03.06.2022

За адвоката говорят его файлы

За адвоката говорят его файлы За адвоката говорят его файлы

Ноутбук подсудимого в «деле “Аэрофлота”» противоречит свидетелю обвинения

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Дело «Аэрофлота»

Суд по «делу “Аэрофлота”» выполнил давнюю просьбу обвиняемого адвоката Александра Сливко – изучил содержимое его ноутбука. Прокурор и судья убедились, что Сливко действительно готовил документы для сотрудников авиакомпании – и это полностью опровергает показания важного свидетеля обвинения. Также Сливко обвинил следствие в уничтожении ряда документов, но судья упрекнула адвоката, что он не сразу заметил пропажу нескольких файлов из 6 тысяч.

Нал, ячейка и откат

Г агаринский суд Москвы продолжает рассматривать «дело “Аэрофлота”», где в числе обвиняемых оказались адвокаты Александр Сливко и Дина Кибец. На очередных заседаниях суд изучил содержимое ноутбука Сливко и выслушал показания последних свидетелей защиты.

«Дело “Аэрофлота”» началось в 2019 году: тогда в октябре были арестованы замдиректора «Аэрофлота» по правовым и имущественным вопросам Владимир Александров, экс-руководитель юридического департамента компании Татьяна Давыдова, а также адвокаты КА «Консорс» Дина Кибец и Александр Сливко. Их обвиняют в особо крупном мошенничестве, совершённом организованной группой (ч. 4 ст. 159 УК).

По первоначальной версии следствия, они похитили у авиакомпании 250 миллионов рублей. Для этого топ-менеджеры заключили с Кибец и Сливко договоры о юридических услугах, исполнением которых якобы занимались штатные сотрудники «Аэрофлота». Но обвинительное заключение в итоге оказалось основано на выводах экспертов: те решили, что гонорары Сливко и Кибец были завышены и не соответствовали «рыночным» ставкам. Более того, эксперты заявили, что часть дел не представляли сложности, а работу по ним якобы вели инхаус-юристы. Защита настаивает, что внешние адвокаты эффективно отстаивали интересы авиакомпании в судах, сохранив для неё около 30 миллиардов рублей. По мнению обвиняемых, следствие считает хищением обычную адвокатскую деятельность.

27 мая Гагаринский суд Москвы начал рассматривать дело по существу. Подробные репортажи с заседаний можно прочитать на сайте «Улицы» в разделе «Дело “Аэрофлота”».

11 мая защита зачитала суду показания свидетелей, не явившихся в суд. Согласно оглашённым документам, все они рассказывали следствию об участии в опросах или допросах в связи с разными авиапроисшествиями. Так, пилот «Аэрофлота» Олег Карлов говорил, что встречался с правоохранителями после неудачного приземления в калининградском аэропорту в январе 2017 года. Он вспомнил «адвоката Дину» и «высокого мужчину», который был с ней – и расспрашивал командира экипажа об обстоятельствах приземления. Также он рассказал, что адвокаты и юристы сопровождали его на опросах в СК. Впрочем, Карпов заявил, что не нуждался в их помощи, поскольку следствие интересовали технические детали.

Начальник отдела инспекции по безопасности полётов Росавиации Геннадий Белоусов занимался расследованием того же происшествия. Он не помнил, присутствовали ли адвокаты в заседаниях комиссий. Судя по протоколу допроса, следователь настойчиво пытался выяснить, что могут делать адвокаты на таких мероприятиях. Мужчина отвечал, что закон это никак не регулирует.

Эксперт отдела аэропортовой деятельности Росавиации Владимир Калнагоров также был членом комиссии по расследованию инцидента в калининградском аэропорту. Он не вспомнил Сливко и не смог объяснить следователю, что адвокат мог делать на заседаниях комиссии. Аналогичные показания дал сотрудник Росавиации по фамилии Мищенко.

Наконец, преподаватель РАНХиГС Новиков рассказал, что Дина Кибец обращалась к нему за заключением в сфере антимонопольного законодательства. Ей нужна была помощь в оспаривании решения ФАС. Свидетель заявил, что встречался с Кибец для согласования техзадания к заключению, а также ездил с ней в Татарстан. В рамках такого сотрудничества он подготовил для неё 10 отчётов.

Кроме того, в суд пришёл привлечённый следствием эксперт, который исследовал ноутбук и айфон Александра Сливко. Он пояснил, что проверял, удалялась ли информация из устройств – и смотрел, какие сайты посещал адвокат. Также он выяснял, использовал ли Сливко в переписке некоторые слова – например, «нал», «счёт», «ячейка» и «откат». Но рассказать о результатах своей работы эксперт не смог: специалист, который должен был присутствовать при открытии диска с заключением, заболел. На этом заседание завершилось.

Когда создаётся файл

18 мая заседание началось с ходатайства обвиняемого Владимира Александрова о допуске его супруги в качестве защитника. Он рассчитывал на её помощь в подготовке к прениям. Прокурор напомнил, что у обвиняемого уже есть два защитника. Судья согласилась с этим аргументом и отказала в удовлетворении ходатайства.

После этого суд приступил к долгожданному осмотру ноутбука Александра Сливко. Напомним, он несколько раз просил об этом в предыдущих заседаниях. Адвокат уверял, что в памяти устройства хранятся проекты объяснений, подготовленные им для опросов и допросов сотрудников «Аэрофлота». Они, по его словам, полностью совпадают с теми объяснениями, которые сотрудники в итоге дали правоохранителям – а значит, подтверждают факт работы на компанию. Но судья каждый раз признавала ходатайство преждевременным.

Теперь специалист наконец включил ноутбук и открыл папку под названием «Аэрофлот». Он объявил, что внутри находятся 183 папки, содержащие 6020 файлов. Затем открыл проект показаний стюардессы Анны Акулович – чтобы сравнить его с объяснениями, которые та дала полицейским. Специалист начал зачитывать документы; прокурор тут же указал, что версии показаний не совпадают. Но судья предложила сначала закончить исследование ноутбука, затем сделать скриншоты проектов показаний, которые интересуют защиту – и уже потом сравнивать их с итоговыми объяснениями.

Специалист продолжил исследовать папки. Он называл даты последних изменений в файлах с проектами показаний. Защитники сравнивали их с датами опросов и отмечали, что документы из ноутбука Сливко были сохранены и распечатаны раньше.

Прокурор обратил внимание, что файл с проектом показаний сотрудницы «Аэрофлота» Марии Балан распечатан на две секунды раньше, чем создан. Специалист объяснил, что такое бывает, когда документ сохраняют уже после отправки в печать. «А что такое “создание” тогда?» – засомневался гособвинитель. Специалист ответил, что «создание» – это первое сохранение документа. На этот раз прокурор не стал спорить.

Когда осмотр ноутбука закончили, Сливко заметил, что последние изменения в папке «Аэрофлот» вносились 19 декабря 2019 года. Но на тот момент он уже был арестован – а компьютер находился у следователей или оперативников. Адвокат спросил у специалиста, может ли тот установить, удалялись ли какие-то файлы после этой даты. Специалист ответил, что для этого потребуется отдельное исследование. Однако подтвердил: дата последних изменений двух папок оказалась позже, чем дата последнего сохранения каждого из файлов. Он предположил, что причиной могло быть удаление последних сохранённых файлов или их перенос в другую папку.

Почему адвокат пишет за доверителя

Затем участники вернулись к показаниям Акулович. Прокурор зачитал версию, изложенную полицейским и подписанную стюардессой. Оказалось, что она отличается от проекта Сливко всего несколькими словами. Так, адвокат записал, что после нападения авиадебошира стюардесса ударилась спиной о «стену салона (самолёта)», а в объяснениях Акулович говорилось «о стену воздушного судна». Адвокат заявил, что эти расхождения незначительны, а по смыслу документы совершенно идентичны. По его мнению, это означает, что показания Акулович были переписаны с подготовленного им проекта. Напомним: присутствовавший при опросе полицейский Дроздов уверял на следствии и в суде, что стюардесса писала объяснения без шпаргалки, а Сливко вовсе не было в кабинете.

Адвокат Александр Сливко

Содержание файлов, дата их создания полностью подтверждают мои показания, свидетельствуют о том, что я готовил проекты накануне допроса. И подтверждают, что Дроздов дал ложные показания на предварительном следствии и в суде.

Он добавил, что не только готовил текст, но и записывал объяснения Акулович – а стюардесса только подписала документ. Это вызвало вопросы у прокурора. «[Разве] адвокат может писать объяснение самостоятельно за лицо, которое, по идее, должен опрашивать сотрудник? – уточнил обвинитель. – Вы как адвокат-то какую помощь оказывали непосредственно Акулович?» Сливко предположил, что прокурор невнимательно слушал его прежние выступления – ведь он уже рассказывал об обстоятельствах опроса стюардессы. И напомнил: девушка устала после рейса и жаловалась на головную боль. Поэтому Сливко написал объяснения сам, а она ознакомилась с ними и подписала. Адвокат заявил, что не видит в этом ничего незаконного.

Спорное авторство

Вопросы к содержимому ноутбука возникли и у судьи. Она обратила внимание на один из документов с проектом показаний. В свойствах файла автором значился некий Минтусов, а не Сливко. Подсудимый объяснил, что Минтусов – это инженер «Аэрофлота», который по его запросу подготовил техническую информацию. А сам Сливко в том же файле преобразовал технический текст в юридический.

В другом документе автором был указан полицейский Петраков. Но Сливко объяснил, что Петраков действительно дал ему на флешке шаблон объяснений – а в дальнейшем адвокат использовал его для создания проектов показаний сотрудников. «Я возьму и создам в вашем компьютере бланки объяснений, – привёл пример Сливко. – Я возьму флешку с этими объяснениями и завтра уже из этих объяснений сделаю проекты объяснений на следующие заседания. Там автор останется тот же».

Прокурор огласил ещё несколько документов с показаниями сотрудников «Аэрофлота». Он согласился, что «текстовка» совпадает с файлами на ноутбуке. Но заметил, что в итоговых документах были указаны данные правоохранителей. Сливко пояснил, что у него не могло быть этих данных до опроса.

Исчезнувшая проверка

Дальше Сливко заявил, что из ноутбука пропали важные файлы, отражавшие его работу в ходе проверок «Аэрофлота» Генпрокуратурой. Адвокат подчеркнул, что этих документов не оказалось и в материалах его дела: следователи оставили там только обложки томов с итогами проверок. Он предположил, что документы помешали следствию – и тогда их удалили после изъятия ноутбука.

Судья резко отреагировала на это заявление. Она спросила, показывали ли подсудимому содержимое ноутбука на стадии ознакомления с материалами дела. Сливко объяснил, что при осмотре тысяч файлов сложно сразу понять, каких именно недостаёт. Тогда судья спросила у специалиста, может ли он подтвердить подозрения Сливко – но тот отказался давать однозначный ответ без дополнительного исследования.

Под конец заседания представитель Росимущества (признан гражданским истцом) уточнил, какую сумму намерен истребовать у обвиняемых. Он заявил: по последним подсчётам, ущерб от переплаты адвокатам составил 128 млн 240 тысяч 507 рублей. Защитник Владимира Александрова адвокат Андрей Гривцов уточнил, может ли истец обосновать эту сумму – и сам факт причинения ущерба. Представитель Росимущества отказался давать пояснения. На этом заседание закончилось.

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.