29.03.2022

Свидетели работы адвоката

Свидетели работы адвоката Свидетели работы адвоката

Сотрудники «Аэрофлота» доказывают обвинению, что подсудимые действительно работали

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио
Процесс
Дело «Аэрофлота»

Гагаринский суд Москвы продолжает допрос свидетелей защиты по «делу “Аэрофлота”». Обвинение считает, что компания не нуждалась в услугах «внешних» адвокатов Дины Кибец и Александра Сливко – а значит, они похитили деньги, выплаченные им в качестве гонорара. Но сотрудники «Аэрофлота» убеждают суд, что защитники действительно оказывали им помощь.

С адвокатом спокойнее

О чередное заседание по «делу “Аэрофлота”» состоялось 16 марта. Гагаринский суд допросил ещё четырёх свидетелей защиты, которых ранее планировало вызвать обвинение – но в последний момент отказалось от этой идеи. «Улица» пересказывает заседание по аудиозаписи, предоставленной адвокатами.

«Дело “Аэрофлота”» началось в 2019 году: тогда в октябре были арестованы замдиректора «Аэрофлота» по правовым и имущественным вопросам Владимир Александров, экс-руководитель юридического департамента компании Татьяна Давыдова, а также адвокаты КА «Консорс» Дина Кибец и Александр Сливко. Их обвиняют в особо крупном мошенничестве, совершённом организованной группой (ч. 4 ст. 159 УК).

По первоначальной версии следствия, они похитили у авиакомпании 250 миллионов рублей. Для этого топ-менеджеры заключили с Кибец и Сливко договоры о юридических услугах, исполнением которых якобы занимались штатные сотрудники «Аэрофлота». Но обвинительное заключение в итоге оказалось основано на выводах экспертов: те решили, что гонорары Сливко и Кибец были завышены и не соответствовали «рыночным» ставкам. Более того, эксперты заявили, что часть дел не представляли сложности, а работу по ним якобы вели инхаус-юристы. Защита настаивает, что внешние адвокаты эффективно отстаивали интересы авиакомпании в судах, сохранив для неё около 30 миллиардов рублей. По мнению обвиняемых, следствие считает хищением обычную адвокатскую деятельность.

27 мая Гагаринский суд Москвы начал рассматривать дело по существу. После оглашения 98 томов дела начались допросы свидетелей обвинения. Сотрудники «Аэрофлота» рассказывали, как работали с обвиняемыми, как заключались договоры с адвокатами и зачем компании понадобились их услуги. Сотрудники правоохранительных органов вспоминали о взаимодействии с адвокатами по делам, затрагивающим «Аэрофлот». Несколько полицейских заявили, что Сливко не участвовал в опросах сотрудников компании. Адвокат обвинил их в сговоре со следствием с целью фальсификации обвинения и потребовал провести проверку. Подробные репортажи с заседаний можно прочитать на сайте «Улицы» в разделе «Дело “Аэрофлота”».

Первым выступал свидетель Ярослав Егоров. Он возглавляет один из департаментов «Аэрофлота» (на записи не удалось услышать точное название. – «АУ»), который занимался оформлением договоров займа с «Трансаэро», «Донавиа» и «Оренбургскими авиалиниями». Все эти компании прекратили свою работу, поэтому в 2016–2017 годах Егорова вызывали на опросы в правоохранительные органы. Перед этим он встречался с Диной Кибец и Александром Сливко. «[Адвокаты] объясняли, как правильно подавать информацию, – рассказал свидетель. – Чтобы она отражала те события, которые происходили в компании. И не была понята иным способом, нежели должна быть».

Кроме того, Егоров регулярно встречал адвокатов на совещаниях по банкротствам разных компаний. А ещё они периодически созванивались с ним по вопросам, которые находились в ведении его департамента.

– Вы настаиваете, что помощь вам на опросах оказывалась? – спросил Андрей Гривцов, защитник Владимира Александрова.

– Подтверждаю, – заверил свидетель.

– Можете объяснить, как адвокатам вменяется в вину вся сумма полученных гонораров?

– Вопрос снимается судом, поскольку ответ будет носить характер оценки доказательств, – вмешалась судья.

Защищающий Кибец адвокат Илья Лебедев задал вопрос, который на прошлых заседаниях очень интересовал прокурора: если бы компания не предоставила свидетелю адвоката, стал бы тот искать себе представителя? Егоров ответил, что обратился бы за помощью в юридический департамент. Прокурор, в свою очередь, спросила свидетеля: насколько обоснованным было привлечение адвокатов к участию в арбитражных делах «Аэрофлота»? Но Егоров признался, что не обладает достаточной «юридической подготовкой» для такой оценки.

Следующей выступила Елена Шилина: несколько лет назад она была членом совета директоров «Оренбургских авиалиний». В 2017 году её вызвали на допрос по делу о превышении полномочий со стороны руководства авиакомпании. Тогда Шилину сопровождала Кибец – но свидетельница затруднилась ответить, кто именно уведомил её о необходимости идти на допрос с адвокатом.

Прокурор спросила, в чём заключалась работа адвоката и по каким конкретно вопросам Кибец консультировала Шилину. Та не смогла вспомнить подробностей. На вопрос, могла бы она дать показания без этой помощи, свидетельница заявила: с адвокатом ей «было спокойнее».

Зачем отказываться от адвоката

Затем в зал пригласили начальника отдела расследований «Аэрофлота» Сергея Сидорова. В 2017 году он был членом комиссии по расследованию инцидента с выездом самолёта за пределы взлётно-посадочной полосы в калининградском аэропорту. Во время этой работы он познакомился с Кибец и Сливко. А когда следствие возбудило уголовное дело, Кибец сопровождала его на допрос. Перед этим адвокат обсуждала с Сидоровым вопросы, которые может задать следователь. Свидетель считал, что в услугах адвоката не нуждался – ведь уголовное дело касалось «Аэрофлота», а не его лично. Но и отвергать помощь не стал: «Зачем отказываться, если дают человека, который может оказаться полезным».

Отвечая на вопросы Гривцова, свидетель подтвердил, что видел реальную работу адвокатов. Прокурор хотела узнать об этом больше, но свидетель не вспомнил подробностей консультаций и не рискнул «сочинять».

Следующим допросили заместителя директора департамента безопасности полётов Михаила Петухова. Он был экспертом комиссии по разбору инцидента с выездом самолёта в калининградском аэропорту. Сливко готовил его к опросу в СК – они обсудили «форму изложения» показаний и нюансы общения со следователем. Также адвокат присутствовал на следственном действии.

Защитник Сливко адвокат Денис Кобелев спросил, делал ли его доверитель какие-нибудь записи в ходе этих консультаций. Свидетель не смог ответить. Тогда Кобелев пояснил, что в ноутбуке Сливко хранится проект показаний Петухова – идентичный оформленным в СК объяснениям. Свидетель не смог объяснить, как это произошло. «Сливко давал пояснения, в какой форме излагать факты, позицию, – пояснил Петухов. – А не по существу. Даже если он фиксировал на своём ноутбуке, не вижу в этом ничего [плохого]». Он подчеркнул, что в ходе опроса Сливко всё время находился рядом. И добавил, что адвокат присутствовал при изъятии следователем записей боротового самописца самолёта.

Гривцов поинтересовался, насколько Сливко был погружён в материалы дела. «Глубоко владел ситуацией, – ответил свидетель. – С точки зрения объёма изучаемых документов, для этого требовалось большое количество времени».

К допросу подключился сам Сливко. Он подтвердил, что проект показаний Петухова, который хранился на его ноутбуке, дословно совпадает с объяснениями в СК. «Помните ли, что текст был составлен нами совместно и потом передан на электронном носителе?» – спросил Сливко. Свидетель подтвердил, что текст они готовили вместе.

Последним выступал свидетель Алексей Захаров. Он сообщил, что с 2017 по 2019 год – во время учёбы на юридическом факультете – работал помощником у Сливко. Молодой человек ездил вместе с адвокатом на встречи с доверителями. По его словам, Сливко работал с Ростехом, McDonald's, Audi, Volgswagen и «Аэрофлотом».

Свидетель рассказал, что был понятым при изъятии записей бортового самописца. Это происходило в офисе «Аэрофлота»; записи прибора скопировали на флешку и передали её следователю. Он добавил, что Сливко часто ездил в офис «Аэрофлота». Сам Захаров в это время ждал адвоката в машине и выполнял его технические поручения. На этом допрос закончился.

Автор: Елена Кривень

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.