25.01.2023

«Очевидный правовой нигилизм»

Дмитрий Талантов
Дмитрий Талантов
Адвокат

Речь Дмитрия Талантова в суде

Процесс
«Специальная военная операция»

Неделю назад Завьяловский районный суд Удмуртии начал рассматривать уголовное дело в отношении адвоката Дмитрия Талантова. Обвинение считает, что его посты в соцсетях содержат «заведомо ложную информацию» о действиях российской армии в Буче и других украинских городах – а также «разжигают ненависть» к военным. 18 января на заседании огласили обвинительное заключение, после чего Талантов подробно прокомментировал его. Защита адвоката предоставила «Улице» частичную расшифровку этой речи. Мы публикуем её с незначительными литературными правками.

С огласно части 2 ст. 273 УПК сторона защиты вправе выразить своё отношение к предъявленному обвинению. Предъявленное мне обвинение (…) в целом понятно, виновным себя я не признаю. Производство на досудебной стадии уголовного дела продемонстрировало очевидный правовой нигилизм, проявленный при проведении расследования, [а также] пренебрежение основами конституционного правопорядка, нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

Напомним, президент АП Удмуртии Дмитрий Талантов в июне был задержан в Ижевске. Поводом стал его пост в Facebook (принадлежит Meta – организация признана экстремистской организацией и запрещена) – пять предложений о событиях в Харькове, Мариуполе, Ирпене, Буче. Лингвистическая экспертиза обнаружила в них «информацию о совершении вооружёнными силами РФ массовых убийств мирного населения на территории Украины», а также «негативное, враждебное, презрительное отношение к президенту Путину и проводимой им политике». Позже следствие добавило в обвинение по этой статье ещё два поста Талантова. Также адвокату вменили «экстремистсккю» ст. 282 УК – поскольку публикации якобы «возбуждали ненависть и вражду». Причём следствие уверено, что президент АП совершил преступления с «использованием служебного положения. Материалы дела подробно пересказаны в публикации «Улицы». 29 июня Черёмушкинский районный суд Москвы отправил адвоката в СИЗО, с тех пор он находится под стражей. В ноябре защита Талантова добилась передачи уголовного дела из Москвы в Удмуртию по подсудности, адвоката перевели* в СИЗО республики. На прошлой неделе совет АП Удмуртской республики избрал нового президента вместо Талантова.

Моё отношение к предъявленному обвинению состоит в следующем.

Преступлений, в которых обвиняюсь, я не совершал – что намерен доказать в ходе судебного заседания. Ни в одном из инкриминированных мне текстовых материалов (...) не содержалось никакой, в том числе заведомо ложной, информации об «использовании Вооружённых Сил Российской Федерации в целях защиты интересов РФ и её граждан, поддержания международного мира и безопасности» – состав [статьи] 207.3 УК. Об этом свидетельствует буквальное содержание размещённых мной текстовых материалов.

Ошибочно инкриминируемые мне по составу статьи 207.3 УК текстовые материалы либо отражали моё отрицательное отношение к начавшимся 24 февраля 2022 года на территории Украины военным действиям, влекущим трагические последствия для братских народов Украины и России – и [моё отрицательное отношение] к лицам, ответственным, по моему убеждению, за их начало. Либо представляли собой суждения, направленные на побуждение к выяснению причин трагических последствий военного конфликта и определения виновных в этом лиц – причём эти суждения были сделаны иными лицами и мной лишь ретранслировались. Либо представляли собой буквальную цитату [из] информации, опубликованной на официальном сайте самой авторитетной международной организации – ООН, членом которой является Российская Федерация.

Адвокат Дмитрий Талантов

Во всех этих случаях в моих действиях отсутствует состав преступления. Поскольку мои публикации были осуществлены в рамках предоставленного гражданину Российской Федерации конституционного права на свободу совести, мысли и слова, поиск и распространение информации, в том числе официальной.

Ошибочно инкриминируемые мне по составу статьи 282 УК текстовые материалы не содержали признаков этого преступления, поскольку не были направлены на возбуждение ненависти и вражды к какой бы то ни было социальной группе. Эти публикации представляли собой суждения, сделанные мной в рамках предоставленного гражданину России конституционного права на свободу совести, мысли и слова. И являлись отражением тех гуманистических убеждений, которые я исповедую.

В любом случае по всем инкриминированным мне составам в моих действиях совершенно определённо отсутствуют квалифицирующие признаки «использование служебного положения» и «политическая ненависть».

При подобных обстоятельствах (...), а также при отсутствии факта привлечения меня к административной ответственности по соответствующим деликтам ранее, мои действия могут быть в самом крайнем случае – если даже предположить их неправомерность – квалифицированы:

  • по ст. 20.3.3 КоАП применительно к обвинению по ст. 207.3 УК;
  • по ст. 20.3.1 КоАП применительно к обвинению по ст. 282 УК.

Кроме того, в любом случае ошибочным является суждение обвинения о квалификации инкриминированных мне тождественных действий как совокупности отдельных преступлений. Даже если допустить, что мои действия были преступными, они могут быть расценены исключительно как единое преступление».

Комментарий защиты:

Далее Дмитрий Николаевич упомянул о допущенных по делу нарушениях уголовного и уголовно-процессуального закона, которым, по его убеждению, должна быть дана оценка судом. Он подчеркнул, что защита конституционного права человека и гражданина на честное и справедливое рассмотрение его дела строго в соответствии с требованиями закона, в том числе на стадии досудебного производства, не менее значима, чем защита фундаментальных конституционных прав на свободу совести, мысли и слова, достоинстве личности, недопустимости принуждения к отказу или наказания за свои мысли и убеждения.

В судебном заседании я намерен также отстаивать позицию о недопустимости признания приоритета – особенно в целях уголовного преследования – одной информации официального качества над другой. А тем более в ситуации, когда объём представляемой в защиту обвиняемого информации колоссально превосходит информацию стороны обвинения. В моем случае последней не представлено в принципе! Полагаю, что отстаиваемая мной процессуальная позиция является отражением фундаментального принципа состязательности сторон уголовного процесса (ст. 15 УПК).

Стороной защиты в судебном заседании будут представлены дополнительные доказательства, свидетельствующие о моей невиновности и отсутствии в моих действиях состава преступления.

Совсем недавно я слышал от одного из моих уважаемых адвокатов такую историю. Адвокат в разговоре со своим процессуальным противником сослался на существующую и устоявшуюся судебную практику, которая исключала саму возможность признания действий подсудимого не только преступными, но даже упречными с позиций самой обыкновенной нравственности. Прокурор отреагировал: «Ну неужели вы не понимаете – время изменилось!»

Не хочу верить, что время способно менять наше отношение к добру и злу.

Глубоко убеждён, что основанное на законе рассмотрение уголовного дела по моему обвинению должно закончиться вынесением оправдательного приговора.

* Ссылка на соцсеть «иноагента»

Редактор: Александр Творопыш

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.