11.05.2020

Как не залечь на дно в чужом регионе

Андрей Чегодайкин
Андрей Чегодайкин
Адвокат АП Москвы

Столичный адвокат рассказал, как отбился от двухнедельного карантина в Казани

Процесс
Защита в условиях пандемии

Судя по всему, несмотря на возобновление работы судов, «коронавирусные» ограничения в ближайшее время отменены не будут. Для защитников, которые работают сразу в нескольких регионах, особое неудобство доставляет требование «отбыть двухнедельный карантин» при пересечении «внутренних границ» страны. С такой проблемой столкнулись и московские адвокаты Андрей Чегодайкин и Евгений Мартынов, защищающие доверителя из Казани. Местный следователь отказывался допускать их к подзащитному без справки о прохождении карантина. Тем не менее адвокатам удалось отбиться от незаконного требования – подробности Андрей Чегодайкин рассказал «Улице».

М ы с коллегой Евгением Мартыновым защищаем главного конструктора АО НПО «Опытно-конструкторское бюро имени Симонова» Александра Гомзина. Он обвиняется в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК) и с мая 2019 года находится в СИЗО. Это по-настоящему межрегиональное дело: сам Гомзин проживает в Казани, там же проходят следственные и процессуальные действия. При этом уголовное дело находится в производстве следователя нижегородского управления СК Леонида Герасименко, а защищают его московские адвокаты. Разумеется, при таких вводных «коронавирусные» ограничения на передвижения не могли не осложнить работу защиты.

А она и без того была нелёгкой. Приведу лишь один пример: за последний год следствие уже четыре раза пыталось ограничить защиту во времени ознакомления с материалами дела. Каждый раз суд отказывал следствию. И теперь, как мы видим, следователь Леонид Герасименко решил воспользоваться ситуацией, возникшей из-за эпидемии, чтобы «выдавить» из дела неудобных ему московских адвокатов, которые заняли принципиальную позицию.

В связи с пандемией мы предложили изменить меру пресечения, поскольку Гомзин не молод, болен сахарным диабетом и другими хроническими заболеваниями. Следователь отказал. Зато 31 марта он сообщил (путём «уведомления», а не постановления), что прекращает допускать нас с Мартыновым к подзащитному. Следователь Герасименко объяснил это заботой о здоровье Гомзина, заявив, что в Москве фиксируется большое количество зараженных COVID-19. Но сам он не прекратил вывозить его из СИЗО в ИВС для ознакомления с материалами дела – причём в ежедневном режиме! Понятно, что при этом наш доверитель контактировал с неограниченным кругом лиц – в ИВС, помимо других арестованных, находится конвой, а также другие следователи. Комната площадью метров 15 на всех – какое уж тут социальное дистанцирование. Но следствие это нисколько не смущало.

Мы посчитали это решение о недопуске незаконным и продолжали приезжать в Казань. Мы являлись в следственный отдел, куда доставлялся Гомзин, звонили следователю, но всякий раз получали отказ в доступе. В итоге наш доверитель знакомился с делом в отсутствие защитников.

Параллельно мы направили жалобы в следственные органы, прокуратуру и суд. Тогда 14 апреля следователь вынес уже официальное постановление. В нём он сообщил, что мы с коллегой сможем продолжить участвовать в обеспечении права Гомзина на защиту – в том числе совместно знакомиться с делом – только после того, как пройдём 14-девный карантин на территории Татарстана. Следователь Герасименко обосновал это условие п. 10.1 постановления Кабинета министров Республики Татарстан от 13 апреля, которое вносило дополнения в постановление от 19 марта 2020 года №208 «О мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции».

В п. 10.1 действительно говорится, что граждане, прибывшие из Москвы и Санкт-Петербурга, должны «обеспечить самоизоляцию на дому в течение 14 календарных дней». Однако ранее, 10 апреля, в том же постановлении от 19 марта №208 были добавлены категории граждан, на которых ограничения не распространяются. Среди них были указаны «адвокаты и лица, обеспечивающие их деятельность». Этот факт следователь проигнорировал. Но при этом он пригрозил, что наша неявка со ссылкой на отсутствие возможности 14 дней находиться на самоизоляции в Казани «будет квалифицирована как нарушение защитниками права на защиту и затягивание ими сроков ознакомления с материалами дела и предварительного расследования».

Мы с коллегой были уверены, что объявленный в Республике Татарстан режим самоизоляции не освобождает адвокатов от осуществления своих профессиональных обязанностей по оказанию подзащитным юридической помощи. Тем более что следственные органы не приостанавливали процессуальные и следственные действия. Поэтому мы продолжали приезжать в Казань и ежедневно подавали ходатайства, в которых требовали от следователя прекратить незаконные действия и допустить нас к подзащитному. В этих ходатайствах мы указывали, что меры, принимаемые в связи с пандемией, не могут нарушать Конституцию и Уголовно-процессуальный кодекс. Даже во время эпидемии нельзя лишать обвиняемого права на защиту. Мы подчёркивали, что следователь в любом случае должен руководствоваться не региональными законами (пусть и принятыми в экстремальных условиях), а нормами уголовно-процессуального законодательства.

В ответ следователь Герасименко всякий раз незаконно требовал нашей явки в Роспотребнадзор для получения постановления о самоизоляции.

Мы обжаловали действия следователя в органах процессуального контроля Следственного комитета РФ и органах прокурорского надзора. Параллельно мы направили множество адвокатских запросов в Минюст, ФПА и Роспотребнадзор Татарстана. В этих обращениях мы говорили о необходимости разъяснения недопустимости ограничения свободы передвижения адвокатов, в том числе и между субъектами Российской Федерации.

И спустя месяц мы победили. 27 апреля управление Генпрокуратуры в Приволжском федеральном округе удовлетворило нашу жалобу и признало постановление следователя Герасименко незаконным.

Управление Генпрокуратуры РФ в Приволжском федеральном округе

Требованию о законности решение следователя от 14.04.2020 не отвечает. Возложив на адвокатов дополнительные не предусмотренные уголовно-процессуальным законом обязательства, следователь тем самым ограничил их полномочие, предусмотренное п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК РФ. Более того, установленный следователем порядок реализации ст. 217 УПК РФ, который не позволяет адвокатам непосредственно по прибытии в г. Казань оказывать юридическую помощь обвиняемому, нарушает его право на защиту, закреплённое в ч. 1 ст. 16 УПК РФ.

Кроме того, управление Генпрокуратуры подтвердило, что ограничения, установленные постановлением кабинета министров Республики Татарстан №208, не распространяются на адвокатов. Ведомство потребовало от руководства следователя Леонида Герасименко отменить его постановление, что и было впоследствии сделано.

Чуть позже, 5 мая, пришёл ответ от замглавы управления Роспотребнадзора по Республике Татарстан. В нём подтверждалось, что «адвокаты и лица, обеспечивающие их деятельность», не должны проходить 14-дневную самоизоляцию, если они прибыли в Татарстан «по своей профессиональной деятельности». Более того, санитарное ведомство сослалось в ответе на письмо министра юстиции Константина Чуйченко от 6 апреля 2020 года.

Министр юстиции Константин Чуйченко

Распространение на адвокатов и нотариусов ограничений, связанных с особым порядком передвижения лиц на территориях субъектов Российской Федерации, может повлечь за собой нарушение конституционных гарантий вследствие снижения доступности и своевременности получения квалифицированной юридической помощи.

Также Роспотребнадзор дал рекомендации о том, как нам избежать распространения коронавирусной инфекции. Ну, тут ничего необычного – использовать маски, перчатки, антисептики и каждое утро измерять температуру.

А 6 мая заместитель руководителя третьего следственного управления ГСУ СК вынес постановление о том, что в полномочия следователя не входит применение нормативно-правовых актов субъектов РФ. В постановлении подчёркивалось, что нормы УПК имеют приоритет в уголовном судопроизводстве.

Третье следственное управление ГСУ СК РФ

Постановление Кабинета министров Республики Татарстан обращено к конкретным исполнительным органам, которым предписаны определённые организационные и контрольные меры по исполнению данного постановления. В круг полномочий следственной системы Следственного Комитета Российской Федерации, как федеральных служащих, требования указанного постановления не включены, соответственно непосредственное их исполнение следователем в отношении участников уголовного судопроизводства, в том числе защитников обвиняемых, не соотносится с текстом постановления и УПК РФ.

В нашей профессии важно не опускать руки несмотря на то, что ты и твой клиент противостоите, что называется, «системе» в лице её некоторых представителей зачастую тесно в рамках Закона. Очень часто при вступлении в дело приходится убеждать обратившегося за помощью, что не всё бесполезно. Так и появляется Доверие – ключевое понятие в нашей работе. А чтобы его оправдать, считаю совершенно необходимым делать всё от тебя зависящее для помощи своему доверителю и руководствоваться древним принципом – «Viam supervadet vadens» (Дорогу осилит идущий).

Полагаю, что наш пример должен помочь коллегам в преодолении аналогичных ситуаций, которые, к сожалению, не могут не возникать, когда мы в условиях эпидемии добросовестно и принципиально отстаиваем права наших клиентов. Хочу отметить, что совершенно диким выглядит инцидент в Верх-Исетском районном суде Екатеринбурга, когда московского адвоката выгнали из зала, заявив о нарушении режима самоизоляции.

16 апреля Ленинский районный суд в Кирове не пустил на заседание московского адвоката Александру Резчикову, заявив о карантинных ограничениях «для прибывших из крупных городов». А 6 мая сотрудники краснодарского Роспотребнадзора отправили столичного адвоката Валерию Зенцову, прибывшую для участия в апелляционном процессе, обратным рейсом в Москву – работники ведомства также сослались на необходимость «отбытия» двухнедельного карантина.

Для предотвращения подобных инцидентов, полагаю, необходимы однозначные разъяснения со стороны Верховного суда, Роспотребнадзора и ФСИН.

Сейчас оказание нами юридической помощи доверителю продолжается в обычном режиме без каких-либо ограничений. А следователь Герасименко на себе проверит поговорку «Не плюй в колодец…», поскольку на днях должен вернуться в Казань из Нижнего Новгорода – и по его же собственной логике пройти 14-дневную самоизоляцию.

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.