С ней согласилась и адвокат Каринна Москаленко: «Сегодня адвокаты становятся совсем беззащитными, поэтому очень ценно, что палата приняла такое решение».

Недавно суд продлил меру пресечения троим обвиняемым до марта и апреля 2020 года – следователи говорят, что дело «представляет для них особую сложность».

Автор: Юрий Слинько

Редакторы: Екатерина Горбунова, Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

При участии Анны Горшковой

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.