19.11.2021

Суд вернул протоколы из-за недопуска адвоката

Судья заявил, что полиция существенно нарушила право на защиту

Калининский районный суд Санкт-Петербурга отказался рассматривать «митинговое» и «экстремистское» административные дела. Суд указал, что полиция не допустила к задержанному адвоката — и назвал это существенным нарушением КоАП. В палате надеются, что такие решения будут встречаться чаще — и повлияют на системную проблему недопусков.

Как сообщает Zaks.ru, 7 ноября активист незарегистрированной партии «Другая Россия им. Э. В. Лимонова» Андрей Дмитриев участвовал в возложении цветов к памятнику Ленину на площади Ленина в Санкт-Петербурге. Около 12:00 к нему и другим участникам подошли полицейские, проверили документы и потребовали разойтись. Тогда они пошли в сад ЛТУ к памятнику героям Октябрьской революции. Примерно в 15:00 четырёх человек, в том числе Дмитриева, задержали полицейские. Они доставили их в ОВД №19 и сообщили, что намерены составить протокол о распитии спиртных напитков в общественном месте.

Активист заявил, что ничего не пил. В отдел приехал адвокат Алексей Калугин. Он подчёркивает, что полицейские без проблем пропустили его к подзащитному. Но потом сотрудники сообщили, что повезут Дмитриева в ОВД №3 для составления ещё двух протоколов: за демонстрацию запрещенной символики (ст. 20.3 КоАП) и нарушения при организации массового мероприятия (ч. 2 ст. 20.2). Речь шла про акцию с возложением цветов. Защитник поехал вместе с доверителем.

Около 18:00 Калугин прошёл в дежурную часть ОВД №3, предъявив ордер. «Мы спокойно общались с Дмитриевым в тамбуре, – рассказывает Калугин. – Позже к нам вышел сотрудник. Он сказал Дмитриеву идти за ним. А мне заявил: “Вы свободны, мы и без вас составим протокол, не переживайте”». По словам Калугина, ему начали «открыто хамить» – заявили, что «помещение для задержанных, а не для адвокатов».

Защитник крикнул Дмитриеву, чтобы тот зафиксировал в протоколе нарушение права на защиту. Потом Калугин достал телефон, включил видеозапись и потребовал, чтобы его допустили к Дмитриеву. «Мне ответили, что мы уже пообщались, пока стояли в тамбуре, а другого общения не предусмотрено», – вспоминает Калугин. Он дважды зафиксировал отказ на видео.

В итоге протокол составили без адвоката, но самого Дмитриева с ним не ознакомили. Калугин ушел из отдела после 21:00. Он написал о недопуске в прокуратуру — через Госуслуги. Кроме того, позвонил по номеру 112 и сообщил о нарушении.

На следующий день, 8 ноября, Алексей Калугин принес в отделение ходатайство о допуске к Дмитриеву — чтобы иметь дополнительные доказательства в суде. В документе он перечислил все нарушения, которые накануне допустили полицейские. На этот раз его допустили к подзащитному, однако пообщаться позволили только в присутствии сотрудников.

Утром 9 ноября Дмитриева вывели из камеры, чтобы изменить документы. «Ему переписали протокол на ч. 5 ст. 20.2, хотя задерживали по ч 2, — говорит адвокат. — Часть 5 вообще не предусматривает ареста. Поэтому написали в протоколе, что он освобожден, а затем снова надели наручники и повезли в суд». Дмитриеву позволили ознакомиться с протоколами только непосредственно перед судом. По словам адвоката, полицейские просили активиста написать, что его ознакомили ещё 7 ноября, но тот ответил отказом.

В итоге Калининский районный суд Санкт-Петербурга вернул в полицию «митинговый» и «экстремистский» протоколы. Суд указал, что Дмитриев отметил в бумагах недопуск к нему защитника. И подчеркнул, что это является существенным нарушением КоАП.

Также судья обнаружила несостыковки в документах. Так, в «митинговом» протоколе полицейские указали временем совершения нарушения период с 12:00 до 13:00. К нему была приложена видеозапись: участники акции расходятся по требованию сотрудника МВД. «При этом в кадре имеется изображение уличных часов на Финляндском вокзале, которые указывают время: 12.05», – указал суд.

Определение судьи Калининского районного суда Санкт-Петербурга

Отсутствуют в материалах дела и сведения, указывающие на источник получения видеоматериалов, их копирование и пр., что лишает суд возможность установить относимость и допустимость представленного доказательства, с учётом что видеоизображение и звук не совпадают.

В протоколе о демонстрации запрещенной символики полицейские представили копию заключения специалиста УСФБ по Свердловской области — причём сделанное в сентябре. «Между тем, в данном заключении вообще отсутствуют сведения о том, кем (каким специалистом или экспертом) проведено исследование, а именно: в какой области науки, техники и пр. он является специалистом, нет сведений о его образовании», — указала судья. Она констатировала, что заключение, полученное в Екатеринбурге, просто не может через месяц стать доказательством по другому делу в Санкт-Петербурге.

В итоге Андрея Дмитриева признали виновным лишь в распитии спиртных напитков в общественном месте — и назначили штраф. Он намерен обжаловать это решение.

Алексей Калугин отмечает, что записи в протоколе Дмитриева о недопуске оказалось вполне достаточно для возврата материалов. «Действия, которые я совершил, — видеосъёмка, жалобы — конечно, были оправданы. Но в результате они даже не пригодились, — говорит адвокат. — Тем не менее, если бы суд принял дело в производство, я бы всё это заявил».

Защитник положительно оценивает решение суда: «Конечно, недопуск адвоката и позднее ознакомление с протоколом – это безусловные основания для возврата дела. Если лицо было ознакомлено позже, значит, во время составления протокола его права не разъяснили». Впрочем, Калугин сомневается, что эта история как-то повлияет на ситуацию с недопусками. По его мнению, корень этой проблемы — в правовой безграмотности сотрудников.

Глава комиссии по защите прав адвокатов АП Санкт-Петербурга Сергей Краузе добавляет, что проблема недопуска достаточно распространена: «В этом году у нас в Санкт-Петербурге уже больше 25 таких случаев. А реально картина гораздо хуже, но не все могут доказать факт недопуска. Мы сейчас стали их официально фиксировать — и я надеюсь, что таких правильных судебных решений будет гораздо больше».

Краузе надеется, что возврат материалов по причине недопуска станет тенденцией. «Несколько лет назад следователи часто отводили адвокатов по надуманным предлогам, – рассказал глава КЗПА. – Мы заняли принципиальную позицию и каждый раз помогали готовить жалобы. В итоге адвокатов возвращали в процесс, и следователям приходилось повторно проводить все процессуальные действия. И следователи очень быстро поняли, что отводить адвокатов под надуманным предлогом невыгодно». Он согласен, что одного решения Калининского районного суда для решения проблемы мало. «Но если эта тенденция продолжится, то сотрудники полиции поймут – не очень-то выгодно не допустить адвокатов к задержанным. Просто потому что придется заново выставлять все эти протоколы», – пояснил Краузе.

Отметим, что Андрея Дмитриева пока не вызывали для повторного составления протоколов не вызывали. Его адвокат допускает возможность подачи иска о незаконном задержании: «Человек сидел двое суток с клопами в камере, а никакого итогового решения нет. Даже из определения, которое мы получили в суде, понятно, что и состава нет». Кроме того, Калугин указывает на другое «вопиющее нарушение»: после формального «освобождения» его подзащитного доставили в наручниках в суд и там ограничивали его передвижение. «Они говорили, что из отдела полиции его освободили, а из суда – нет, – возмущается Калугин. — Из суда мы вышли после 18:00. Получается, его свободу ограничивали больше допустимых 48 часов».

Обновление от 20 ноября: уточнены обстоятельства задержания Дмитриева.

Автор: Екатерина Яншина

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.