23.05.2020

«Простое желание вытеснить неугодного адвоката»

«Простое желание вытеснить неугодного адвоката» «Простое желание вытеснить неугодного адвоката»

Дагестанский адвокат спорит со следователем ФСБ за право защищать экс-полицейских

Иллюстрация: Вера Демьянова

Адвокат Сапият Магомедова уже четыре месяца пытается оспорить свой отвод от защиты бывших полицейских – братьев Ашиковых. Убрать её из дела потребовал следователь ФСБ: он посчитал, что у Магомедовой есть конфликт интересов из-за показаний её бывшего доверителя. В своей борьбе за право защищать выбравших её людей Магомедова дважды дошла до Верховного суда Дагестана. Региональная палата не комментирует ситуацию, но местные адвокаты подтверждают, что в Дагестане существует серьёзная проблема с «выдавливанием» неудобных следствию защитников.

Верховному суду Республики Дагестан предстоит оценить законность отвода адвоката Сапият Магомедовой от защиты экс-полицейских – братьев Ашиковых. Ранее «Улица» подробно рассказывала о ситуации, в которой оказалась Магомедова. Она ещё в 2013 году заключила соглашение с бывшим главой полиции Махачкалы Раипом Ашиковым, но тогда дело не дошло до обвинений. А 28 марта 2019 года с ней связались родственники другого человека – бывшего сотрудника Пенсионного фонда Омара Абдурашидова. Ночью он был увезён неизвестными силовиками. Адвокат обратилась во все инстанции по факту похищения, приложив ордер. Спустя сутки адвокат нашла нового доверителя – всё это время он находился в управлении ФСБ. Магомедову к нему не допустили, но адвокат по назначению заверил её, что Абдурашидов воспользовался 51 статьёй и отказался от показаний. А ещё через день ФСБ арестовала её давнего доверителя – Раипа Ашикова. Как оказалось, следствие вменило обоим финансирование терроризма (ч. 1 ст. 205 УК). Следователь потребовал от Сапият Магомедовой выбрать, кого из доверителей она будет защищать. Адвокат, положившись на слова «назначенца», попросила родственников нового доверителя найти ему другого представителя, а сама решила защищать Раипа Ашикова. Как ей тогда показалось, он находился в более уязвимом положении.

После этого следствие заявило, что Абдурашидов во время «явки с повинной» дал показания против Ашикова. Но на предъявлении обвинения и в суде по избранию меры пресечения Абдурашидов сообщил, что эти показания были даны им под пытками. Через две недели силовики задержали и брата Раипа, экс-главу полиции Каспийска Зияводина Ашикова; в деле появилось обвинение в нападении на полицейского в 2012 году (ст. 317 УК). Сапият Магомедова заключила соглашение и с Зияводином Ашиковым.

В декабре защита всех фигурантов дела отправила жалобы на пытки в ЕСПЧ – причём Магомедова помогала готовить обращение Абдурашидова. Сразу после этого следователь стал писать жалобы на защитника. Сначала он отправил представление на адвоката в местное управление Минюста – из-за её отказа дать подписку о неразглашении. Минюст направил заявление в палату, однако там посчитали, что следователь не обосновал необходимость подписки. А в конце января, спустя 10 месяцев после задержания обвиняемых, следователь ФСБ заявил, что Магомедова не должна работать в деле из-за конфликта интересов. По закону адвокат не может защищать нескольких обвиняемых по одному делу, если их интересы противоречат друг другу. Следователь указал, что адвокат представляла интересы Абдурашидова – а он в ночь задержания дал показания против Ашикова. 28 января Сапият Магомедовой объявили отвод с невозможностью защищать ни одного из обвиняемых. С тех пор адвоката не допускают к ним в СИЗО.

Адвокат против ФСБ
Угрозы, отвод и жалобы в палату – таков арсенал для борьбы с неугодным адвокатом

«В чём же конфликт интересов?»

Адвокат не согласилась с отводом и направила в Советский районный суд Махачкалы жалобу по ст. 125 УПК. Она подчёркивает, что даже не успела поучаствовать в следственных действиях, проводимых с Омаром Абдурашидовым – его интересы сразу стали представлять другие защитники. Более того, адвокат напомнила, что Абдурашидов отказался от своих показаний – поэтому, по её мнению, позиции обвиняемых не противоречат друг другу. 

Ситуацию осложняет тот факт, что ордер Магомедовой от 28 марта на защиту Абдурашидова был позже направлен из прокуратуры в военно-следственный отдел СК и приобщён к материалам проверки заявлений о применении пыток. Но адвокат указала в жалобе, что и там не осуществляла защиту и не участвовала в проверочных действиях. В документе Сапият Магомедова подчеркнула, что её отвод затрудняет доступ к правосудию и причиняет ущерб конституционным правам её доверителей – братьев Ашиковых.

Адвокат Сапият Магомедова

Противоречия и конфликта интересов нет. Абдурашидов заявляет, что его пытали, чтобы заставить оговорить Ашиковых. И Ашиковы говорят, что Абдурашидова пытали с целью их оговора. Все трое не признают своей вины. В чём же конфликт интересов?

7 февраля 2020 года Советский районный суд отказался рассматривать жалобу. Но Сапият Магомедова обжаловала это решение в Верховном суде Дагестана, который встал на её сторону и направил материал для нового рассмотрения в тот же суд.

Районный суд рассмотрел жалобу только 6 мая – задержку в суде объяснили карантином. На заседании присутствовал Зияводин Ашиков, а вот его брата в суд не доставили. Сотрудники СИЗО сообщили, что Раип Ашиков болен коронавирусной инфекцией.

Для обоснования отвода Магомедовой следователь направил суду свои возражения и предоставил справку УФСИН о том, что она посещала Омара Абдурашидова в СИЗО-1, «где оказывала последнему юридические услуги». Другим доказательством участия Магомедовой в защите следствие снова назвало её ордер в ВСО СК, где проводится проверка заявления о пытках. Кроме того, следователь добавил, что отвод не нарушает прав Ашиковых, потому что их защищают ещё два адвоката.

Сапият Магомедова снова повторила объяснения, данные ранее по поводу ордера. Она подтвердила, что приходила к Абурашидову в СИЗО – но эта встреча, по её словам, не касалась сути обвинения. Адвокат пояснила, что помогала ему в подаче жалобы на пытки в ЕСПЧ.

Тем не менее суд встал на сторону следствия и признал наличие конфликта интересов. «И в данном случае не имеет правового значения отказ в последующем Абдурашидова от данных им показаний в отношении Ашиковых, поскольку их достоверность вправе оценить в последующем следственные и судебные органы в установленном порядке», – посчитал судья. Также суд заметил, что Магомедова продолжает оказывать Абудурашидову юридическую помощь – «по выделенному из данного дела материалу о применении недозволенных методов следствия и принуждении его к показаниям против Ашиковых, в т.ч. и в Европейском суде по правам человека». В решении суд согласился и с доводом следствия о том, что конституционные права обвиняемых отводом не нарушены.

Постановление Советского районного суда Махачкалы

При таких обстоятельствах суд считает, что конституционные права обвиняемых Ашиковых на защиту нарушены не были, поскольку защиту их интересов осуществляли и осуществляют на основании соглашения другие защитники.

Сапият Магомедова с таким решением не согласна, поскольку «конституционное право как раз заключается в том, чтобы защищать свои интересы с помощью выбранного адвоката». «Логика суда и следствия мне непонятна, – говорит она. – Нет такого основания, по которому можно отстранять адвоката, если в деле есть ещё два защитника».

13 мая Сапият Магомедова составила апелляционную жалобу на решение Советского районного суда – и теперь этот вопрос снова рассмотрит республиканский Верховный суд. Адвокат не согласна, что отказ Абдурашидова от ранее данных показаний «не имеет правового значения». По её мнению, это противоречит позиции КС. В определении от 9 ноября 2010 года Суд указал, что решение об отводе защитника принимается «при наличии противоречий на момент принятия решения об отводе».

В новой жалобе Сапият Магомедова снова подчеркнула, что не является защитником Абдурашидова в уголовном деле, а её отвод нарушает конституционные права братьев Ашиковых. Адвокат указала Верховному суду Дагестана и на процессуальные нарушения – заседание по отводу проходило без участия и извещения Раипа Ашикова, Омара Абдурашидова и его адвоката Салимат Кадыровой. Защитник уверена, что причиной её отвода стало «простое желание вытеснить неугодного адвоката из дела».

«Улица» попросила адвоката Андрея Сучкова, много лет проработавшего в органах адвокатского самоуправления, прокомментировать ситуацию. Он подчеркнул, что выдавливание адвоката из защиты по надуманным предлогам «требует активного противодействия». «Но это противодействие должно быть в рамках правового поля, и на это следует особо обратить внимание, – подчеркнул адвокат. – А что представляет собой правовое поле в этом вопросе? Часть 6 статьи 49 УПК содержит запрет для адвоката защищать двух подозреваемых или обвиняемых, если их интересы противоречат друг другу. Но институт отвода (п. 3 ч. 1 ст. 72 УПК РФ) основания для реализации такого запрета значительно расширяет: защитник не может участвовать в деле, если он оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам защищаемого или представляемого адвокатом лица». Сучков отметил, что этот подход разделяет и Конституционный суд в своих решениях (наиболее свежее из них – определение от 15 октября 2018 г. N2518-О). КС выявляет конфликт интересов и основания для отвода защитника вне зависимости от процессуального статуса лица, которому оказывает помощь адвокат – и не видит разницы в том, есть ли конфликт интересов в настоящий момент или он был в прошлом. В том же определении Суд отмечает, что право на получение квалифицированной юридической помощи не является безусловным, и оно должно реализовываться с учётом обстоятельств, исключающих участия защитника в деле. То есть отвод адвоката при наличии к тому законных оснований не является нарушением права на защиту. «Вступая в дело защитником или в ином процессуальном качестве, адвокату следует учитывать, что если у него несколько доверителей по делу, впереди возможны неприятные сюрпризы», – подытожил Сучков.

«Отводят по любым основаниям»

В региональной палате не смогли прокомментировать «Улице» ситуацию с отводом Магомедовой. Чтобы узнать, часто ли защитники сталкиваются в Дагестане с подобными проблемами, «АУ» обратилась к специалистам, имеющим большой опыт работы в республике. Они подтвердили, что активные адвокаты в этом регионе нередко оказываются под давлением.

Член региональной комиссии по защите прав адвокатов Аида Касимова рассказала, что к ним поступают жалобы от коллег, которых не допускают к защите на стадии предварительного следствия. «Бывали случаи в моей практике, когда и со стороны судей оказывалось давление на защиту. Они говорили открыто: “Зачем вам адвокат, что она сделает? Откажитесь от неё”, – пересказывает Касимова. – Оказывалось давление на подзащитных в судах, запугивание. Таким образом адвокат выдавливается из дела».

Прошлой осенью Касимова лично столкнулась с «выдавливанием» на стадии следствия. «Приняв на себя защиту, я отправилась на свидание в ИВС. Переговорив с подзащитным в кабинете для свидания, я попросила меня выпустить, – рассказывает адвокат. – После этого вывели подзащитного, а меня оставили, отпустили только через полчаса. На второй день мне стало известно, что его сразу увезли в суд для избрания меры пресечения. При этом клиент просил предупредить меня об этом – но сотрудники ИВС намеренно скрыли происходящее от меня».

Советник президента ФПА, адвокат Гаджимурад Магомедгаджиев подтверждает, что в республике существует практика борьбы с «активными» коллегами.

Адвокат Гаджимурад Гаджиев

Защищаю я, к примеру, человека, подозреваемого в терроризме. Его вдруг нет в республике – я начинаю его искать. Мне говорят: он в Осетии. Я еду в Осетию. Там говорят: он в Кабардино-Балкарии. Я еду в Кабардино-Балкарию. Мне говорят: он в Пятигорске. И вот так вот они нас гоняли, а в это время следственные действия проводились с участием адвокатов, которых назначили по 51-й статье.

Также, по его словам, часты отводы защитников: «Отводят по любым основаниям. Приносят заявления, что подзащитный активно отказывается от услуг адвоката – хотя на деле это не так». Он оговаривается, что для комментария по истории Сапият Магомедовой «нужно смотреть конкретные материалы дела» – но согласен, что если адвокат считает отвод несправедливым, «то его надо в судебном порядке обжаловать и добиваться повторного включения в дело».

Советник главы ФПА подчеркнул, что для борьбы «с подобными явлениями» адвокатам необходимо «консолидироваться»: «Мы очень часто сейчас разделяем адвокатскую улицу и федеральную палату, Пражский клуб, Инициативу-2018 – а нам не надо делиться, нам надо объединяться, чтобы добросовестные адвокаты могли работать и защищать своих доверителей».

Между тем, сейчас Сапият Магомедовой приходится бороться не только за возможность вновь защищать Раипа Ашикова, но и за то, чтобы он получал лечение от коронавируса.

Авторы: Юрий Слинько, Кирилл Капитонов

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.