21.07.2022

«Противоправные цели в виде обогащения адвокатов»

«Противоправные цели в виде обогащения адвокатов» «Противоправные цели в виде обогащения адвокатов»

Как Минюст, ФПА и Генпрокуратура добились ликвидации профсоюза адвокатов

Иллюстрация: Вивиан Дель Рио

В начале июня Верховный Суд ликвидировал Профсоюз адвокатов России. Как выяснила «Улица», этот процесс запустил Минюст: министр Чуйченко лично попросил генпрокурора Игоря Краснова проверить организацию. Это произошло после того, как профсоюз потребовал дополнительно обсудить скандальные поправки в Закон об адвокатуре. Причём Минюсту и Генпрокуратуре помогла ФПА, которая направила отзыв в поддержку ликвидации. Изучив все документы, «Улица» обнаружила, что даже Верховный Суд не смог чётко ответить на главный вопрос: могут ли адвокаты создавать профсоюз?

С чего всё началось

П рофессиональный союз адвокатов России (ПСАР) был создан в 1999 году, тогда же его зарегистрировал Минюст. За 20 с лишним лет организации так и не удалось стать особенно популярной в адвокатской среде, а ФПА её вообще не признавала («Улица» подробно рассказывала об их конфликте). Зато ПСАР плотно сотрудничал с Федерацией независимых профсоюзов России (ФНПР) – крупнейшим профсоюзным объединением страны – и смог попасть в правительственную Трёхстороннюю комиссию по социально-трудовым вопросам (РТК). А вот федеральная палата вошла в состав РТК лишь в 2020 году – и обнаружила, что там придётся сотрудничать с нелегитимным, по её мнению, объединением. Палата попыталась поднять вопрос о том, что у адвокатов не может быть профсоюзов, напомнив, что защитники работают не по трудовому договору, а по соглашению. Но председатель ПСАР Григорий Абуков пожаловался РТК на давление – и комиссия попросила Минюст «принять меры по недопущению дискриминации адвокатов по признаку принадлежности к профсоюзу». Конфликт на время утих.

ФПА и профсоюз не поделили адвокатов
Точку в их споре должен поставить Минюст

В декабре 2021 года Минюст подготовил проект поправок в профильный Закон об адвокатуре. Самый важный блок изменений касался дисциплинарной практики: к примеру, ведомство хотело получить право обжаловать в суде решения палат по своим представлениям. И в январе 2022 года профсоюз попросил РТК обсудить этот законопроект. Организация утверждала, что поправки «увеличивают регуляторную составляющую в отношении адвокатов, вторгаясь в их рабочий процесс» – и при этом «усиливают роль ФПА как органа контроля за защитниками».

Добровольный помощник Генпрокуратуры

Уже 21 февраля глава Минюста Константин Чуйченко обратился к генпрокурору Игорю Краснову (письмо есть у «АУ»). Министр попросил «рассмотреть возможность» направить в Верховный Суд иск о ликвидации или приостановке работы профсоюза. Чуйченко подчеркнул, что деятельность ПСАР вызывает у Минюста «серьёзную обеспокоенность».

В письме повторялся аргумент, который ранее высказывали и члены ФПА, и некоторые опрошенные «Улицей» эксперты: профсоюз – добровольное объединение работников, а адвокаты не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника. Также министр напомнил генпрокурору, что представителем и защитником интересов адвокатов является именно ФПА – и никакие общественные объединения не могут дублировать её функции.

Письмо Константина Чуйченко в Генпрокуратуру

Указанный профсоюз на протяжении нескольких лет выступает с рядом инициатив, в том числе затрагивающих интересы всего адвокатского сообщества, активно продвигает их на площадке РТК. Из федеральных органов поступают письма о проработке различных вопросов, инициированных Профсоюзом, которые предварительно не прорабатываются с ФПА.

«По мнению Минюста России, правовых оснований для осуществления Профсоюзом какой-либо деятельности, в том числе связанной с развитием института адвокатуры, а также “трудовой” деятельности адвокатов, которая таковой не является, не имеется», – заявил Чуйченко. Он посетовал, что Минюст «не вправе контролировать деятельность профсоюзов, то есть проводить плановое либо внеплановые проверки…», – и напомнил, что «надзор за соблюдением законов профсоюзами» осуществляют органы прокуратуры. Напоследок министр пообещал Генпрокуратуре «готовность предоставить иные материалы и информацию о профсоюзе».

По мнению председателя профсоюза, Минюст обратился в Генпрокуратуру именно из-за требований ПСАР обсудить профильные поправки. Другой причиной появления письма Абуков считает «истерические заявления» совета ФПА. Напомним, год назад совет заявил, что «присвоение функций адвокатских палат» профсоюзом может нарушать КПЭА. «Улица» направила запросы в Минюст и ФПА с просьбой прокомментировать причины обращения ведомства в Генпрокуратуру, но ответов пока не получила.

Совместными усилиями

16 марта Гагаринская межрайонная прокуратура Москвы начала проверку деятельности профсоюза. В акте проверки (есть у «АУ») перечислены выявленные нарушения:

  • использование в ЕГРЮЛ словосочетания «общественная организация»;
  • несоответствие целей, указанных на сайте, целям из устава;
  • отсутствие доказательств «общероссийского статуса» профсоюза.

Ещё проверяющие нашли в уставе ПСАР несколько нарушений Гражданского кодекса и профсоюзного законодательства. Кроме того, прокуратура повторила довод, что только работники имеют право на профобъединения.

Отметим: в материалах проверки есть справка, подготовленная заместителем начальника отдела Минюста по делам общественных объединений и политических партий Дорофеевой. В ней утверждается, что министерство и Гагаринская прокуратура «совместно» проверяли ПСАР. Автор документа ссылается на «судебную практику» – точнее, на историю адвоката АП Москвы Игоря Трунова. В 2021 году Минюст отказался регистрировать учреждённый им Всероссийский независимый профессиональный союз адвокатов. А Замоскворецкий районный суд встал на сторону министерства, пояснив, что устав организации не соответствует Закону о профсоюзах.

Председатель ПСАР Григорий Абуков получил результаты проверки 23 марта – и заявил, что не согласен с ними. «Минюст фактически нарушил Закон о профсоюзах и участвовал в проверке совместно с районной прокуратурой, – возмущается Абуков в беседе с “Улицей”. – Но ни один федеральной орган исполнительной власти не имеет права контроля и надзора за деятельностью профсоюзов». ПСАР обжаловал решение прокуратуры о проведении проверки в Арбитражном суде Москвы. Также профсоюз обратился в Симоновский районный суд с жалобой на действия должностного лица – министра Чуйченко. Судебные разбирательства по ним ещё не завершились.

«Вводит в заблуждение госорганы и общество»

Глава ФНПР Михаил Шмаков попытался вступиться за адвокатский профсоюз. 25 марта на заседании РТК он попросил вице-премьера, координатора комиссии Татьяну Голикову обратить внимание на ситуацию – а также призвал прокуратуру «прекратить незаконную проверку». Шмаков связал давление на ПСАР с обсуждением поправок в профильный закон.

Но 22 апреля Генпрокуратура всё-таки обратилась в Верховный Суд с административным иском о ликвидации профсоюза (есть у «АУ»). В документе за подписью генпрокурора Игоря Краснова утверждалось: в ходе проверки были выявлены «грубые и неустранимые» нарушения федерального законодательства, «в связи с чем [общественная организация] подлежит ликвидации».

Ведомство перечислило выводы Гагаринской прокуратуры, а затем сделало акцент на целях и задачах профсоюза. Так, на сайте ПСАР указано, что цели организации – «увеличение доходов адвокатов, постоянное увеличение базовой ставки оплаты труда адвокатов». Но это противоречит целям устава и Закона о профсоюзах, подчёркивает Генпрокуратура – ведь там говорится о «представительстве и защите профессиональных, социально-трудовых прав и интересов членов Профсоюза».

Административный иск Генпрокуратуры

Профсоюз адвокатов своим ложным и недобросовестным поведением вводит в заблуждение госорганы и общественность по поводу целей и задач своей деятельности… не является институтом гражданского общества и создан для достижения противоправных целей в виде обогащения адвокатов.

Генпрокуратура пришла к выводу, что уже на этапе создания ПСАР были допущены неустранимые нарушения, поэтому регистрация профсоюза должна быть признана недействительный, а сам он – ликвидирован.

Никто не ждёт федеральную палату!

Верховный Суд зарегистрировал иск Генпрокуратуры 4 мая. Первое заседание состоялось 17 мая – и профсоюз попросил привлечь в качестве заинтересованного лица ФНПР. «ПСАР является членской организацией Федерации, и та имеет право на защиту [адвокатского профсоюза]», – пояснил Григорий Абуков. Но суд отказал в этом. Тогда представитель Генпрокуратуры попросил привлечь к участию в процессе Федеральную палату адвокатов – уточнив, что иск может затронуть её интересы. Представитель профсоюза, адвокат АП Красноярского края Михаил Василега заявил, что деятельность ФПА не имеет отношения к профсоюзам. Тем не менее ВС привлёк палату в качестве заинтересованного лица, а затем и отложил заседание.

В день первого заседания вице-президент ФПА Геннадий Шаров заявил «Ъ», что «так называемый профсоюз адвокатов действительно существует незаконно».

Вице-президент ФПА Геннадий Шаров

Об этом совет ФПА делал соответствующее заявление. Изюминкой организации является то, что состоит она, по-видимому, из двух-трёх человек, никого не представляет, но недобросовестного информационного шума создает много.

Как заинтересованное лицо 31 мая ФПА направила отзыв (есть у «АУ») на иск Генпрокуратуры. Палата поддержала довод о том, что адвокаты не являются субъектами трудовых и социально-трудовых отношений. «Независимость адвоката как профессионала во многом достигается благодаря тому, что он не может вступать в трудовые действия в качестве работника… – говорится в отзыве. – Данный принцип предполагает независимость адвоката не только от государства, но и от самого доверителя». ФПА добавила, что работодатель вправе привлекать работников к дисциплинарной ответственности – а в случае с адвокатами этот вопрос находится «в исключительной компетенции» палат.

При этом ФПА подтвердила, что адвокаты могут создавать общественные объединения. Но подчеркнула, что они не вправе возлагать на себя функции адвокатских образований и органов самоуправления.

В подтверждение своей позиции «федералы» приложили к отзыву правовые заключения завкафедрой трудового права юрфака МГУ Александра Куренного и профессора факультета права НИУ ВШЭ Алексея Петрова. Учёные в развёрнутой форме подтвердили мнение ФПА – и заявили, что на адвокатов не распространяется законодательство о социальном партнёрстве.

Завкафедрой трудового права юрфака МГУ Александр Куренной

На практике существуют экзотические образования «под знаменем» профсоюзов – например «профсоюз безработных», «профсоюз мигрантов» и некоторые другие объединения. [Они] не являются объединениями работников, работающих у конкретного работодателя, и, соответственно, не являются (и не могут являться!) субъектами социально-партнёрских отношений в сфере труда.

Профсоюз направил возражения на отзыв ФПА (есть у редакции). Авторы называют «очевидным» довод о том, что адвокат не вправе вступать в трудовые отношения. Но при этом упрекают Генпрокуратуру, Минюст и ФПА в «недостаточном системном анализе действующего законодательства». ПСАР указывает: закон разрешает создавать профсоюзы и вступать в них каждому, кто осуществляет не только «трудовую», но и «профессиональную» деятельность. «Наличие у гражданина именно трудовых отношений не является единственным условием… – говорится в документе. – Важно, чтобы у объединяющихся была общая трудовая или профессиональная деятельность, по роду которой определялись бы общие интересы, обусловливающие потребность в общей защите социально-трудовых прав».

Дальше ПСАР заявляет, что «заключение трудового договора является всего лишь одной из форм реализации права на труд». Профсоюз цитирует определение Конституционного Суда от 29 сентября 2011 года – о том, что приобретение статуса адвоката также является формой реализации такого права. А значит, у адвокатов есть потребность объединяться в профсоюзы «в целях защиты своих социально-трудовых прав и интересов».

Комментируя довод о том, что создание профсоюза нарушает Закон об адвокатуре, авторы возражения напоминают, что ПСАР был зарегистрирован в 1999 году – за три года до принятия Закона: «Таким образом, ввиду его более позднего принятия, он никаким образом не мог быть нарушен в 1999 году фактом регистрации профсоюза».

В своих возражениях ПСАР тоже заручился поддержкой правоведов. Он приложил совместное заключение двух кандидатов юридических наук, сотрудников юрфака «профсоюзной» Академии труда и социальных отношений Виталия Мальцева и Елены Веред. «Профсоюзы адвокатов действуют как общественные объединения – на тех же условиях, что и профсоюз работников образования, профсоюз работников угольной промышленности и так далее», – заявили эксперты. По их мнению, «профсоюзы адвокатов как общественные объединения не входят в сферу регулирования Закона об адвокатуре» – их деятельность регулируется исключительно Законом о профсоюзах. А завкафедрой административного права Томского государственного университета Сергей Ведяшкин заявил в своём заключении, что адвокатский профсоюз вполне может быть стороной социального партнёрства.

Верховное уклонение

Верховный Суд продолжил рассматривать иск Генпрокуратуры 8 июня. Заседание длилось более четырёх часов – помимо судьи, секретаря и журналистов присутствовали прокурор, два представителя Минюста, три адвоката из профсоюза и три из ФПА.

Представитель профсоюза Михаил Василега заявил, что Генпрокуратура является ненадлежащим истцом – к тому же в деле нарушена подсудность (все отзывы ответчика на иск есть у «АУ»). Он указал, что истец пытается ликвидировать ПСАР со ссылкой на Закон об НКО. Но по тому же закону заявление о ликвидации некоммерческой организации должен вносить в суд прокурор субъекта федерации. А согласно КАС он не может обращаться напрямую в Верховный Суд. «То есть данное административное исковое заявление подлежит рассмотрению Московским городским судом по иску прокурора Москвы, а не Верховным Судом по иску Генерального прокурора», – заявил Василега.

Дальше представитель профсоюза перешёл к списку нарушений из акта проверки. Он напомнил, что ошибка в ЕГРЮЛ легко устраняется, – и рассказал, что ПСАР уже подал соответствующую заявку в Минюст. Информация на сайте приведена в соответствие с требованиями прокуратуры. Также Василега сообщил, что профсоюз ещё во время проверки предъявил документы, подтверждающие общероссийский статус организации. Однако ведомство их почему-то не учло, а Генпрокуратура не представила суду. Кроме того, организация была создана более 10 лет назад – а значит, прошли все сроки давности в части проверки законности регистрации.

Представители ФПА получили слово – и снова пожаловались, что профсоюз присваивает функции палат. Ведь защита социальных и профессиональных прав адвокатов относится к их исключительной компетенции. После этого в зале суда начался спор о праве адвокатов создавать профсоюзы. Михаил Василега попросил ВС направить запрос в Конституционный Суд, чтобы окончательно решить этот вопрос. «Дело в том, что понятие “работник” в Законе о профсоюзах отличается от понятия из Трудового кодекса, – пояснил Василега в ходе заседания. – Во время принятия первого закона работник был синонимом трудящегося. И уже потом в Трудовом кодексе у нас появился работник как сторона трудового договора, а норма осталась». Однако прокуратура возразила против удовлетворения ходатайства – и судья разделила эту позицию.

В итоге ВС постановил ликвидировать профсоюз адвокатов (решение есть у «АУ»). Суд посчитал грубым нарушением, что ПСАР называет себя общероссийским объединением, но при этом не ведёт деятельность на территориях более половины субъектов РФ. В решении уточняется, что документы, опровергающие этот факт, не были представлены ни в ходе заседания, ни в ходе проверки (представители ПСАР заявили «Улице», что такие документы были, но «Минюсту не понравилось оформление»). Другим основанием для ликвидации ВС назвал дублирование функций ФПА, что «запрещается законом». А доводы ответчика о пропуске срока исковой давности Суд посчитал несостоятельными. ВС напомнил, что Минюст не наделён полномочиями контролировать деятельность профсоюзов, а прокуратура выявила нарушения только в марте 2022 года.

Интересно, что Верховный Суд никак не упомянул в решении самый главный вопрос – могут ли адвокаты создавать свои профсоюзы. Григорий Абуков тоже обращает на это внимание: «Там написано лишь, что мы дублируем функцию ФПА в части увеличения доходов адвокатов. Но здесь и начинается самый абсурд, потому что профсоюзные организации как раз призваны следить за условиями труда, размером оплаты и прочее».

Представители профсоюза намерены обжаловать решение ВС. При этом Григорий Абуков уверен, что угроза ликвидации никак не повлияет на работу организации в РТК – ведь профсоюз может существовать и без образования юрлица.

Автор: Алёна Савельева

Редактор: Александр Черных (ИД «Коммерсантъ»)

«Адвокатская улица» не сможет существовать
без поддержки адвокатской улицы
Продолжая использовать наш сайт, вы даете согласие на обработку файлов cookie.