17.02.2022

«Я буду обращаться в суд при каждом случае недопуска»

«Я буду обращаться в суд при каждом случае недопуска» «Я буду обращаться в суд при каждом случае недопуска»

«Улица» рассказывает про борьбу адвоката с петербургскими полицейскими

Иллюстрация: Ольга Аверинова

Адвокат АП Ленинградской области Алексей Калугин не попал в ОВД к доверителю, задержанному на политичесой акции. В отсутствие защитника полицейские составили протоколы по «митинговой» и «экстремистской» статьям КоАП. Однако суд дважды отказался их рассматривать, указав, что недопуск адвоката – существенное нарушение. Теперь Калугин решил из приниципа доказать незаконность недопуска – и подал административный иск против сотрудников полиции. По словам адвоката, он намерен судиться после каждого подобного случая. «Улица» пересказывает аргументы иска.

Но после ничего исправить нельзя

«Улица» уже рассказывала про недопуск Алексея Калугина. 7 ноября 2021 года нескольких активистов незарегистрированной партии «Другая Россия им. Э. В. Лимонова» задержали во время возложения цветов к памятнику Ленину в Санкт-Петербурге. Их доставили в ОВД №19, где начали составлять протоколы о якобы распитии спиртных напитков в общественном месте. В отдел приехал адвокат Алексей Калугин, которого пропустили к задержанным. Но затем одного из них, Андрея Дмитриева, повезли в ОВД №3 для составления ещё двух протоколов. Ему вменили демонстрацию запрещённой символики (ст. 20.3 КоАП) и нарушения при организации массового мероприятия (ч. 2 ст. 20.2). Защитник поехал в ОВД №3, но там ему «открыто нахамили» и заявили, что составят протоколы без него. Дмитриева оставили в отделении на ночь; он указал в протоколе, что к нему не допустили адвоката. В свою очередь, Калугин сообщил через Госуслуги о недопуске в прокуратуру, а также позвонил по номеру 112 и сообщил о нарушении.

На следующий день Калугина допустили к Дмитриеву. Им позволили пообщаться в присутствии сотрудника полиции. Задержанного так и не отпустили; 9 ноября полицейские переписали его «митинговый» протокол, указав там ч. 5 ст. 20.2 КоАП, которая не предусматривает ареста. После этого его повезли в суд – в наручниках. Ознакомиться с протоколом Дмитриев смог только непосредственно перед судом. По словам адвоката, полицейские просили подписать документ задним числом.

В итоге Калининский районный суд Санкт-Петербурга вернул в полицию оба протокола. Суд указал, что Дмитриев отметил в бумагах недопуск защитника – и подчеркнул, что это является существенным нарушением КоАП. Также судья обнаружила ряд несостыковок в документах.

Алексей Калугин рассказал «Улице», что через месяц полиция снова направила в суд материалы по обоим протоколам. На этот раз сотрудники ОВД приложили справки о том, что Дмитриеву дали возможность поговорить с защитником 7 и 8 ноября. Однако судья Ольга Терещенко, которая рассматривала протоколы в прошлый раз, снова вернула их в полицию (определения есть у «АУ»).

Судья Калининского районного суда Санкт-Петербурга Ольга Терещенко

Справка не является процессуальным документом и не подменяет собой соблюдение протокола об административном правонарушении.

Она сослалась на ч. 3 ст. 28.2 КоАП: «Из смысла указанных положений следует, что защитник, допущенный к участию в деле, присутствует при составлении протокола и иных процессуальных действиях. Данные требования должностным лицом выполнены не были, тем самым определение суда в этой части не исполнено, выявленные нарушения процедуры составления протокола не устранены».

Также судья констатировала, что полиция не устранила нарушения, на которые она указала в прошлом определении: противоречия со временем и наличие в материалах ссылки на заключение специалиста по запрещённой символике, которое не касалось дела Дмитриева. «Тем самым определение суда от 9.11.2020 г. должностным лицом не исполнено», – написала Терещенко.

Алексей Калугин пояснил «Улице», что в протоколе по ч. 5 ст. 20.2 КоАП уже не говорилось про недопуск защитника – так как полицейские переписали его 9 ноября перед судом. «Дмитриев написал, что ознакомлен с протоколом 9 ноября. И судья посчитала: если он ознакомлен 9 числа, а протокол составлен 7-го – значит, в момент составления протокола ему права не разъяснялись. И вот это стало основанием для повторного возврата протокола», – рассказывает адвокат.

По словам адвоката, полицейские так и не стали в третий раз направлять материалы суду. «А как устранишь недопуск защитника? – поясняет Калугин. – По условиям соглашения я должен был 7 ноября оказывать помощь. Я приехал, сделал всё возможное, но меня не пустили к человеку. Как это теперь исправить? Тут очень многое зависит от тех обстоятельств, на которые они вообще повлиять не могут».

Адвокат Алексей Калугин

Предположим, полицейские мне скажут: «Ну, приезжайте сейчас». А я отвечу, что не хочу. А может, у меня соглашение было только на один день заключено. Они что, заставят Дмитриева новое соглашение со мной заключать? Кто это будет оплачивать?

Терпение и право на труд

Алексей Калугин решил добиться наказания полицейских. 7 февраля он подал административный иск (есть у «АУ») в Московский районный суд Санкт-Петербурга – и попросил признать недопуск незаконным. Ответчиками он указал УМВД по Калининскому району Санкт-Петербурга, оперативного дежурного 3-го отдела полиции Дениса Рублёва и замначальника отдела Романа Батенкова. «Также мы подали иск от Дмитриева – о том, что его задержание на срок, превышающий 48 часов, было незаконным. Потому что в итоге он был задержан на 50 часов», – говорит адвокат.

В своём иске Калугин напоминает, что ст. 48 Конституции гарантирует каждому право на квалифицированную юридическую помощь. Человек имеет право воспользоваться помощью защитника с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения. А ч. 1 ст. 25.1 КоАП предполагает, что таким правом обладают и те лица, в отношении которых ведётся производство по делу об административном правонарушении.

Дмитриев заявил о желании воспользоваться услугами защитника, но его увели в комнату для административно задержанных. А замначальника ОВД Батенков заблокировал вход адвокату.

Адвокат Алексей Калугин

Полицейский объяснил свои действия большим объёмом работы, указав, что ему некогда «возиться» с адвокатом. После чего предложил мне обратиться в суд в случае несогласия с его действиями. Позже он удалился за металлическую дверь.

В иске Калугин подчёркивает: протоколы об административном задержании и административном правонарушении составили без защитника. При этом согласно ст. 25.5 КоАП, защитник может участвовать в производстве по делу об административном правонарушении с момента возбуждения дела. «В связи с недопуском я не имел возможности узнать о действиях административных ответчиков в отношении моего подзащитного и был лишён возможности работать (как адвокат) в рамках двух дел об административных правонарушениях на этапе составления протоколов», – пишет Калугин.

Он настаивает, что полицейские незаконно вмешались в адвокатскую деятельность. Кроме того, они нарушили базовое конституционное право на труд, предусмотренное ст. 37 Конституции. «Каких-либо законных оснований для действий административных ответчиков не имелось, – подытожил Калугин в иске. – А совершались они с единственной незаконной целью – не позволить моему подзащитному получить квалифицированную юридическую помощь».

Адвокат-видеосвидетель

«Я буду обращаться в суд при каждом случае недопуска, – сказал “Улице” Алексей Калугин. – Есть определённый алгоритм действий: фиксировать эти нарушения, снимать на видео, уведомлять палату. Желательно иметь при себе бланки для составления акта о недопуске адвоката в присутствии незаинтересованных лиц. Можно позвонить на телефон доверия МВД, по номеру 112 – чтобы обращение было зарегистрировано. Можно позвонить дежурному прокурору, отправить обращение в прокуратуру через Гослулуги – прямо на месте, со своего телефона».

Петербуржцам адвокат советует установить приложение «Безопасный город», где есть функция «Видеосвидетель». «Если вы успели нажать кнопку “Отправить”, то телефон отсылает видео в городской мониторинговый центр. А они потом выдают запись на диске как доказательство. Там будет указано время и даже геолокация – чтобы нельзя было оспорить съёмку, – говорит адвокат. – Но они не очень оперативно его готовят, можно не успеть забрать. Поэтому я ещё и просто на телефон снимал свой недопуск».

Калугин добавил: когда он достал телефон, сотрудники полиции начали угрожать ему статьей «о неповиновении» (19.3 КоАП) за съёмку на режимном объекте. «Хотя в тамбуре мы можем снимать, – уверен защитник. – У некоторых адвокатов есть позиция, что нельзя снимать сотрудника полиции, который за этим окном находится, – потому что там помещение, закрытое для доступа граждан. Но я считаю, что это неправильно. Деятельность полиции публична, чего им стесняться? Если любой желающий может зайти посмотреть на это окошечко в дежурной части, то почему нельзя снимать?».

Напомним, осенью 2021 года Центральный суд Симферополя признал адвоката Эдема Семедляева виновным в неповиновении полицейскому (ст. 19.3 КоАП). По словам защитника, он хотел записать на диктофон эмоциональную беседу сотрудников с его доверителем и для этого достал телефон. Но полицейские сочли, что Семедляев снимает видео, и составили на адвоката протокол. Во время оформления бумаг от защитника потребовали полностью раздеться, но он отказался – за что в отношении него составили ещё один протокол. В итоге Семедляева арестовали на 12 суток и оштрафовали на четыре тысячи рублей.

Добавим, что Калугин получил ответ на своё обращение в прокуратуру Санкт-Петербурга (есть у «АУ»). Ведомство сообщило, что «сотрудниками полиции будут устранены недостатки, препятствующие принятию законного и обоснованного решения». Также в прокуратуре добавили, что направили копию обращения адвоката начальнику УМВД по Калининскому району – для решения вопроса о служебной проверке.

Походи и подумай

Алексей Калугин намерен запросить у АП Ленобласти палаты заключение о нарушении его професииональных прав. «И в дальнейшем планирую привлечь палату как заинтересованное лицо для уточнения требований», – рассказал он.

Председатель комиссии по защите прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе прокомментировал «Улице» проблему с недопусками адвокатов. «Здесь два аспекта. Первый – это ситуации с последствиями массовых мероприятий, митингами, которые периодически проводятся. Например, в конце января и весной 2021 года было достаточно много недопусков адвокатов к задержанным протестующим, – говорит он. – Но бывают случаи и не связанные с митингами. К сожалению, встречаются и низменные мотивы – чаще всего это “работа” с задержанным. Как правило, им предлагают “рассказать всё без адвоката”». Впрочем, по словам Краузе, несколько лет назад был даже случай, когда полицейские просто вымогали у задержанного иностранца деньги за освобождение – и не допускали адвоката, чтобы тот им не помешал.

Разновидностью недопуска Краузе считает ситуацию, когда адвоката всё-таки пропускают в здание, но не разрешают конфиденциально общаться с доверителем. «Например, ссылаются на то, что нет помещений для встречи с адвокатом, – приводит пример глава КЗПА. – Поэтому защитникам предлагали общаться в присутствии сотрудников полиции».

По словам Сергея Краузе, адвокаты достаточно редко обращаются в суд из-за недопуска: «В год нам становится известно два-три таких случая, и это очень мало. Я считаю, что важно обращаться в суд – создавать прецедент, чтобы была установлена именно юридическая вина сотрудников полиции. Так что Алексей Калугин поступил правильно». Член совета АП Ленинградской области Евгений Тонков не смог оперативно прокомментировать «Улице» ситуацию с Калугиным.

«Кроме нас самих за нас никто больше не заступится, – говорит Калугин. – Если сотрудники полиции будут чувствовать себя безнаказанными, продолжат хамить нам и выставлять из отделов, то положение будет только усугубляться. Я очень надеюсь, что нам удастся добиться результата. Потому что такое отношение со стороны сотрудников госорганов неприемлемо».

Адвокат Алексей Калугин

Я бы хотел, чтобы в нашем государстве такие сотрудники вообще не работали в правоохранительных органах. Если человек не умеет общаться культурно и вежливо с адвокатами, то страшно представить, как он общается с другими людьми. Это надо менять.

Представителем по иску Калугина будет Сергей Подольский, который и сам оспаривает недопуск к доверителям, задержанным на акции протеста. Он также считает, что нужно обращаться в суд по каждому подобному случаю.

«Если действия полицейских не обжаловать, они будут продолжать ставить “Крепости” и не допускать адвокатов, – уверен Подольский. – А вот когда они походят в суд, то в следующий раз подумают, нужны ли им эти проблемы. А проблемы у них достаточно серьёзные возникают, вплоть до обнаружения фальсификации доказательств в делах».

Подольский рассказал, что в его «крепостном» процессе «полицейские в принципе не знают, как в суде себя вести». «Они привыкли, что судьи в постановлениях по делам об административных правонарушениях пишут: “Нет оснований не доверять сотруднику полиции”. А здесь этого нет – на них лежит обязанность по доказыванию необходимости недопуска. И у них большие проблемы с этим, потому что ничего доказывать они не умеют и теряются».

«Не люблю, когда надо мной издеваются»
Петербургский адвокат обжалует «крепостной» недопуск в суде

Адвокат считает, что у иска Алексея Калугина достаточно высокие шансы на положительный результат из-за позитивного определения Калининского суда: «Преюдиции, конечно, не будет, так как Алексей не участник того спора. Но уже есть судебный акт, который установил, что он был незаконно не допущен. Поэтому другому судье тут уже деваться некуда будет».

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.